https://static.hromadske.radio/2018/08/gromadska-hvilya-s.svg

Донбас опинився в «Ізоляції». Як реагує Європа?

Мистецький фонд “Ізоляція”, що був розташований на покинутому заводі ізоляційних матеріалів у Донецьку, рік тому покинув рідне місто, митці переїхали до Києва й облаштувалися на новому місці – теж в промзоні – на Подолі. Як вплинуло це на їхню діяльність та як зараз “Ізоляцію” сприймають у Європі, розповіла “Громадській хвилі” директорка з комунікацій фонду Анна Мєдвєдєва. 

Донбас опинився в «Ізоляції». Як реагує Європа?
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr_ur1_2015-06-19_medvedeva_anna.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr_ur1_2015-06-19_medvedeva_anna.mp3
Донбас опинився в «Ізоляції». Як реагує Європа?
0:00
/
0:00

Медведєва АннаМистецький фонд “Ізоляція”, що був розташований на покинутому заводі ізоляційних матеріалів у Донецьку, рік тому покинув рідне місто, митці переїхали до Києва й облаштувалися на новому місці – теж в промзоні – на Подолі. Як вплинуло це на їхню діяльність та як зараз “Ізоляцію” сприймають у Європі, розповіла “Громадській хвилі” директорка з комунікацій фонду Анна Мєдвєдєва. 

Тетяна Трощинська: Що найважливіше трапилося окрім того, що ви переїхалі їз Донецька? Очевидно багато зв”язків втрачено, але можна говорити, напевно, що є якісь здобутки.

Анна Мєдвєдєва: Наш новый период отмечен тем, что мы не привязываемся к месту. Мы условно находимся в Киеве, но большую часть времени мы проводим за пределами этого города. Мы сохраняем нашу связь с Донбассом. Часто ездим на территорию восточно-украинских регионов, проводим там проекты, которые могут вдохновить перемены, о которых я сказала. В основном, это культурные, образовательные инициативы. Также мы выезжаем за пределы страны потому что на примере нашей культурной институции можно рассказать о том, что происходит на востоке, людям, непогруженным в контекст. При этом мы показываем разные точки зрения. У нас есть возможность продемонстрировать видео боевиков, захвативших территорию, и которые рассуждают об искусстве и о том, чем занималась “Изоляция” в Донецке. Есть возможность показать интервью с художниками и журналистами, которые были в заключеннии в подвалах “Изоляции” и интервью с молодыми людьми, которые считают, что Донецк – это часть Украины и связывают свое будущее с этим городом.То есть мы либо на востоке все время либо мы за пределами Украины.

Тетяна Трощинська: Якщо зайти на Ваш сайт, то одразу кидається в вічі така червона яскрава стрічка, на якій написано: “Територія фонду “Ізоляція” в Донецьку залишається захопленою”. Ця стрічка є щодня на вашому сайті, так? Що зараз відбувається з територією?

Анна Мєдвєдєва: За последний год, насколько нам известно, ничего не изменилось. Это военная база для тренировки боевиков, тюрьма и место для исполнения приказов. И мы знаем, что многие наши инсталляции, которые были частью территории, были вывезены на металлолом. Мы утратили часть коллекции, только треть смогли спасти и вывезти. И огромную часть мы не смогли бы вывезти, даже если бы это было возможно, потому что многие объекты является неотъемлемой частью территории. И только в контексте этой территории, территории завода изоляционных материалов, они работают, они есть культурными объектами. ….Через неделю стартует проект “Международные резиденции”, он будет реализован частично в Мариуполе, частично в Киеве. Это проект, объединяющий архитекторов, урбанистов, художников, которые приезжают в Мариуполь для того, чтобы визуализировать данные, собрать карту города и потом обрабатывать эти данные уже в Киеве и общаться здесь с другим сообществом и таким образом мы тоже выстраиваем коммуникацию между совершенно разными сообществами… Потому что таже “Межуднародная резеденция” о которой я сказала, это возможность объединить совершенно разные опыты, совершенно разные системы мировоззрения. Вызвать может быть иногда какой-то дискомфорт, но мы всегда даем возможность дискуссии. Художник может рассказать о своих проектах. И происходит сумасшедший обмен мнениями, обмен практиками и получается такой микс.

Василь Шандро: Хто вам допомогає зараз і чи з”явилися нові охочі допомогти фондові?

Анна Мєдвєдєва: Если говорить о бюджетировании, то небольшую часть составляют гранты. Но в основном – это меценаты. Меценаты как корпоративные, так и приватные. И их структура не изменилась. Но мы чувствуем сумасшедшую поддержку международных институций и украинских. Украинских, пожалуй, меньше, но потому что, наверное, мы сейчас представляем одну их групп беженцев, если можно так сказать “институациональные беженцы”, а для иностарнцев мы – единственный арт-центр, захваченный боевиками. Поэтому они быстрее откликаются и быстрее распространяют информацию. Те проекты, о которых я говорила, что мы ездим за границу, в основном это приглашения арт-центров. Из Парижа, например. Мы открыли неделю назад выставку в Праге. У нас есть приглашение в Брюссель и мы получили возможность провести выставку в Берлине. То есть поддержка есть и не только на словах, есть поддержка также материальная.