Сколько темнокожих погибло от произвола полиции до Джорджа Флойда: перевод стендапа Дэйва Шапелла «8:46»

Сколько темнокожих погибло от произвола полиции до Джорджа Флойда: перевод стендапа Дэйва Шапелла «8:46»

Всегда ли комики должны шутить? Американский комик и актер Дэйв Шапелл 6 июня записал, а 11 июня выложил стендап для Netflix, в котором на самом деле почти не шутит. Шоу под названием «8:46» (именно столько времени держал колено на шее погибшего Джорджа Флойда полицейский) — это мощное высказывание Дэйва, в котором он перечисляет несколько наиболее резонансных за последние годы случаев насилия полиции США над афроамериканцами.

Громадське радио приводит перевод выступления комика.

Дэйв Шапелл — лауреат двух премий «Эмми» и трех «Грэмми». В 2003 году Шапелл дебютировал в Comedy Central с собственной программой Chappelle’s Show, а в 2017 он стал девятым в списке «50 самых выдающихся комиков всех времен» по версии Rolling Stone.

Шоу «8:46» записывалось в Огайо, все зрители были в масках, при входе им измеряли температуру. Выступление проходило на открытом воздухе с соблюдением социальной дистанции. Прошло 87 дней с последнего выступления Дэйва Шапелла.

8:46

«Я хочу поблагодарить всех, кто набрался храбрости выйти на улицу и протестовать.

В 1993 году я был в Лос-Анджелесе, было четыре утра, я смотрел «Апокалипсис сегодня». Тогда произошло то, что потом назвали землетрясением в Нортридже. Чувствовалось, будто это началось прямо в моей квартире. Было очень-очень страшно. Я был уверен, что точно умру. Помню, как пообещал себе не кричать, чтобы в случае выживания не помнить, как звучал мой испуганный голос. Землетрясение длилось не более 35 секунд. А этот человек прижимал коленом шею Джорджа Флойда в течение 8 минут и 46 секунд!

Флойд точно знал, что умрет. Он звал свою маму! До этого я видел подобное только раз в жизни, когда мой папа перед смертью звал свою бабушку. Когда я посмотрел это видео, я понял, что Флойд точно знал, что умрет. Люди смотрели на это, снимали на видео.

И по какой причине, которую я до сих пор не могу понять, все эти чертовы полицейские держали руки в карманах. Что вы хотите этим показать? Что можно нажимать коленом на шею человека в течение 8 минут и 46 секунд и не чувствовать за это ответственности?!

Флойд говорил, что не может дышать. Самая сложная часть записи — это момент, на котором он говорит: «Пожалуйста…». Я не могу передать вам, как это — одному человеку видеть, как другой переживает подобное. Я целую неделю не смотрел эту запись, потому что понимал, что не смогу ее «развидеть». Но, когда я в конце концов ее посмотрел, то понял, что никто из тех, кто видел это, не вернется домой. Любой, кто видел это, будет чувствовать бешеную ярость.
Я не могу выбросить из головы эту цифру — 8 минут 46 секунд — ведь это время моего рождения, указанное в свидетельстве. Я родился в 8:46, а его убили за 8:46.

Вы хотите услышать, что я скажу обо всем этом, потому что вы мне доверяете. В то время, как все властные институты все время врут. Как так получилось, что нам не рассказывают историю Криса Дорнера? Это история о человеке, который верил, что все делает правильно. Крис Дорнер был афроамериканским полицейским в Лос-Анджелесе. Он выполнял предписания вместе со своей белой напарницей. Белые женщины, я поддерживаю вас, но помолчите. Во время выполнения предписания эта белая женщина совершила то, что Крису Дорнеру показалось превышением полномочий. Она или толкнула парня в кандалах, или ударила его. Крис Дорнер доложил об этом офицерскому составу, составил официальную жалобу. После чего его уволили из полиции Лос-Анджелеса.

Он прошел все этапы системы. Использовал все законные способы, чтобы восстановиться в должности. Но ему не удалось. И когда у его последней жалобы истек срок, этот мудак написал манифест. В манифесте он назвал меня гением. Он рассказал свою историю, историю о том, как он все делал правильно, о том, как служил в армии, обо всем. А потом добавил абсолютно дикую фразу: «Я объявляю асимметричную войну полиции Лос-Анджелеса и их семьям». Затем этот мудак выследил двух полицейских, которые сидели в своей машине, и убил их. Пошел в дом к другому полицейскому и убил его дочь. Это был ужас.
Он был свободе, а я должен был выступать на церемонии «Грэмми», вручать статуэтку. Тогда мне позвонил глава полиции Лос-Анджелеса: «Мистер Шапелл, мы знаем, что Вы едете в Лос-Анджелес, и мы не уверены, знаете лы Вы, но по улицам бродит псих, который убивает полицейских, и мы хотели бы узнать, можно ли встретить Вас в аэропорту? Мы применяем такие меры ко всем, кого он упомянул в своем манифесте». Я сказал полиции: «Все окей, я ему нравлюсь. Может это я могу помочь вам? А то я очень переживаю за вас».

Его нашли. Он прятался в хижине. Когда копы нашли его, ни один из 400 полицейских не попробовал с ним поговорить. И я вам скажу честно: из него сделали сито. Знаете, почему приехали 400 копов? Потому что убили одного из них. Тогда какого черта они не могут понять, что происходит на улицах?! Мы видим себя так, как тогда себя видели вы.

Мы наблюдали стрельбу одну за другой. Эрик Гарнер в Нью-Йорке — первый парень, который кричал полиции, что не может дышать. Эрик Гарнер продавал сигареты поштучно в Статен-Айленде. Когда родился мой первый сын, моя жена жила в Статен-Айленде, ужасное место. У меня было много фанатов и друзей там, но это действительно ужасное место для жизни. Там Гарнера убивал полицейский, пока пятеро его напарников наблюдали за этим.

Никто из них не сказал: «Фрэнк, Фрэнк, осторожнее!», потому что их снимала камера. Потому что они боялись, что, если будут поправлять своего напарника на видео, сразу встанет вопрос ответственности. Поэтому этот офицер убил афроамериканца, которого они обезоруживали. Парень просто продавал сигареты поштучно.

Далее такое случалось одно за другим. Трейвона Мартина убил Джордж Зиммерман. Зиммерман — ужасный человек. Он угрожал Beyonce, угрожал Jay-Z, расписывался на пакетах «Skittles», потому что когда он убил Трейвона Мартина, то имел с собой «Skittles». Этому парню было 15, когда за ним бежал взрослый мужик с пистолетом. Он побил Зиммермана, а Зиммерман убил его.

Так и продолжалось. А потом в один выходной день прямо здесь, в Бивер-Крик, убили законопослушного гражданина. Коп, который убил Джона Кроуфорда, за ночь до того остановил меня, впоследствии отпустив с предупреждением. На следующий день он убил этого парня. Он сказал: «Бросай оружие!». Не подождав ни секунды, сразу расстрелял его. У парня даже не было возможности понять, что обращаются к нему. И это в нашем родном городе, прямо под носом. Тогда вы вышли на улицы. Вы повторяли его имя, чтобы эта история не забылась.

Джон Кроуфорд покупал продукты, чтобы приготовить десерт из маршмеллоу и шоколада со своими детьми. На той же неделе застрелили Майкла Брауна.

Следующим стал законопослушный гражданин Филанд Кастиль в Миннеаполисе, у которого было разрешение на оружие, пытался показать его копам. Его убили на глазах жены и ребенка. А потом через несколько дней новый случай в Батон-Руж, в Луизиане. Через три дня 9 копов погибли во время протестов #BlackLivesMatter в Далласе.

Мужчина, который убил копов, как и Крис Дорнер, служил в армии. Сразу после этого случая четырех копов застрелили в Батон-Руже. И снова это был темнокожий, который служил в армии! Почему темнокожие бывшие военные делают это? Потому что они верят, как и тогда, когда служили в армии, что они предотвращают акты терроризма. Умирают наши люди, наши граждане.
Если бы я был белым членом Национальной организации стрелков и видел, как одного из нас убивают, разве я бы не вступился за них? За тех, кто законно носил оружие и кого так хладнокровно убивают? Но они темнокожие, поэтому всем все до задницы.

Лишь однажды Национальная организация стрелков поддержала запрет на ношение оружия. Знаете когда? Когда «Черные пантеры» штурмовали столицу штата Калифорния с винтовками.

Кендас Оуэнс вынесла на публику всю грязное белье Джорджа Флойда: «Он наркоман, совсем не герой, почему тогда темнокожие делают его своим героем? Почему вы выбрали его?». Мы не выбирали его, это вы его выбрали! Его убили, это было несправедливо, поэтому он и стал героем. Нам, темнокожим, не нужно искать героев среди своих. Любой из вас, кто может выживать в этом кошмаре — мой герой!

Рабство — совершенно дикий концепт. Во время выступления в Saturday Night Live я сделал ошибку во время рассказа о том, как мало темнокожих приглашали в Белый дом. Рассказывал, что первым был Фредерик Дугласс, а потом этого не происходило до прихода Рузвельта к власти. Но я ошибся, был еще один случай.

Вудро Вильсон принял делегацию афроамериканцев в Белом доме. Они были из Южной Каролины. Тогда мужчину линчевали из-за спора о 30 долларах. Его убили за то, что он был богатым темнокожим, и его за это ненавидели. Тогда через губернатора Южной Каролины удалось организовать встречу темнокожей делегации с Вудро Уилсоном. Делегацию возглавлял епископ Африканской Методистской Епископальной Церкви Уильям Дэвид Шапелл, в честь которого меня назвали. Это был мой прадед, и он был рабом, когда родился. Это не древняя история, все это не в прошлом, а рядом с нами сегодня. Жена этого человека была той самой женщиной, которую при смерти звал мой отец. И они оба были рабами.

Улицы продолжат говорить, вот увидите! Я вам доверяю».

Последние новости