Немає жодних механізмів примусити Росію виконати рішення Міжнародного суду ООН, — Андреюк

Це питання може бути поставлено на розгляд Ради Безпеки ООН, яке може бути заблоковано правом вето Росії. Тоді це може бути процедура Генеральної Асамблеї, але вона дуже складна

Ведучі

Ірина Соломко,

Андрій Куликов

Гостi

Євгенія Андреюк

Немає жодних механізмів примусити Росію виконати рішення Міжнародного суду ООН, — Андреюк
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/04/hr_hh_2017-04-19-andrijuk.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/04/hr_hh_2017-04-19-andrijuk.mp3
Немає жодних механізмів примусити Росію виконати рішення Міжнародного суду ООН, — Андреюк
0:00
/
0:00

Тому сказати, що є прямі механізми примусу до виконання цього рішення, не можна.

Так говорить експертка з міжнародного права організації Крим SOS Євгенія Андреюк, з якою ми зв’язались телефоном, щоб дізнатися її думку з приводу рішення Міжнародного суду ООН.

Нагадаємо, що Міжнародний суд ООН зобов’язав Росію відновити Меджліс кримськотатарського народу і припинити дискримінацію меншин у Криму, зокрема в сфері освіти, але відмовив у тимчасових заходах за конвенцією проти тероризму.

Андрій Куликов: На вашу думку, чому саме так вирішив суд?

Євгенія Андреюк: Важно понимать, что это было решение о временных мерах, и оно не влияет на рассмотрение дела по юрисдикции и не будет влиять на рассмотрение дела по существу.

Почему такое решение? Суд рассматривает все аргументы, которые предоставляют стороны. По конвенции по терроризму суд сказал о том, что Украина не предоставила достаточно фактов, показывающих, что Россия на самом деле имела намерения поддерживать акты терроризма.

То есть, возможно, при предоставлении большего количества факторов суд мог бы признать временные меры. А сейчас суд указал, что он не видит необходимости в признании каких-то временных мер в этой области.

По Крыму у нас было намного больше требований, в том числе, приостановить уголовное преследование, практику насильственных исчезновений, однако из всех предложений суд поддержал только два — восстановить деятельность Меджлиса и прекратить дискриминацию украинцев в области образования. И это обязательное решение для России, ведь Международный суд является одной из структур вместе с Советом Безопасности, который в состоянии принимать обязательное для стран решение.

Суд сказал о том, что Украина не предоставила достаточно фактов, показывающих, что Россия на самом деле имела намерения поддерживать акты терроризма

Ірина Соломко: На що жителі Криму можуть розраховувати щодо поновлення роботи Меджлісу, зокрема? Чи виконає рішення цього суду Росія, на вашу думку?

Євгенія Андреюк: Это решение является обязательным. Но, к сожалению, нет никаких четких механизмов, ведь в международных отношениях нет ни армии, ни полиции, которые заставили бы Россию это сделать. Этот вопрос может быть поставлен на рассмотрение Совета Безопасности ООН, которое может быть заблокировано правом вето России. Тогда это может быть процедура Генеральной Ассамблеи, но она очень сложная.

Поэтому сказать, что есть прямые механизмы принуждения к выполнению этого решения, нельзя.

Но тем не менее политический вес этого решения очень велик, и оно на международном уровне признает, что запрет Меджлиса незаконный, те действия, которые сейчас Россия производит в Крыму, незаконны, и они должны быть отменены в кратчайшие сроки.

Это является дальше хорошей основой в Европейском суде, который в своих решения, кроме признания фактов, также присуждает и денежные компенсации за нарушения прав.

Политический вес этого решения очень велик, и оно на международном уровне признает, что запрет Меджлиса незаконный, те действия, которые сейчас Россия производит в Крыму, незаконны, и они должны быть отменены в кратчайшие сроки

Ірина Соломко: Скільки нам ще чекати фінального рішення цього суду?

Євгенія Андреюк: Я еще раз подчеркиваю, что сегодняшнее решение не имеет никакого отношения к рассмотрению дела по существу. Мы ходатайствовали о временных мерах, опасаясь, что действия России могут ухудшить этот спор, и суд рассматривал это узкое ходатайство.

В течении года-полтора суд начнет рассматривать вопрос юрисдикции — то есть имеет ли право суд это дело рассматривать вообще. Потому что по каждой конвенции, перед тем, как подавать дело в суд, есть целый механизм досудебного урегулирования спора. Это арбитраж, переговоры, которые должны были проходить. И суд будет рассматривать, были ли эти действия эффективными.

Если суд признает, что он имеет компетенцию это дело рассматривать, он перейдет к рассмотрению дела по существу. Это может занять еще пару лет.

Поэтому самые оптимистические прогнозы — это от двух-трех лет и до пяти.