Немає жодного нормативного документу для забезпечення переселенців житлом, — мер Кремінної

Що змінюється, а що так і залишається не вирішеним у Кремінній Луганської області, розповідає мер міста Юрій Прокопенко

Ведучі

Дмитро Тузов,

Наталя Соколенко

Гостi

Юрій Прокопенко

Немає жодного нормативного документу для забезпечення переселенців житлом, — мер Кремінної
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_u_tvoemu_misti_17-03-23_prokopenko.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_u_tvoemu_misti_17-03-23_prokopenko.mp3
Немає жодного нормативного документу для забезпечення переселенців житлом, — мер Кремінної
0:00
/
0:00

Ефір ведеться з виїзної студії Громадського радіо у Сєвєродонецьку.

Дмитро Тузов: У Кремінній є кілька ключових об’єктів, які вдалось відновити, водонасосна станція?

Юрій Прокопенко: Понятно, что самые важные вопросы — это жизнеобеспечение населения. Одна из проблем — водообеспечение, все оборудование было устаревшим. Лет десять назад мы научились правильно выписывать проекты ООН, теперь выигрываем их практически по всем проектам. На водонасосную станцию нам выделили 3 миллиона 650 тысяч гривен — мы заменили всю кабельную продукцию, насосное оборудование, на 30% стали экономить электроэнергию на подачу воды.

Первые два проекта были — два моста при въезде в город, один уже сделали. С того времени участвуем во всех проектах. Делается уже все по-европейски. Бюджет Креминной 13 миллионов 300 тысяч гривен, в прошлом году, вместе с ПРОООНовскими проектами, вместе с Фондом регионального развития и так далее, мы освоили 16 миллионов — то есть больше годового бюджета города. В декабре прошлого года я уже подписал контракт с Евросоюзом на 1 миллион 756 тысяч евро. Благодаря этому контракту мы сможем поменять все магистральные водоводы в городе.

Дмитро Тузов: На відновлення доріг гроші йдуть з державного бюджету, ситуація катастрофічна — ми буквально сьогодні їхали по цим смугам з кратерами. Як ви вважаєте, як змінити цю ситуацію?  

Юрій Прокопенко: Я вчера приехал из Киева, был на заседании правления Ассоциации городов Украины, там были и Гройсман, и Зубко, и министр финансов. Все мэры поднимали вопрос, их ответ был такой — да, мы видим ситуацию, практически на дороги десятки лет не выделяли деньги из госбюджета, местные советы пытались ямочным ремонтом как-то их подлатать. Но те зимы, которые есть — днем солнце, ночью мороз — со снегом ушли почти все дороги.

Наталя Соколенко: Може треба змінювати технології? Чи розглядається це взагалі стратегічно?

Юрій Прокопенко: Именно об изменении технологий правительство и говорит. Второе — те дороги, которые строились еще в те года, а техника была КамАЗ и КрАЗ 10-тонники — сегодня идут 40-тонники, которые везде набивают колеи. Дороги устарели до такой степени, что их просто надо убирать и строить новые.

Наталя Соколенко: Яка ситуація з переселенцями? Із забезпеченням житлом переселенців?

Юрій Прокопенко: Ситуация очень сложная. Вчера на заседании мы тоже поднимали этот вопрос. Создано уже, по-моему, три министерства по вопросам переселенцев и так далее, но на сегодняшний день нет ни одного нормативного документа, как можно обеспечить переселенцев жильем.

Вот мы сейчас столкнулись с таким моментом: давай мы тебе сейчас выделим деньги с бюджета, купите переселенцам жилье. Я когда начал искать, как другие города, которые приобрели жилье, кто им выделял деньги — международные доноры. А вот именно у нас в Украине нет методики. Должно быть постановление кабмина. А пока тишина.

Дмитро Тузов: А те, що у нас в країні відбувається децентралізація, ви це відчуваєте практично на своєму рівні як мер міста? Чи наповнюється бюджет?

Юрій Прокопенко: Я в этом году уже второй раз занимаюсь этим вопросом. Первый раз мы начали в 2015 году, провели всю процедуру по созданию территориальной громады, но в последний момент обработали всех депутатов, они опустили голову и не проголосовали.

Дмитро Тузов: Кто обработал?

Юрій Прокопенко: Естественно, районные власти. В прошлом году осенью мы опять стартовали, шли-шли по процедуре, к нам должны присоединиться два села. Приезжаем в село — люди всего нового боятся. Я им говорю — сегодня бюджет Кременной чуть больше 13 миллионов, если мы с вами объединимся, наш бюджет будет 104 миллиона. Считать умеют, но боятся. Вот мы два села проехали — одно совсем отказалось, второе еще не дало ответ.

Дмитро Тузов: Це ж відбувається всупереч державній політиці, я так розумію. А чому районна влада не зацікавлена у тому, щоб створилась місцева громада?

Юрій Прокопенко: Вчера Гройсману задали этот вопрос, сколько же будет это продолжаться. Он сказал, что будет разбираться. Районные власти прекрасно понимают, что после того, как пройдет децентрализация, их структуры не будет. Все, что проходит по районному бюджету, перейдет в объединенные громады. Премьер говорит, мы все видим, знаем, мониторим ситуацию, некоторые за это ответят. Но пока никто не ответил.

Дмитро Тузов: А ви можете зібрати депутатів, показати — бачите по яким дорогам їздять ваші мерседеси, ви бачите в якому стані школи. Депутати ж не з Марсу, так само мешканці міста?

Юрій Прокопенко: Все это людям рассказывается. Но их пугают закрытием садиков, школ, сельских советов. Я им объясняю — сегодняшняя практика — объединилась громада, в сельсовете будет числиться один староста, но те люди, которые там работали (землеустроитель, секретарь, человек, который сидит на справках) будут числиться у меня, в моих отделах в объединенной громаде. Работать они будут у вас, а два раза в месяц приезжать за зарплатой. Ничего не поменяется.

Если сегодня школа с 17 детьми обходится районному бюджету в 800 тысяч, то в объединенной громаде я вам увеличу в два раза, если вы хотите, чтобы преподаватель читал пять предметов. А потом ребенок, когда выучится, скажет: папа и мама, почему вы меня не пустили в опорную школу, потому что я не могу никуда поступить. В опорной школе более качественные педагоги, образование.

Дмитро Тузов: Чи є у вас надія, що весь той безлад, який ми бачимо, можна подолати? Відбудувати область в реальні терміни?

Юрій Прокопенко: Если бы у меня не было надежды, я бы не шел на выборы городского главы в 2015 году. Все должно разрешиться, сейчас заходит много доноров — это хорошо. Мы их по всей Украине ищем, находим, выписываем проекты и заключаем контракты.

Наталя Соколенко: Як там знамениті дубові ліси Кремінної? Стоять?

Юрій Прокопенко: Это заповедник, там все охраняется законом. Там все прекрасно, можно приезжать отдыхать, всех приглашаем.