Ми за легалізацію секс-роботи, але проти насильства — організаторка маршу секс-працівників

Чи є права у працівників секс-індустрії та яких саме змін до законодавства вони вимагають розповіла співорганізаторка маршу Юлія Дорохова

Ведучі

Євген Павлюковський,

Ірина Славінська

Гостi

Юлія Дорохова

Ми за легалізацію секс-роботи, але проти насильства — організаторка маршу секс-працівників
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_hh_2017-03-05_dorohova.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_hh_2017-03-05_dorohova.mp3
Ми за легалізацію секс-роботи, але проти насильства — організаторка маршу секс-працівників
0:00
/
0:00

У Києві вперше відбувся марш секс-працівників з вимогою скасувати адміністративну відповідальність за заняття сек-роботою. Подробиці розповідає співорганізаторка Юлія Дорохова. Розмову провів Євген Павлюковський

Євген Павлюковський:  Хто такі секс-працівники?

Юлія Дорохова: Это все, кто предоставляет секс-услуги за вознаграждение. Это мужчины, женщины и трансгендеры.

Євген Павлюковський: Акція зі сторони секс-працівників відбулася в Україні вперше. Чи важко було вмовити учасників акції вийти на захист своїх прав?

Юлія Дорохова: Очень приятно, что звучит слово профессия. Организовывать было сложно. Я говорила, что это мы впервые имеем мужество и смелость, чтоб сказать о том, что мы есть и у нас есть проблемы.

Мы хотим, чтоб государство нас признало, отменило наказание за предоставление секс-услуг и стало защищать. Мы готовы платить налоги.

Євген Павлюковський: Хто зголосився брати участь, окрім працівників цієї індустрії? Чи багато було охочих?

Юлія Дорохова: Это было впервые. Возможны были провокации. Люди боялись. Мы решили, что люди выйдут в масках. Нас поддержали общественные организации, которые работают с секс-работниками, нас поддержали правозащитники, представители других организаций из Кении, Камбоджи и те люди, у которых есть своя гражданская позиция на этот счет.

Идея возникла на внутренней встрече. Девочки, женщины и мужчины боятся говорить об этом – высокий уровень дискриминации. Если открыть лицо на митинге, то нас потом будут преследовать. Люди боятся. Ещё Елена Девис, она не член нашей организации, озвучила эту идею, а мы её расширили.

И спасибо организации «Громадське здоров’я», которая тоже нам помогла. Мы боимся, потому что сейчас широко в СМИ обсуждается эта тема. Даже у полиции есть мнение, что нужно легализировать проституцию. Тем не менее, пока не будет волевого решения государства – мы будем вне закона. Было страшно открыться и рассказать.

В СМИ была информация, что был накрыт бордель. Месячный оборот – полтора миллиона гривен. Там была жесткая система контроля – 15 человек контролировали. Я думаю, что там масштабы гораздо больше. Они контролировали 60 женщин. Они половину они отдавали охранникам, сутенерам, водителям, у них был кол-центр. Если бы они платили налоги, а государство их защищало, как в Турции, то в казне был бы большой доход.

Мы могли бы платить налоги, а так, это все оседает  в карманах коррумпированных чиновников и правоохранительных органов, которые «крышуют» проституцию.

Если мы говорим о моральности, то есть много вопросов.

 Євген Павлюковський: Чи може легалізація проституції викорінити проблему  сексуального примусу?

Юлія Дорохова: Мы за добровольное оказания секс-услуг. Мы против насилия. Было интересно послушать, что говорят люди. Была программа, в которой выступала юристка Елена Львова. Она выступила против. Она утверждала, что после легализации проституции в Амстердаме, увеличилось количество насильственных актов и принуждений. У нас есть такая статистика? Девочки, которые занимаются проституцией, могут прийти в полицию и сказать, что их побили?

Когда я представляю интересы таких женщин, мужчин или трансгендеров, люди боятся рассказывать. Они понимают, что они вне закона, они не защищены. Коллеги из другой организации приводили пример, как на одну девушку за один день правоохранители составили восемь протоколов за занятие проституцией. Это невозможно. Она физически не успела бы восемь раз пройти процедуру оформления протокола за один рабочий день.

Євген Павлюковський: Навіщо це робиться? Для статистики?

Юлія Дорохова: Конечно. Правила игры: девочки не могут иначе, а правоохранителям нужна статистика.

Євген Павлюковський: За якою схемою, на вашу думку, слід легалізувати проституцію в Україні?

Юлія Дорохова: Надо брать лучшее из зарубежного опыта, но кое-что разрабатывать самостоятельно. Нельзя просто взять европейскую модель и имплементировать у нас.

Євген Павлюковський: Чи є статистика, що після легалізації кількість сексуальних злочинів у країні зменшилася.

Юлія Дорохова: Конечно. Швеция: уровень насилля очень сильно снизился. Голандия и Германия имеет какую-то статистику. В Украине не существует статистики. Мы сделали информационный запрос в государственную судебную администрацию, а нам даже не дали ответ. Не дали ответ в установленном законом порядке. Мы вообще без прав.

Євген Павлюковський: Что должен изменить закон в случае легализации.

Юлія Дорохова: Мы подготовили небольшую выдержку. Это даже не законопроект. Мы требовали отменить статью 181 часть 1 Административного кодекса Украины. Эта статья предполагает штрафы за секс-работу.

Євген Павлюковський: Чи варто говорити про легалізацію секс роботи в умовах кризи. Чи не стане бідність фактором, який підштовхне вимушеного вибору саме такої зайнятості?

 Юлія Дорохова: При чем здесь все это. Тут суть вопроса теряется. Какая разница? Они все равно это делают. Только нелегально. Это было есть и будет. А они могли бы платить налоги и не скрываться. Если они хотят иметь защиту от государства, то, что в этом плохого. Ещё один плюс можно найти в контексте распространения болезней, которые передаются половым путем.

Сейчас масса женщин-переселенок загнаны за черту бедности вместе с детьми. У одной моей знакомой было двое детей. Днем она мыла «Ашан», а вечером работала в секонд-хенде. Ей надо было отправить детей в школу, все оплатить. В один из дней она вышла на Окружную. Она не работала регулярно, только когда были нужны деньги.

Тогда вопрос не стоял о том, будет ли она проходить медосмотр. Тогда нужно было накормить детей. Кроме того, моя коллега, сказала, что презервативы защищают от инфекций на 85%, это неправда. Презервативы защищают на 100%.

Сейчас девочки со справками о прохождении медосмотра стоят дороже. Таким образом они  привлекают клиентов.

Євген Павлюковський: Як на практиці виглядатиме легалізація? Чи буде запис у трудовій, посвідчення?

Юлія Дорохова: Как у нас это будет я не знаю. ФОП, трудовые договоры. Пока нет первого шага, то нет смысла думать о втором и третьем. Во время прямого эфира на «Магнолия ТВ» было голосование:  54% – поддержали легализацию, 30% против,  18% было безразлично.

Я призиваю правительство начать этот процес. Положительных моментов очень много. Всегда найдуться те, кто будет против.