Изнасилование в Кагарлыке: почему адвокат потерпевшей отказывался подтвердить свой статус

Изнасилование в Кагарлыке: почему адвокат потерпевшей отказывался подтвердить свой статус

С 26 мая адвокат Евгений Мельниченко называл себя в социальных сетях представителем потерпевшей из Кагарлыка.

Уверяет: заключил договор с ней лично (в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 50 УПК Украины полномочия защитника подтверждаются: ордером, договором с защитником или поручением органа, уполномоченного законом на предоставление бесплатной правовой помощи, – ред.). Впрочем, просьбу предоставить копию договора, чтобы подтвердить свой адвокатский статус, Евгений Мельниченко игнорировал.

За таким подтверждением редакция Громадського радио обратилась к нему из-за сомнений относительно его адвокатских полномочий по этому делу. Их вызвали противоречия в фактах и ​​свидетельствах сторон.

На вопрос Мельниченко не ответил, зато обвинил редакцию в «сборе информации для третьих лиц».

В конце концов, адвокатский статус Евгения Мельниченко Громадському радио подтвердил прокурор по делу Валерий Смирнов, впрочем это не сняло всех вопросов.

Предыстория

В воскресенье, 31 мая, состоялась запись программы «Говорит Украина». Во время записи эксперты, в частности адвокат Сергей Старенький и криминолог Анна Маляр спросили, есть ли у потерпевшей адвокат, почему он не сопровождал ее на допросы, подписан ли с ним договор.

За несколько часов пострадавшая внезапно согласилась поговорить с экспертами — психологом и адвокатом Сергеем Стареньким. Они вместе со съемочной группой телеканала приехали к ней домой.

В тот же день адвокат Евгений Мельниченко обвинил Сергея Старенького в том, что тот вместе с журналистами телеканала Украина пытается уговорить потерпевшую заключить с ним договор о правовой помощи.

«Приехал домой, с журналистами, камерами. Без предупреждения. Они мне потом предоставили его визитную карточку. Сказали: «Возьмите себе, мы все равно звонить не планируем», — рассказал Мельниченко Громадському радио.

Однако Сергей Старенький объяснил: не предлагал свои услуги, а поехал к потерпевшей по ее просьбе во время записи программы, чтобы разъяснить, в случае необходимости, куда можно обратиться за помощью, и порекомендовал обратиться в Совет Адвокатов Киевской области или в центр бесплатной правовой помощи, если нет средств на адвоката.

По мнению Старенького, обвинения со стороны Евгения Мельниченко связаны с нежеланием допускать к потерпевшей любого другого адвоката.

«Я воспринимаю эту кампанию против меня не как кампанию лично против меня, а как кампанию против того, чтобы в этом деле появился вообще любой адвокат, кроме того адвоката, который называет себя адвокатом потерпевшей. Четко прослеживается страх, чтобы в это дело больше никто не зашел и информация не пошла дальше, чем нужно», — рассказал он Громадському радио.

Кроме того, по словам Старенького, Мельниченко не объяснил потерпевшей, что в уголовном процессе может быть до пяти адвокатов. По мнению Старенького, такая ситуация может навредить пострадавшей.

«Попытки отгородить любых адвокатов от этого дела и заниматься ею самостоятельно свидетельствует об очень сложных процессах, которые происходят по этому делу. И это также может свидетельствовать о том, что есть заинтересованные лица в том, чтобы информация оставалась внутри дела. Я, к сожалению, боюсь, что эта история по защите прав потерпевшей может закончиться не очень хорошо», — пояснил адвокат.

После того, как конфликт вышел в публичную плоскость, редакция обратилась к Евгению Мельниченко с просьбой предоставить соответствующее подтверждение.

Противоречия в фактах и ​​свидетельствах сторон

В понедельник, 1 июня, Евгений Мельниченко сообщил Громадському радио, что является единственным адвокатом потерпевшей. По его словам, 26 мая он подписал с ней договор о предоставлении адвокатских услуг «pro bono» (пост об этом также появился на странице Евгения Мельниченко в Facebook 26 мая, сейчас он удален, — ред.).

«Непосредственно сама потерпевшая поставила свою подпись своей рукой. В присутствии своей матери. И еще свидетелей даже, не сама она была», — рассказал он.

По словам адвоката, на допросах потерпевшую он не сопровождал, потому что допрос в Государственном бюро расследований был до того, как он стал ее представителем.

В ответ на вопрос о том, как он познакомился с потерпевшей, Мельниченко ответил:

«Люди, которые захотели ей помочь, нас обменяли контактами».

Впрочем, просьба предоставить копию договора с потерпевшей, скрыв персональные данные и условия этого соглашения, Евгений Мельниченко проигнорировал. Позже он прислал редакции якобы заявление, написанное матерью потерпевшей.

101631390 815018335697667 5049850202484113408 N

«В настоящее время, с 26 05. 2020 интересы моей дочери представляет адвокат Мельниченко Евгений Александрович», — говорится в записке. Датирована она, впрочем, 1 июня, а не 26 мая.

Адресована записка «всем компетентным органам». Как пояснил Евгений Мельниченко, мать потерпевшей написала ее «чтобы не было манипуляций».

«Когда будут попытки приехать с камерами и давать визитные карточки то, чтобы все понимали, что это антиадвокатская деятельность», — отметил он.

По словам адвоката Юрия Цымбала, предоставленная адвокатом записка — не подтверждает его адвокатского статуса сама по себе.

Интересно, что 31 мая, во время записи программы «Говорит Украина», мать потерпевшей Ирина на камеру опровергла все то, что Евгений Мельниченко сообщил Громадському радио.

В частности, она заявила, что никакого договора у ее дочери с Евгением Мельниченко нет, хотя он убеждал, что документ был подписан 26-го мая в присутствии матери.

Кроме того, по ее словам, допрос в ГБР был 30 мая, адвоката с потерпевшей не было. На тот момент, по версии Евгения Мельниченко, он уже был представителем потерпевшей и должен бы сопровождать ее на допрос.

Также Ирина добавила: семью с адвокатом познакомили не третьи лица, это он решил предложить помощь по собственной инициативе.

«Он говорит, что почитал в Facebook про такую ​​трагедию и предложил нам помощь», — сообщила мать потерпевшей.

Она добавила, что на 31-е мая «еще адвоката в глаза не видели, только по телефону».

Криминолог Анна Маляр в разговоре с Громадським радио заявила: по состоянию на 31-мая соглашения у Евгения Мельниченко с потерпевшей не было.

«То, что он в первые дни раздавал комментарии и не был по соглашению адвокатом — это да. Потому что мы были на записи программы «Говорит Украина» в воскресенье 31 мая. И у нас была скайп-связь с мамой. И мама на наши вопросы сказала, что у нас нет никакого адвоката, он нам позвонил сам и сказал, что он — наш адвокат», — отметила она.

В конце концов, адвокатский статус Евгения Мельниченко Громадському радио подтвердил прокурор по делу Валерий Смирнов.

«Мельниченко был предоставлен договор о предоставлении юридических услуг», — отметил он.

Впрочем, пока неизвестна дата, когда такая сделка была заключена.

Фактический отказ подтвердить статус

Учитывая противоречивые данные, редакция обратилась к Евгению Мельниченко повторно. Мы спросили, почему, по его словам, договор с потерпевшей был заключен 26-го мая в присутствии матери. Хотя та заявила: по состоянию на 31-ое мая такого договора не было. В ответ Мельниченко сказал:

«Моя доверительница что-то говорила на этот счет? А она совершеннолетняя и не лишена дееспособности. Ну так давайте не будут мамы говорить, у которых нет юридического образования, а будет говорить адвокат и клиент».

Однако неизвестную расписку, которую он демонстрирует, подписала будто именно мать потерпевшей.

Предоставить копию договора с потерпевшей адвокат вновь отказался.

«Вы помогите девушке, а не собирайте сплетни и данные, которые вас не касаются вообще. Договор заключается не для журналистов, а для правоохранительных органов… Вас не касается эта информация»,— отметил он.

Кроме того, по мнению Мельниченко, Громадське радио, пытаясь подтвердить его статус, «работает на одну из сторон» (вероятно, речь идет о адвоката Сергее Стареньком, — ред.), «собирает информацию в интересах третьих лиц» и «осуществляет давление на адвоката».

«Скажите, пожалуйста, ваши полные данные, чтобы я мог (…) включить в свои документы. Мне нужны полностью ваши данные, фамилия имя, отчество, чтобы я мог вас проверять на предмет того, собираете ли вы информацию в интересах третьих лиц», — сказал адвокат.

Впоследствии Евгений Мельниченко сообщил, что может прийти в редакцию и показать договор «лично», впрочем при одном условии.

«Разрешите, я вас проверю на предмет камер?», — спросил адвокат.

После этого он завершил разговор, сославшись на параллельный входной звонок и больше не брал трубку. Впрочем, впоследствии на уточнение относительно встречи ответил следующее:

Что известно про адвоката?

Евгений Мельниченко закончил прокурорский факультет Национального юридического университета имени Ярослава Мудрого в Харькове. Как сообщается на официальном сайте его юридической компании «Мельниченко», офис расположен в Харькове, по адресу Сумская, 39.

Евгений Мельниченко специализируется на двух типах дел: связанных с ДТП и защитой патрульных полицейских.

В частности, среди клиентов Мельниченко была Елена Зайцева, которая уже приговорена к 10 годам заключения по делу о ДТП в Харькове. В ходе слушаний Евгений Мельниченко заявлял, что Зайцева не могла предотвратить аварию.

«У Дронова (другого осужденного по этому делу, — ред.) была возможность предотвратить ДТП. Зайцева не могла применить экстренное торможение, поскольку расстояние между автомобилями было меньше тормозного пути», — объяснял он.

Что касается патрульных полицейских, их Мельниченко защищает с 2016 года. По словам самого Мельниченко, его клиентов обычно «обвиняли в том, что они делали свою работу не так, как привыкли это видеть прокуроры».

Никто из них, по словам адвоката, с 2016 года «не является осужденным, все работают дальше, даже получают повышение в звании».
В 2017 году Мельниченко прошел конкурсный отбор на тренера по подготовке патрульных полицейских. Преподавал в Киеве и Харькове дисциплину «Оформление ДТП» и «Правовые основания задержания».

Сейчас — приобщен к проекту #PoliceDefender. Это сообщество, которое так же защищает патрульных.

Согласно данным на сайте НАЗК, 29 января 2020 года Евгений Мельниченко подал декларацию в качестве кандидата на должность прокурора в Офисе генерального прокурора Украины.

В декларации он указал пять квартир в своей собственности — две из них в Харькове, по одной — в Киеве, Ровно и Богуславе. Также на Мельниченко записаны три автомобиля: Citroen C4, Mazda CX-5 и Nissan X-trail.

Обновлено: После выхода публикации Евгений Мельниченко обвинил редакцию в давлении и угрозах. Он также анонсировал обнародование записи разговора с Громадським радио. Для устранения разночтений и манипуляций редакция приняла решение самостоятельно опубликовать оригинал записи разговора с Евгением Мельниченко.

Последние новости