Я не ожидаю инфляции или падения гривны, но очень многое зависит от того, кого сейчас назначат главой НБУ — Милованов

Я не ожидаю инфляции или падения гривны, но очень многое зависит от того, кого сейчас назначат главой НБУ — Милованов

Отставка главы НБУ Якова Смолия: представление президента поддержал профильный комитет Верховной Рады. Что будет с украинской экономикой? Удастся ли регулятору сохранить независимость?

Обо всем этом поговорили с бывшим министром развития экономики, торговли и сельского хозяйства в правительстве Алексея Гончарука, почетным президентом Киевской школы экономики Тимофеем Миловановым. В свое время он также был членом Совета Национального банка и занимал должность заместителя главы этого Совета.

Анастасия Багалика: Вы работали с Нацбанком, когда его возглавляла Валерия Гонтарева, и видели те процессы, которые продолжил господин Смолий. Именно для вас новость про его отставку была ожидаемой?

Тимофей Милованов: Неожиданной, особенно в той форме, в которой она была сделана. Заявление о политическом давлении — это очень нетипичная ситуация среди центральных банкиров. Это сигнал о проблемах. Обычно центральные банкиры очень консервативны. Если вы вспомните, то правление НБУ не ходит на эфиры, за редким исключением. Смолий не ходил, и Гонтарева, и Кубив тоже не ходили. Они делают свои заявления на своих пресс-конференциях, и язык этих пресс-конференций скучный и технический. Они никогда не обвиняют никого, они не переходят на персоналии. Поэтому это беспрецедентное заявление, если понимать язык центральных банкиров. Он по сути кричит и говорит, что на него давят.

  • Это беспрецедентное заявление, если понимать язык центральных банкиров. Он по сути кричит и говорит, что на него давят.

Анастасия Багалика: Он говорит, что есть определенные проблемы, а значит, под ударом будет и валюта, и экономика?

Тимофей Милованов: Он провоцирует дискуссию о возможном кризисе, прежде всего, среди инвесторов. Ведь если инвесторы начнут паниковать, они начнут выводить деньги из Украины. И это не обязательно внешние инвесторы, мы с вами можем побежать в банк и начать покупать доллары. А если паника начинается и ее вовремя не остановить, она и может стать причиной настоящего кризиса. Если все побегут покупать доллары, курс взлетит. И, кстати, валютные резервы мы накапливаем в стране именно для того, чтобы в случаях паники у нас было достаточно валюты, чтобы ее остановить. И на этот раз, в отличие от 2014 года, Нацбанк имеет достаточно резервов для того, чтобы сбить панику. Вы даже сегодня увидели в обменниках, что курс вырос, но не критично.

Поэтому, с одной стороны, это провокация на дискурс о кризисе, а с другой стороны, в НБУ сейчас достаточно ресурсов, чтобы паники не было. Также достаточно хорошая ситуация в макроэкономической сфере, банковская система в норме. То есть я не ожидаю, что произойдет банкопад, я не ожидаю, что будет высокий курс гривны и я не ожидаю инфляции.

А вот что может произойти в будущем — это кризис. Но это зависит от того, будет ли следующий глава НБУ этическим и профессиональным, будет ли процесс выбора этого человека прозрачным и понятным для общества, инвесторов и бизнеса. Ведь если этот процесс будет «мутный» и будут какие-то группы влияния, то это будет настоящий сигнал, что политика Национального банка разворачивается не в ту сторону. Поэтому очень многое зависит от того, кого сейчас назначат.

Анастасия Багалика: 2 июля издание «Экономическая правда» со ссылкой на источник в Верховной Раде сообщило, что сейчас рассматриваются три возможные кандидатуры на должность главы НБУ. Речь идет о Владимире Лавренчуке, бывшем главе правления «Райффайзен банка Аваль», Кирилле Шевченко, действующем руководителе государственного Укргазбанка и о Вас, Тимофее Милованове. К Вам приходили?

Тимофей Милованов: Нет, для меня это был сюрприз, я прочитал из новостей. Должен опровергнуть. Согласно закону о Кабинете Министров, а я был министром недавно, я не имею права занимать такие должности в течение одного года после завершения моей каденции. Если бы даже такой разговор и был — это невозможно законодательно.

Анастасия Багалика: Владимир Лавренчук тоже опроверг.

Тимофей Милованов: Да. Я думаю, реальная кандидатура есть, и это Кирилл Шевченко. Но у нас возможно все, и за полдня ситуация может измениться.

Анастасия Багалика: Однако это хорошая кандидатура?
Тимофей Милованов: Он из банка и к нему есть доверие. Я его лично не знаю и его резюме не изучал также. Поэтому я здесь не имею права комментировать.

Анастасия Багалика: Насколько изменения в НБУ могут быть опасными для банковской системы?

Тимофей Милованов: Мы находимся внутри экономического кризиса, и это первый раз за всю историю экономических кризисов, когда у нас нет падения курса, нет сумасшедшей инфляции, роста цен и банкопада. Если мы вспомним 2014-15 годы, то банки падали, а курс взлетал. То же было и в 2008-м году, и в 1998-м. У нас всегда были финансовые кризисы наряду с экономическими: люди теряли работу, приходили в магазин, а там цены в два раза выше. Сейчас такого нет, то есть НБУ отработал правильно в условиях вызовов.

Анастасия Багалика: Украина отменила соглашение по выпуску новых 12-летних еврооблигаций на $1,75 млрд с возможностью выкупа на $750 млн еврооблигаций с погашением в 2021-2022 годах.
Тимофей Милованов: На самом деле, время для этого выпуска было очень плохое, и об этом говорит также министр финансов. Что означает этот выпуск? Мы переодалживаем деньги — это когда ты занимаешь у друга, чтобы отдать долги другому. Ведь наша страна живет в условиях хронического бюджетного дефицита. И во время экономического кризиса нам нужно больше занимать, чтобы обеспечить выплаты. Мы эти заимствования делаем внутри Украины от украинских инвесторов, и также мы делаем это на международных рынках. Вот и шла речь о заимствовании в валюте на международных рынках. Оно произошло в течение одного дня, в конце дня закрывается «книжка предложений о заимствовании». После этого есть определенный период, когда ждут расчеты. Так вот, прямо сразу после закрытия этой «книги» выходит заявление об увольнении и политическом давлении. Для инвесторов это важно, ведь если есть политическое давление, то могут быть проблемы в будущем, и прежде всего, по печатанию денег. Если новый глава НБУ будет зависимым от политиков, то перед выборами или во время кризиса, политики очень часто ищут простое решение — либо напечатать деньги и всем раздать, либо просто украсть. А из центрального банка очень легко украсть деньги, если он зависим, потому что он печатает деньги и отдает тем, кому нужно.

  • Из центрального банка очень легко украсть деньги, если он зависим, потому что он печатает деньги и отдает тем, кому нужно

Инвесторы начинают думать. Они говорят, что если бы мы знали про такой риск, мы бы не согласились на те условия, которые мы только что подписали. Для них это выглядит, как «подстава».

Анастасия Багалика: И это свидетельствует о том, что Министерство финансов не знало о намерениях Смолия?

Тимофей Милованов: Я уверен, что не знало.

Анастасия Багалика: Но ранее Минфин и НБУ работали в связке.

Тимофей Милованов: Посторонний зритель из этого делает вывод, что ситуация непредсказуема: сам министр финансов не знал, что такое будет. Это уже второй раз пугает инвестора. Они говорят: странно, что министр финансов не знал или знал, и хотел нас обмануть. Поэтому министр финансов вчера делал правильно: он говорит, что я не знал и отзываю этот выпуск, мы будем делать это с нуля. То есть министр поступает порядочно по отношению к инвесторам.

Анастасия Багалика: Если отсрочили, может быть, даже и отменят выпуск евробондов?

Тимофей Милованов: Деньги нам нужны. Или мы будем их печатать. У нас есть опыт печати. На самом деле, нельзя говорить, что печать денег — это зло, эмиссию делают. Посмотрите на США — они делают эмиссию. Но проблема у нас заключается в том, что когда Национальный банк становится зависимым, эта эмиссия не останавливается. Проблема в 90-х была не в том, что была эмиссия, а в том, что ее было много.

  • Проблема в 90-х была не в том, что была эмиссия, а в том, что ее было много

Приходит каждый афеллированный к властным структурам и берет в НБУ кредиты, с 2008 года их очень много невозвратных. То есть наша проблема не в том, что нельзя печатать, просто когда мы начинаем печатать, мы, как алкоголики, не знаем, когда остановиться. Немножко пить вина можно, но если человек не может остановиться, то ему нельзя.

Анастасия Багалика: Если все же будет непрозрачный выбор главы НБУ и начнутся непонятные шаги в стратегии НБУ по делу ПриватБанка, как мы это увидим?

Тимофей Милованов: Мы это увидим по делам вне Украины — в США и Европе. Мы увидим, что украинская сторона начнет предоставлять материалы низкого качества или не предоставлять их совсем, то есть саботировать процесс.

Полную версию беседы можно прослушать в прилагаемом звуковом файле.

Я не ожидаю инфляции или падения гривны, но очень многое зависит от того, кого сейчас назначат главой НБУ — Милованов
0:00
/
0:00

Последние новости