«Вышла из метро и расплакалась от бессилия»: приспособлено ли публичное пространство для родителей с детьми?

«Вышла из метро и расплакалась от бессилия»: приспособлено ли публичное пространство для родителей с детьми?

В студии — журналистка Центра прав человека ZMINA Ирина Виртосу и народный депутат Инна Совсун. Говорим о доступности окружающего пространства для мам с детьми.

Говорим о доступности среды для родителей с детьми.

Инна Совсун: Мне несколько раз приходилось заходить в здание Верховной Рады с ребенком, что не так просто. Когда сына не с кем оставить — я беру его с собой. Для этого нужно написать обращение, и получить разрешение главы аппарата Верховной Рады. Много нового понимания приходит с рождением ребенка. Есть много исследований, которые говорят, что многие женщины не считают, что есть какие-то проблемы с гендерным равенством до тех пор, пока не рожают ребенка. Тогда они понимают, насколько сложнее жизнь для женщины с ребенком по сравнению с мужчиной — если говорить о том, как их воспринимают. Наше политическое пространство откровенно не подстроено под людей с семьями, с детьми. Когда ты начинаешь об этом говорить, то это воспринимается как некие выходки. Политическое сообщество стало более чувствительным к этим вещам, но все равно очень далеко от идеала.

Комментирует журналистка Центра прав человека ZMINA Ирина Виртосу.

Ирина Виртосу: Замечу, что пока я не родила дочь, то знала об этих проблемах, потому что много пишу о правах людей с инвалидностью. Я понимала, что такое безбарьерное пространство и писала в своих материалах, что каждый должен включаться и говорить об этом. Когда я сама стала «маломобильной категорией», то почувствовала это на себе. Я знала о проблемах в метро, ​​но когда я сама туда попала, то поняла, что несу тележку, дочь и рюкзак. Когда я вышла из метро, ​​то расплакалась от бессилия и решила, что буду закладывать в свой бюджет такси, потому что это сверхсложно.

Про успешные кейсы борьбы за доступное пространство

Это также о доступе к публичным, общественным местам. Мы говорим не только о больницах, магазинах, но и культурных заведениях, куда я хотела бы заходить с ребенком. Я помню, как была беременной и попала на уникальный, как мне кажется, флешмоб мам с детскими колясками, которые откликнулись на сообщение в фейсбуке Александры Водницкой, которую не пустили в PinchukArtCentre. Охранник сказал, что с коляской нельзя, и она была настолько возмущена политикой заведения, что написала об этом. После этого политика заведения изменилась.

Ребенку важно быть у мамы, которая развивается, у папы, но этого доступа нет, потому что нельзя зайти с детскими колясками. Есть какое-то негласное правило, что дети шумят и мешают. Нет созданных мест, где ребенка можно перепеленать, накормить.

Виктория Ермолаева: Что делать мамам и папам в случаях, когда нет доступного пандуса? Что делать, чтобы у вашего дома пространство стало доступным? Куда обращаться?

Ирина Виртосу: Я рекомендовала бы поговорить с владельцем этого заведения. Сколько бы мы не писали материалов, не снимали передач, очень многие люди просто не включены в эту проблему.

Очень действенно обратиться публично — через социальные сети, СМИ. Часто я вижу, что это действует, так как в маленьком городке очень неудобно терять клиентов. Также я наблюдаю, что когда в Facebook «тегнули» подходящего человека или компанию, то часто есть обратная связь и это можно как-то обсудить, решить. Конечно, есть судебные дела. Можно выйти на различные общественные организации, которые занимаются вопросами дискриминации, которые предоставляют юридические консультации — например, Бесплатная Правовая помощь.

О европейском опыте

Мне очень интересен опыт Швеции. Люди просто бойкотировали все магазины и общественные учреждения, не доступные людям с инвалидностью. Это была большая кампания, которую поддержало само государство, повлияв таким образом на бизнес. Когда бизнес потерял в деньгах, клиентах и репутации, им пришлось что-то менять. Это очень широкий вопрос маломобильных категорий, которые касаются почти каждого второго в Украине.

Об ограничении в обществе и головах

Если говорить о материнском ресурсе, то его очень мало после бессонных ночей. Ты остаешься в таком «мамском гетто», которое нужно разрушать через «не хочу». Нужно выходить и демонстрировать нашу видимость — мы активные, интересные, хотим развиваться и имеем право на это. Наш ребенок — это не наша проблема, а такой же человек, который должен быть включен в пока не совсем дружественное пространство.

Самим мамам нужно быть с позицией — «Я понимаю, что мой ребенок может мешать». Например, у меня есть несколько планов действий, если ребенок начинает мешать публичной дискуссии. Здесь есть какие-то разумные пределы, нет какого-то конкретного алгоритма, но для меня важно демонстрировать свою видимость, как мамы. Ты можешь справляться со своими проблемами и люди могут просто не знать, что это есть — пока ты сама не начнешь об этом говорить. Очень важно, что ситуация меняется и я стараюсь также внести свой вклад, чтобы следующим мамам и папам было проще реализовать себя в социуме.
Слушайте подкаст по ссылке.

Этот материал был создан при поддержке Программы MATRA (Посольство Королевства Нидерланды). Взгляды и выводы авторов программы могут не отражать официальную позицию правительства Королевства Нидерланды.

Проект выходит в партнерстве с Ассоциацией женщин-юристок Украины «ЮрФем».

Последние новости