Громадське радіо
Телефон студии: 0800 30 40 33
Разделы
  • Прямой эфир
  • Подкасты
  • Последние новости
  • Расширенные новости
Учеба в оккупированном Старобельске: гимн России по понедельникам, урок «разговоры о важном» и просроченное мороженое

Учеба в оккупированном Старобельске: гимн России по понедельникам, урок «разговоры о важном» и просроченное мороженое

На временно оккупированных территориях тяжелее всего приходится детям. Особенно школьникам, мысли и сознание которых только формируются. Казалось бы, через месяцы оккупации могут «сломаться» и самые сильные. Но нет. Даже детям удается противостоять российской пропагандистской машине, работающей в образовательных учреждениях.

О «порядках» в школах, «разговорах о важном», просроченном мороженом и угрозах учителей рассказала старшеклассница одной из местных школ в Старобельске Луганской области — Олеся (имя героини изменено из соображений безопасности).


Самым трудным днем для школьников, которые после 11 месяцев оккупации еще могут отличать «черное от белого», был понедельник. Именно в этот день с самого утра начинается настоящая ахинея российской программы обучения.

«В 8 утра нужно было приходить в школу на общую линейку, где все слушали гимн России и так называемой «Луганской народной республики». Представляете себе? Стоят школьники, учителя, повсюду висят эти триколоры и их проклятые гербы и раздается «ода» России», — рассказывает Олеся.


Читайте также: Разрешали есть только детям, стреляли по ногам, запрещали давать воду больным: подробности оккупации одной из больниц Мариуполя


Далее у всех начинался один и тот же урок, который назывался «разговоры о важном». Несложно догадаться, о чем там говорили.

«Классная руководительница рассказывала об истории России уже в своей интерпретации, об информационной «гигиене», о прорыве блокады Ленинграда, о российских волонтерах, о праздниках Российской Федерации, символах России. Самым абсурдным было мышление этих учителей, которые уверены в том, что Россия здесь навсегда. Они говорили, что мы — это Россия. Это невозможно просто слушать», – вспоминает девушка.

Также старшеклассница добавила, что ее младшего брата на этих уроках заставляли разрисовывать в цвета русского флага бумажные ладони, а затем фотографироваться.

Пропускать эти уроки было запрещено. Каждый раз, когда кто-то отсутствовал, должен был идти к директору и писать объяснительную по этому поводу:

«Я много раз пропускала эти действа. Лично я не писала объяснительные, но неоднократно классная руководительница и директор нам угрожали, что наших родителей могут привлечь к ответственности. Но ничего такого не произошло».

Школа «вне политики»

Несмотря на все это руководство школы и сами учителя говорили, что школа является якобы аполитической средой. Но ведь на практике все было не так.

На последнем мероприятии, посвященном «дню символов» «Луганской народной республики», на заднем фоне декламировавших стихи детей показывали ролик, где российские военные загружали снаряды в танки.

«Это, конечно, был скандал, потому что они перешли все границы. Мы просто смеялись над этим. Нас потом собрали учителя и стали вычитывать. Они визжали, мол, если мы не считаем Старобельск городом «ЛНР», то «чего мы не поедем в Украину». Дошло до того, что меня обвинили в том, что, якобы, я учусь в украинской школе и они об этом знают», — вспоминает Олеся.


Читайте также: Заставили записать видео, которое поддерживает «русский мир»: как россияне уничтожали образование и брали в плен педагогов на Харьковщине


Сестра

Это не единственные неприятные разговоры с дирекцией школы. Все время директор школы, которая одной из первых пошла на работу к коллаборантам, спрашивала у младшего брата старшеклассницы, где находится их старшая сестра.

«Дело в том, что наша сестра — публичная личность. Конечно, с начала войны она покинула оккупированную территорию. Поэтому директор все время пыталась узнать о ней и ее работе. Хотя моя сестра не училась в нашей школе и лично они не знакомы, чтобы спрашивать о ней такие вещи», — говорит Олеся.

В то же время ей самой такие же вопросы задавала ее классная руководительница:

«Я ей говорю, что сестра уехала и никак не может работать на этой работе. Но она каждый раз, заводя разговор о ней, пыталась что-то выведать. Даже у мамы спрашивала. Но мама сразу ей сказала: «Зачем вам эта информация, если моя старшая дочь не знает вас и не была выпускницей этого учебного заведения. С какой целью вы интересуетесь?».

Охрана, танк возле школы, специальные пропуски

С начала нового учебного года оккупационные власти ввели «новые порядки». На территории всех школ находилась специальная охрана. Они не были одеты в военную форму, но имели оружие.

В школу пускали только по специальным пропускам. На этих карточках была вклеена фотография учащихся, написаны фамилия, имя и отчество, класс и название образовательного учреждения. Сначала их проверяли, а потом перестали.

Приблизительно в октябре 2022 года в 300 метрах от школы, где училась героиня нашего материала, военные поставили танк.

«У него каждый день стояли военные. Странным было то, что дуло этого танка было направлено прямо в школу. Зачем это? Какие-то ненормальные. Через месяц-полтора танк убрали», — рассказывает школьница.


Читайте также: «Мы договорились: тот, кто выходит из застенков, передает нам яблоки. Это был знак, что человек жив» — спасательница из Балаклеи


Перед новогодними праздниками оккупанты еще больше удивили. Начали таскать в школу коробки с мороженым для каждого класса.

«Нашему классу давали белый пломбир с клубникой. Когда я получила свою пачку, то увидела, что срок годности уже прострочен —до 2021 года. Вот смеху было», — вспоминает девушка.

НЕдистанционка

За полгода обучения по российской программе школьники успели поработать еще и на так называемой дистанционке. Но эта дистанция слишком сильно отличалась от той, к которой привыкли дети. Если раньше они получали задания на специальных платформах, имели онлайн-уроки с учителями, всегда могли написать и переспросить у учителей в любое время, то здесь было все иначе.

«После того, как в Старобельск начало прилетать, нас распустили на дистанционную учебу. Ну как дистанционную… Кто-то написал домашние задания на листочке, повесил их на доске объявлений во дворе школы и все. Никто даже не сообщил, что есть какие-то задачи. Интернет отключили, их связь работает очень плохо, поэтому учителя решили не заморачиваться и создать только вид учебного процесса», — рассказывает Олеся.

Был и карантин несколько недель. Но на этот раз задание было написано на две недели в последний день перед карантином.

Детские протесты

Ни запрет украинского языка, ни российская программа, при которой школьникам пытаются «промыть мозги», не могут искоренить в них так сильно проросшее национальное сознание и достоинство. Даже в таких условиях дети не сдаются. Они сражаются. Сражаются, как могут.

В классе Олеси учится парень, родители которого сотрудничают с органами оккупационных властей. В знак протеста он начал говорить по-украински. Повсюду говорил по-украински.

«Его вызвали к директору, возили в отделение «милиции». Как они говорят, проводили с ним разные «профориентационные» беседы, но каждый раз отпускали, потому что его родители коллаборанты. А он не поддерживает позицию родителей. Сам по себе. Я восхищаюсь им», — говорит девушка.

Ксения Новицкая/Громадське радио

Последние новости