«С женщиной обращаются, как с объектом»: история матери троих детей, подвергшейся акушерскому насилию

«С женщиной обращаются, как с объектом»: история матери троих детей, подвергшейся акушерскому насилию

Сегодня вы услышите историю Нелли, матери троих детей (старшему 9 лет). Каждый раз, когда женщина оказывалась в роддоме, ей приходилось испытывать не только болезненные или радостные моменты, которые приносило материнство, но и насилие со стороны врачей.

«Очень трудно рожать в Украине, к сожалению. И это последние два раза я рожала в Киеве, я думаю, что, чем дальше от центра, тем, видимо, хуже. Первый раз я рожала в Крыму, и там было хуже. И мне тогда даже не приходило в голову, что можно не платить врачу за роды. Уже потом, когда я переехала в Киев, я поняла, что, в общем-то, это процедура, которая делается бесплатно для всех, как и большинство других медицинских процедур. Тогда я этого не знала, и как-то никому не приходило в голову, что можно не платить. Типа как это, не платить? Надо, надо заплатить» — рассказывает героиня.

Большинство врачей, к которым пришлось обратиться Нелли, относились к ней пренебрежительно, женщине постоянно казалось, что она не имеет права на собственный выбор. Кроме того, когда Нелли была беременна, то чувствовала усиленную тревогу не только за свое здоровье, но и за жизнь будущего ребенка.

«К сожалению, когда женщина беременна, ее границы нарушаются всегда. Любой может давать советы или даже директивно говорить, что делать. Когда я была беременна, мне было непонятно, я — это я, или я принадлежу обществу. То есть, доктор в консультации, в родильном доме, с женщиной обращаются, как с объектом. И очень хорошо, если с женщиной есть партнер или отец ребенка, подруга, или друг, или родственник какой-то, потому что они могут ее как-то защитить. Но если женщина одна… Я вообще не представляю, как это быть одной, когда тебя не слушают, очень трудно привлечь к себе внимание и объяснить, что тебе что-то нужно, или о своих правах рассказать», — говорит она.

Все три раза, когда Нелли рожала, ей не удалось отказаться от гормональной стимуляции родов. Врачи настаивали на том, чтобы женщина согласилась на процедуру, когда она была не в состоянии адекватно оценить ситуацию, чтобы принять решение. К сожалению, гормональная стимуляция чаще облегчает работу врачей, а не помогает женщине и ребенку.

«Во время родов очень трудно отказаться от гормональной стимуляции, тупо невозможно. Я пыталась трижды, и всегда это мне не удавалось, потому что эту стимуляцию делают на достаточно позднем этапе родов, это капельница с окситоцином, и в настоящее время женщина уже очень плохо понимает вообще, ей очень трудно принимать какие-то решения, а также со мной каждый раз был мой муж, но мне ни разу не удалось отказаться от стимуляции.

Сейчас уже по закону последний раз я уже подписывала какое-то согласие, но всегда это такой прессинг… Скажем так: травма, которую ребенок может получить, или женщина, она, скорее всего, будет обнаружена позже, но врачам будет легче и быстрее простимулировать этот процесс. Это не всегда так, я знаю, что бывают ситуации, когда нужно сделать, но как была мода на кесарево сечение, была мода на эпизиотомию, а сейчас, видимо, мода на эту стимуляцию окситоцином», — делится Нелли.
Експерт Евгения Кубах, соучредитель ОО «Природні права Україна», отмечает, что женщина в роддоме имеет право на достоверную информацию, имеет право знать, какие процедуры ей собираются сделать и необходимы ли они. Евгения убеждена, что эмоциональное состояние женщины в родах настолько важно, что может существенно повлиять на новорожденного ребенка и здоровье матери. К сожалению, действия акушеров, принимавших роды у Нелли, часто способствовали лишь ухудшению ее эмоционального состояния. Например, каждый раз во время родов женщина чувствовала, что хочет принять удобную для себя позу, но врачи так и не позволили ей это сделать.

«По закону, женщина имеет право выбирать позу, в которой рожать ребенка, но по факту, ни разу, я трижды рожала, ни разу мне не позволили принять ни одну позу, кроме «лежа на спине». Ты имеешь право, но это просто невозможно сделать. Даже когда я говорила, что хочу встать или как-то поменять свою позу, мне это просто не позволяли», — рассказывает Нелли.

По опыту Нелли, врачи в роддомах нарушали не только этические нормы, но и закон. Когда она рожала третьего ребенка, то лежала в палате с женщинами, которые рожали впервые. Всех детей, кроме ребенка Нелли, кормили пищевыми смесями, а медсестры и педиатр делали рекламу конкретного бренда пищи для младенцев. Согласно же рекомендациям Всемирной организации здравоохранения, женщина имеет право выбирать тип вскармливания: если нет противопоказаний, врачи советуют прикладывать ребенка к груди матери как можно быстрее после его рождения.
«Когда я была в этом роддоме, три ребенка из четырех в палате были накормлены смесями. Два дня мы там были, и их кормили этими смесями, и медсестра называла бренд этих смесей, давали бесплатно, типа роддом их давал бесплатно, детей забирали, кормили, возвращали, докармливали. Но все знают, это известно всем, кто интересовался, грудным вскармливанием, что лактация должна в первые дни сформироваться, и очень важно — давать ребенку в первые дни грудь сразу, и не давать другого прикорма. Ведь даже если ребенок теряет вес, это — нормально, в первые дни ребенок должен терять немного веса, но он должен сосать больше и больше, чтобы прибыло столько молока, сколько ему будет нужно», — добавила Нелли.

К сожалению, работники роддома выбрали путь обогащения за счет женщин, оказавшихся в уязвимом положении, и не предоставили им достаточно информации, чтобы сделать свой выбор.

«Там есть много нюансов, и есть специальные люди, есть медсестра детская, которая это все знает, или должна знать, есть педиатр, который приходит в палату, и он должен об этом рассказывать, и я точно знаю, что в Украине есть консультанты по грудному вскармливанию. И можно получить информацию от них, я знаю, что они дают бесплатные консультации по телефону.
Информация есть, есть специалисты, которые должны это делать, но, к сожалению, эта традиция зарабатывать деньги на женщинах, которым в первые дни жизни ребенка очень трудно осознать, что с ними, и после родов вообще очень трудно как-то сконцентрироваться на какой-то информации, и бороться за свои права», – отмечает она.

Нелли несколько раз пыталась жаловаться медсестре и педиатру, но это не дало никакого результата.

«И, к сожалению, эти женщины, которые ушли домой, они пошли с детьми, привыкших к смеси какого-то бренда, который был назван нам несколько раз, очень настойчиво. «Вот мы кормим ваших детей смесями от такого вот бренда». То есть, в данном случае, женщине не предоставляется полная информация, которую должны предоставлять работники, ребенку портится нормальное вскармливание, но рекламируется товар, который не нужен большинству детей, но это подается как нечто полезное.

А по закону, вообще-то, в Украине это запрещено, то есть нельзя давать никаких образцов или чего-то такого в роддоме», — отмечает Нелли.
К сожалению, истории вроде тех, что случилась с Нелли, не единичны. Впрочем, если молчать о них, то ситуация не изменится. Чтобы защитить себя, женщины, которые страдают от психологического или физического насилия во время родов или в родильных домах, могут писать жалобы на имя главного врача учреждения, в котором они находятся, идти в полицию с заявлениями и говорить публично о нарушении своих прав.

Организация «Природні права Україна» выпустила сборник — «Права женщины в родах и их реализация в Украине», с которой полезно будет ознакомиться каждой, кто ждет ребенка. Профессиональную юридическую помощь пострадавшие от акушерского насилия могут получить в Ассоциации женщин-юристок Украины «ЮрФем».

Полную версию беседы слушайте в аудиофайле по ссылке.

Этот материал был создан при поддержке Программы MATRA (Посольство Королевства Нидерланды). Взгляды и выводы авторов программы могут не отражать официальную позицию правительства Королевства Нидерланды.

Проект выходит в партнерстве с Ассоциацией женщин-юристок Украины «ЮрФем».

Последние новости