У журналістів, які брали у мене інтерв’ю після звільнення з колонії, вилучили апаратуру, - політичний біженець з Татарстану

Свою історію розповідає Рафіс Кашапов, який закликав до об’єднання тюркських народів, котрі проживають у Туреччині, на Кавказі, в Росії і Середній Азії, а також до солідарності з кримськими татарами

Гостi

Рафіс Кашапов

https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/04/zvilnit-nashykh-ridnykh-2018-04-25.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/04/zvilnit-nashykh-ridnykh-2018-04-25.mp3
У журналістів, які брали у мене інтерв’ю після звільнення з колонії, вилучили апаратуру, - політичний біженець з Татарстану
0:00
/
0:00

Кашапов Рафіс Рафаїлович (59 років) – татарський громадський діяч, політичний в’язень. З початком російсько-української війни брати Кашапови публічно засудили дії РФ. Рафіс взяв участь в організації антивоєнних мітингів на території  Татарстану, оголосив голодування на підтримку полоненої Надії Савченко і закликав татар не воювати проти українців.

Заарештований 28-го грудня 2014 року незабаром після повернення з Туреччини, де організовував протести проти анексії Криму та правління Володимира Путіна в Росії. Він закликав до об’єднання тюркських народів, які проживають у Туреччині, на Кавказі, в Росії і Середній Азії, а також до солідарності з кримськими татарами, які зазнають переслідувань. Безпосереднім приводом порушення кримінальної справи стали записи в соціальній мережі «ВКонтакте», у яких Рафіс порівнював російський режим з гітлерівською диктатурою. Влада кваліфікувала це як розпалювання ненависті за національною ознакою.

15 вересня 2015 року суд у російському місті Набережні Човни у Республіці Татарстан засудив Рафіса Кашапова до 3 років колонії загального режиму. Його визнали винним  закликах до сепаратизму, розпалюванні ненависті і ворожнечі  за національною ознакою. Кашапов вийшов на свободу 26 грудня 2017 року.

Вже у лютому 2018 року, остерігаючись нового арешту, він виїхав з Росії до України. Перебуваючи в Києві, татарський діяч дав низку інтерв’ю, у яких заявив, що не збирається повертатися до РФ і має намір розгорнути активну політичну діяльність в еміграції. Кашапов зазначив, що буде просити політичного притулку в одній з європейських держав.

При мікрофоні брат політв’язня Євгена Панова Ігор Котелянець, сестра Олега Сенцова Наталія Каплан.

У нашій студії — колишній політв’язень Рафіс Кашапов.

Рафіс Кашапов: Владимир Путин всех несогласных сажает не только на Крымском полуострове. Страдают и крымские татары, и русские, и украинцы. Как только был захвачен Крым, около 300 крымских татар были арестованы. В первые же дни начались массовые аресты.

Наталія Каплан: Как складывалось отношение россиян, в частности в Татарстане, к Крыму после аннексии?

Рафіс Кашапов: Около 20 лет ни одно высшее руководство Татарстана, президенты, министры, не посещали Крым. После захвата Крыма военными РФ тут появилось руководство Республики Татарстан. Это означает, что Путин сказал им «фас», бегите туда, чтобы крымские татары стали лояльными, послушными, «шестерками» у Владимира Путина, однако, я очень благодарен крымским татарам, они не сдаются, они ведут борьбу за свои права. Первое время, около 4 лет назад, около 20 молодых крымских татар просто исчезло. Потом нашли их трупы. Когда Крым был в составе Украины, не было таких убийств.

Наталія Каплан: Вы один из бывших политзаключенных. Расскажите подробнее, как шел процесс в России.

Рафіс Кашапов: Путин прилетал в Турцию, чтобы встретиться с Эрдоганом. Крымские татары организовали 3-тысячный митинг. В нем участвовали и украинцы, казанские татары.  Когда я находился в Турции в защиту Украины и крымских татар (это было около 4 лет назад), я держал плакат с надписью: «Путин, Сталин – убийцы крымских татар». В конце плаката было написано: «Мы, казанские татары, с вами, солидарны с Украиной и крымскими татарами». Ко мне подошел посол РФ и открыто сказал, что после возвращения в Татарстан я сяду. Это означает, что в РФ не только силовые структуры дают срок. Я возвратился ночью, в 5 часов утра возле моей квартиры уже стоял сотрудник ФСБ. Я был арестован.

В Турции на акции в поддержку крымских татар посол РФ сказал мне, что после возвращения в Татарстан я сяду

Сидеть было тяжело. Сотрудники ФСБ сразу сказали: ты будешь отбывать срок там, где нет ни телевизора, ни радиовещания, никакой прессы, никаких сотовых телефонов. Я полтора года сидел в одиночных камерах, делал упражнения, писал письма. Где-то за год до окончания срока перестали приходить письма. Перед освобождением дней 10 – 15 я шатался. Мне что-то подмешали, наверное, в еду.

Читайте також: Из трех лет заключения полтора года я провел в одиночной камере, – политбеглец из Татарстана

Ігор Котелянець: Как произошло ваше освобождение?

Рафіс Кашапов: Мне раз пять или шесть в день освобождения говорили, что я буду арестован. Когда я освобождался, у меня телеканалы, информагентства, газетчики брали интервью. Меня же уже забрали родные близкие, а мне звонят и спрашивают, могу ли я дать им опять интервью о тюремной жизни. Оказывается, как только я уехал, у всех журналистов забрали аппаратуру. Вся информация была уничтожена. После возращения один из моих знакомых, подполковник, позвонил мне и сказал: «Рафис Рафаилович, уезжайте. Если в ближайшее время не выедите, вы опять получите срок от 5 до 7 лет, строгий режим». Пришлось покинуть свой родной край.

Украинцы меня понимают, я много встречался с общественно-политическими деятелями, депутатами, писателями, журналистами. Здесь я впервые встретился с лидером крымскотатарского народа Мустафой Джемилевым, председателем Меджлиса крымскотатарского народа Рефатом Чубаровым. Мне здесь комфортно, но мне придется покинуть Украину, потому что я должен масштабно вести свою общественно-политическую деятельность. Я скажу причину. Во всех странах мира татары, башкиры и все кавказские народы, которые являются выходцами из Советского Союза, пляшут под российскую дудку. Все культурные, религиозные мероприятия проводятся под флагом РФ. Но у нас есть свой президент, своя история, свой язык.

Ігор Котелянець: Мы пытаемся понять, что еще не сделали Украина и мир, чтобы так надавить на Путина, чтобы политзаключенные оказались на свободе.

Рафіс Кашапов: Украинские средства массовой информации должны вещать на весь мир на разных языках о политзаключенных, об агрессии РФ и должны защищать жителей Донбасса, Крыма, жестко осуждать нарушения прав политзаключенных. Если СМИ донесут информацию всему миру, мир поднимется, это будет удар для преступного режима РФ.

Наталія Каплан: Как вы думаете, Путину еще долго осталось?

Рафіс Кашапов: Любая империя разваливается. Я думаю, что до конца своего срока он не добудет. Путин уже всем надоел, даже своим.

Ігор Котелянець: Санкции, которые добилась Украина от всего мира против России, эффективны?

Рафіс Кашапов: Эффективны. После освобождения я общался с одним человеком, полковником милиции. Он сказал, что назревает гражданская война, если дальше будет так. По его словам, люди воруют, людям нечем кормит детей, давно дали негласное указание не сажать за воровство. Это означает, что становится очень много недовольных.

Повну версію розмови слухайте у доданому звуковому файлі.