Громадське радіо
Телефон студии: 0800 750 490
Разделы
  • Прямой эфир
  • Подкасты
  • Последние новости
  • Расширенные новости
Женщин, задержанных за «шпионаж» в ОРДЛО, ужасно пытали и держали в «Изоляции» — правозащитница
Женщин, задержанных за «шпионаж» в ОРДЛО, ужасно пытали и держали в «Изоляции» — правозащитница
0:00
/
0:00

Женщин, задержанных за «шпионаж» в ОРДЛО, ужасно пытали и держали в «Изоляции» — правозащитница

В плену боевиков на Донбассе находится 30 женщин. Еще полгода назад известно было о 15 удерживаемых женщинах. В каких условиях они находятся и есть ли их имена в списках на обмен?

Об этом поговорили в очередном выпуске программы «Звільніть наших рідних» с координатором направления «Проблема заложников в ОРДЛО» Медийной инициативы по правам человека Татьяной Катриченко.

«Женское лицо заложников Донбасса» — правозащитный информационный проект Медийной инициативы по правам человека. Команда проекта отслеживает истории женщин, находившихся в плену боевиков или находящихся там сейчас. И если весной правозащитники и журналисты фиксировали 15 женщин-заложниц, то сейчас на оккупированной территории по меньшей мере 30 женщин в плену боевиков. За все время боевых действий с 2014 года в руках боевиков по данным Медийной инициативы за права человека побывало 276 женщин.

Анастасия Багалика: Обратили внимание на то, что через полгода стало известно еще о 15 женщинах-заложницах на оккупированном Донбассе.

Татьяна Катриченко: На самом деле это так. Когда мы начинали наш проект, мы полагали, что в заложниках находится около 15 женщин. Но мы глубже начали исследовать тему, сделали несколько запросов и уже есть фамилии 30 женщин.

Анастасия Багалика: Как стали известны истории этих женщин?
Татьяна Катриченко: Среди этих женщин есть, например, Оксана Паршина, которая попала в заложники в мае 2021 года, то есть это новая история. Также есть одна женщина-врач в Луганской области, которая попала в плен тоже в 2021 году. Кроме того, появились фамилии тех женщин, о которых мы раньше не знали.

Мы не можем говорить, что все эти 30 женщин являются проукраински настроенными пленниками, но некоторые из них попали в такие обстоятельства, когда другого пути для освобождения их, кроме как обмен, нет.

Игорь Котелянец: Почему решили заниматься тематикой женщин в плену отдельно от мужчин?

Татьяна Катриченко: Мы с самого начала понимали, что заложников на Донбассе много — несколько сотен людей. Мы понимали, что имена этих заложников кому-нибудь будет сложно назвать и знать их истории. Поэтому решили сузить фокус, изучить именно женскую тему и через женщин уже показать все остальные истории заложников, насколько мы можем это сделать. Ведь наш проект не только о женщинах, которые сейчас есть в заложниках, но и о женщинах, которые ждут, борются за своих мужчин, сыновей, отцов, и фактически также оказались в заложниках обстоятельств.

Анастасия Багалика: Расскажите немного больше о женщинах, которые сейчас находятся в плену.

Татьяна Катриченко: Мы можем говорить, что подавляющее большинство женщин сейчас удерживают в Донецком СИЗО или женской колонии №127 в Снежном. Среди них женщины, которые были задержаны еще в 2016-м, 2017-м году, а также те, кто задержан недавно. Подавляющее большинство обвиняются в так называемой «государственной измене», если речь идет о Луганске, или «шпионаже», или даже «террористической деятельности». Большинство этих женщин задержаны за проукраинскую позицию.

Например, есть Марина Юрчак, которую удерживают в колонии в Снежном. Она была задержана только за то, что жила в Донецке и писала сообщения в Twitter о том, что вокруг происходит. С одной стороны, она понимала, что подвергается опасности, а с другой стороны, относилась к этому легкомысленно. Никто не привык, что за сообщения в Twitter могут задержать, ужасно пытать и содержать в местах несвободы.

  • Никто не привык, что за сообщения в Twitter могут задержать, ужасно пытать и удерживать в местах несвободы.

Также можно сказать об Елене Федорук, которая так же удерживается в женской колонии. Ее задержали еще в 2016-м году за то, что она передала украинским спецслужбам списки боевиков. Елена не попала, как минимум, уже на три обмена. Ее обе дочери уехали сразу после начала конфликта, а она там жила из-за того, что у нее есть там пожилая мама.

Стоит еще сказать о такой особенности: женщин, задержанных за «шпионаж», ужасно пытали и большинство из них были в «Изоляции». Вышедшие в 2019-м году женщины рассказывают об этих ужасных пытках, о которых в эфире говорить страшно.

  • Женщин, задержанных за «шпионаж», ужасно пытали и большинство из них были в «Изоляции»

Игорь Котелянец: Есть ли с этими женщинами какая-нибудь связь и какая-то возможность им помогать? И как правило, какие сроки им дают?

Татьяна Катриченко: Они все сидят за политические статьи, а это как минимум 10 лет и больше. Что касается общения с родственниками, то если родственники живут на оккупированной территории и их родной человек уже «осужден», то у них есть возможность официальных свиданий на три дня. Есть возможность говорить по связи местного оператора. Но если родственники находятся на свободной территории Украины, то позвонить очень сложно — работники колоний не позволяют звонить, используя связь украинских операторов.

Игорь Котелянец: Есть ли эти 30 женщин в так называемых обменных списках и обсуждают ли их в Минске?

Татьяна Катриченко: Именно эти 30 женщин есть в списках. Но я не исключаю того, что есть женщины, и я даже знаю несколько фамилий, которых нет в списках. Этому есть несколько причин. Например, одна женщина была задержана также за «шпионаж», но дали ей всего два года. Ее не подавали в списки, потому что скоро подойдет ее срок на освобождение. Или есть такие женщины, родственники которых не хотели подавать их в список. К счастью, их подают в список сидящие с ними рядом бывшие пленницы.
Анастасия Багалика: То есть, возможно, речь идет не о 30 женщинах, а о большем количестве?

Татьяна Катриченко: Возможно. Когда мы говорим о заложниках в ОРДЛО, мы всегда должны помнить, что официальные списки, возможно, втрое меньше реальных.

Полную версию разговора можно прослушать в добавленном звуковом файле.

Создание этой программы частично или полностью финансируется в рамках Фонда Прав Человека Посольства Королевства Нидерландов. Содержание и мнения, изложенные в этом выпуске программы, являются ответственностью авторов и необязательно соответствуют позиции Посольства.
При перепечатке материалов с сайта hromadske.radio обязательно размещать ссылку на материал и указывать полное название СМИ — «Громадське радио». Ссылка и название должны быть размещены не ниже второго абзаца текста.

Підтримуйте Громадське радіо на Patreon, а також встановлюйте наш додаток:

якщо у вас Android

якщо у вас iOS

Комментарии

Последние новости