Громадське радіо
Телефон студии: 0800 30 40 33
Разделы
  • Прямой эфир
  • Подкасты
  • Последние новости
  • Расширенные новости
«Я переполнена ненавистью»: как российские обстрелы возвращают воспоминания о Второй мировой войне

«Я переполнена ненавистью»: как российские обстрелы возвращают воспоминания о Второй мировой войне

Жители дома престарелых рассказали корреспонденту The Guardian, как они помогали советской армии, когда боролись против нацистской Германии в Харькове, и как полномасштабное российское вторжение и обстрелы возвращают воспоминания о Второй мировой.

99-летняя Людмила Лиштванова была волонтером и помогала Красной армии в боях против нацистской Германии в Харькове. Она подбирала неразорвавшиеся снаряды и боеприпасы, чтобы расчистить улицы для дальнейших боев. «Убирали даже с крыш зданий», — вспоминает Людмила с улыбкой. «Мы боролись за нашу землю».

Как и сейчас, Харьков 1940-х годов — это место ожесточенных боев и утраченных жизней. Тогда Людмила вместе с мамой, медсестрой, была вынуждена переехать в село под Харьковом после того, как их квартиру разбомбили.

Женщина жалуется, что из-за звуков обстрелов постоянно возвращаются старые воспоминания. Особенно это будоражит память после Дня памяти и примирения 8 мая и печально известного Дня победы в россии, которая празднует поражение нацистской Германии.

Однако появились и новые воспоминания.

Из окна ее бедно обустроенной комнаты в доме престарелых в с. Чайки, возле Бучи и Ирпеня, было хорошо видно, как горел соседний бизнес-центр несколько недель назад.

Людмила вместе с другими 160 жителями дома долго пряталась в грязном и темном подвале, пока в городе шли бои. После этого они были вынуждены эвакуироваться в центр города, когда оккупанты 8 марта перелезли через забор, чтобы запустить оттуда дроны.

«У нас была проблема с мусором, потому что его не вывозили. Поэтому я копал большую яму во дворе, когда вдруг увидел россиян, которые перебираются через изгородь», — вспоминает 38-летний Евгений Кривцов, директор заведения. «Я стоял в этой большой яме и думал, что мои дни подходят к концу».

Благодаря украинским защитникам Киева оккупанты не задержались в доме надолго: уже через три недели жильцы вернулись в заведение. Татьяна Рудык, заместитель директора дома, вспоминает и смеется: персонал проверял за каждой шторкой в ​​каждой комнате, не спрятались ли там российские оккупанты.
Однако глубокая тоска лежит на сердцах трех женщин, еще помнящих войну против Германии.

Людмила, живущая в 407-й комнате, говорит: «Мы боролись за мир [во Второй мировой войне]. Я просто желаю мира. Строить гораздо сложнее, чем разрушать».

94-летняя Мария Лебедь из комнаты 406, которая с оружием в руках боролась в рядах Красной армии, слишком больна, чтобы говорить, поэтому она просто плакала, когда началась война.

94-летняя Валентина Лиц из комнаты 444 говорит, что не понимает, как такая жестокая война снова пришла в Украину — причем именно из россии.

Отец Валентины, Павел, служил в артиллерии Красной армии во время боев вокруг Киева в 1940-х. Она вспоминает, как читала письмо отца, в котором он рассказывал: ему поручили бомбить зону, где «российские солдаты яростно боролись с немцами». «Он говорил, что не знает, выжили ли его соотечественники», — вспоминает женщина.

У Валентины есть два внука в россии, им уже больше 40 лет. Они не говорят о войне в Украине, когда ей звонят по телефону, хотя один из них, похоже, действительно верит, что в Украине проводится «специальная военная операция» (так россия и ее пропагандисты называют войну против Украины — ред.).
В какой-то момент Валентина перестает читать старые газетные вырезки, чтобы собраться и поделиться своими мыслями. Она немного растерянно признается, что из-за услышанных новостей ее переполняют необычные и немыслимые до этого эмоции.

«Всю свою жизнь я нормально относилась к россиянам», — говорит женщина, которая уже не в силах сдерживать эмоции. «Я приняла немного успокоительных к вашему приходу, однако они не работают», — добавляет Валентина и продолжает: «Мой муж родом с Дальнего Востока россии. Его мать не хотела, чтобы он женился на украинке, но я все же нормально относилась к россиянам. Сейчас, когда я слышу и вижу, что происходит — убийства и насилие, смерти детей, я чувствую ненависть, я переполнена ею. Я никогда не думала, что буду ненавидеть россиян. Никогда».

Поддерживайте «Громадське радио»  на Patreon, а также устанавливайте наше приложение:

если у вас Android

если у вас iOS

Последние новости