Затопленное подземелье, на стенах —  грибок: в Луцке разрушается дом, которому более 400 лет

Затопленное подземелье, на стенах — грибок: в Луцке разрушается дом, которому более 400 лет

В Луцке разрушается памятник архитектуры на улице Иова Кондзелевича, 5. Эта улица названа в честь украинского иконописца, православного иеромонаха, который в 17-м веке был игуменом Луцкого Кресто-Воздвиженского братства. Сейчас в доме, где расположен музей братства, затоплено подземелье, на стенах — грибок, с потолка осыпается штукатурка.

Дому более 400 лет. Это — старейшая каменная постройка в Луцке, которая сохранилась до нашего времени. Игумен Никодим, наместник Луцкого братского Кресто-Воздвиженского монастыря ведет нас в затопленный подвал этого здания. Там «горы» мусора — прогнившие доски, бутылки, бутыли, окна.

«Возможно, еще планировалось, что эти окна еще будут использоваться, но когда вода поднялась, то уже нет. Кафель с печки есть. Все выносилось сюда и теперь оно в таком состоянии», — говорит игумен Никодим.

В подземелье — до полуметра воды, рассказывает игумен Никодим. Далее священник не идет и нам не советует этого делать. Говорит — там глубоко, можем нырнуть под воду.

«Вода возвращается. Основная задача узнать источник — грунтовые ли это воды. Хотя мы видим, что грунтовые воды, вот в Стыре уровень воды упал. Такой уровень не должен бы быть. Или это осадки, которые стекают из труб и сюда попадают. Или это канализационные где-то прорывают».

Представитель власти — заместитель начальника отдела охраны культурного наследия Луцкого горсовета Петр Троневич имеет свое мнение по этому поводу:

«По моему мнению — это подтопление не является естественным. Скорее всего, вода попадает из водопроводных сетей. Потому что уровень грунтовых вод в этой части города значительно ниже. Сегодня мы знаем уровень воды в реке Стыр. Он довольно низкий. И рядом Глушецкий мост — там сухо».

По словам Петра Троневича, водопроводные сети в старой части города — изношенные и их немедленно нужно менять.

«Водопроводу в старой части города — более 90 лет, он очень изношен, трубы изношенные проржавели. Когда они трескались, каким-то образом ремонтировали. Хомуты какие-то надевали или какой-то кол забивали. Со временем эти ремонты приходили в негодность и не выполняли свои функции, и вода попадает в почву. Я думаю, что сами жители этого дома могут сделать водоотвод атмосферных вод в ливневую канализацию. Это не дорого. Я не считаю, что дом в нормальном состоянии. Это монастырь, это не жилье. Не может этот дом быть современной квартирой, соответствующей всем современным требованиям».

В доме проживает два десятка человек. Капитальный ремонт здания здесь никогда не делали, отмечают жители.

«В подъездах трещины, сверху падает штукатурка, в подвале стоит вода. Первый этаж весь в грибке. Так же и на второй этаж грибок поднимается. Жильцы в том подвале когда-то могли что-то хранить, овощи, какие закрутки, но туда уже несколько лет никто не спускается, не ходит. Так же внизу, там такие решетки, вентиляция, возможно туда мусор с ветром залетал. У меня нечего ремонтировать, у меня площадь — очень маленькая. У меня нет даже ванны. Что там ремонтировать. В миске моюсь», — говорит Глива Брайловская.

Еще недавно туалеты в памятнике архитектуры располагались в коридорах. Жители некоторых квартир отапливают свое жилье дровами, имея печь.

Когда-то жителям обещали дать новые квартиры, но это были только обещания, говорит жительница дома Татьяна Брайловская. Сейчас люди сами ремонтируют дом. Согласно проектно-сметной документации, несколько лет назад на реставрацию и ликвидацию подтоплений подземелий предусмотрели 6 миллионов гривен, по состоянию на сейчас нужно не менее 10 миллионов, говорит Петр Троневич. По его словам, люди сейчас живут в монастыре василиан.

«Это жилье не их. Я не понимаю их нежелание что-то сделать для своего дома. Они захламили весь чердак — когда мы перекрывали крышу, с нее было вывезено 5 камазов мусора. Забросали своим бытовым мусором подвалы. Когда у жителей появилось желание приватизировать эти квартиры, а приватизировать невозможно, потому что этот дом запрещен к приватизации, то они дошли до Верховного суда. Если бы у них было такое желание к ликвидации этих неудобств как к приватизации, то я думаю, что это можно сделать», — говорит Петр Троневич.

«Нам так сказали, если кирпичик упадет, то ничего страшного. Вы его на цемент и обратно посадите. А кто так сказал? Это мы делали ремонт и нам так сказали из отдела охраны культурного наследия. Это — специалисты, которые сказали, что ничего, оно будет держаться», — говорит Глива Брайловская.

«Видно сразу, что вода заполняется моментально после того, как мы ее скачали. Мы делали отметки и видно было, насколько быстро она поднялась. Сейчас очень дешево эту проблему точно не решить. Потому что очень быстро набирается эта вода. Учитывая то, что мы ее нюхали и ходили туда, то все же, это не канализационная вода. Если бы это была канализация, то было бы гораздо проще решить этот вопрос. Это, скорее всего, воды, которые набираются здесь, возможно какие-то подземные подтопления», — добавляет руководитель туристического агентства Богдан Климчук.

Он считает, проводить экскурсии в подземелье Луцкого братства можно, но это — очень опасно.

«Я бы туда людей водил сейчас. То есть, если человек осознает все эти вещи, опасность, без проблем, он надевает сапоги и это в таком формате. Но, перед тем летом нужно зачистить все это», — говорит Климчук.

Чтобы полностью реставрировать помещения и обустроить подвалы для привлечения туда туристов, придется искать грантовые деньги.

Петр Юровчик, Луцк, Громадське радио

Последние новости