Что стоит делать Украине на трехсторонних газовых переговорах с РФ?

17 июля прошла трехстороння встреча Украина-Россия-ЕС в Берлине, где обсуждались вопросы, связанные с поставками российского газа в Европу после 2020-го года

Ведучi

Анастасія Багаліка

Гостi

Тарас Качка

Что стоит делать Украине на трехсторонних газовых переговорах с РФ?
https://static.hromadske.radio/2018/07/hr-kyivdonbass-2018-07-19_kachka.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/07/hr-kyivdonbass-2018-07-19_kachka.mp3
Что стоит делать Украине на трехсторонних газовых переговорах с РФ?
0:00
/
0:00

Каковы итоги этой встречи, мы спросили у советника министра иностранных дел Тараса Качки.

Анастасия Багалика: Есть ли уже промежуточные итоги у этих консультаций?

Тарас Качка: От первой встречи нельзя ждать результатов в этом понимании, но своеобразный результат, очевидно, есть, потому что были опасения, что эти консультации продолжаться пять минут высказываниями каких-то ультиматумов. Но они прошли конструктивно. И мы по результатам этих консультаций вышли на те параметры разговора, которые для нас приемлемы.

Здесь важно сказать, что у нас есть целая история переговоров с Российской Федерацией по поводу поставок российского газа. Мы помним эту историю 2009-го года по поводу отсутствия контракта, срыва поставок. Также в начале 90-х было много скандальных историй. Поэтому нам было очень важно показать, что мы организовываем этот диалог цивилизованно, что мы принимаем во внимание, что Украина интегрируется с Европейским Союзом. То, как мы проговорили, очень конструктивно, потому что и европейская комиссия, которая позиционирует себя как посредник между Украиной и Россией, очень хорошо объяснила новые обстоятельства, в которых мы ведем свои переговоры, что речь идет уже о том, что этот контракт должен соответствовать украинскому законодательству, а оно в свою очередь соответствует европейскому законодательству. В России подтвердили, что они в курсе наших изменений, они следят за тем, что происходит в Украине.

Дальнейшие дискуссии уже будут горячие, потому что речь зайдет об объемах, и тут будет сложная дискуссия. Также будет горяча дискуссия по тарифам, хотя у нас тут сильная позиция, потому что говорим, что мы готовы применять ту методологию, которая применяется в ЕС. И уже даже первые расчеты были представлены «Нафтогазом».

Болезненным вопросом будет вопрос Стокгольмского арбитража, потому что для украинской стороны, очевидно, что вопрос закрыт. Мы сейчас имеем ситуацию, когда «Газпром» должен «Нафтогазу» 2,5 миллиарда долларов.

Анастасия Багалика: В этих переговорах есть глава о «Северном Потоке-2» и его месте. Почему важно на этих переговорах говорить о том, что на «Северный Поток-2» нужно тоже право ЕС?

Тарас Качка: Для нас это очень важный момент, потому что мы понимаем, что «Северный Поток-2» – это инструмент обхода Украины в поставках газа из России в ЕС. Для нас это вопрос и конкуренции экономической, но, в первую очередь, это вопрос безопасности. Потому что мы понимаем, что, если Россия так сильно вкладывается в альтернативные маршруты, это делается для того, чтобы развязать себе руки для какой-то агрессии. Поэтому мы понимаем точно, что «Северный Поток-2», – это явление очень плохое. Но, тем не менее, исходя из того, что есть европейские компании, заинтересованные в постройке, нам нужно, чтобы все маршруты поставок российского газа регулировались одинаково. Так как в Украине это делается на основании права Европейского Союза, соответственно для того, чтобы сравнивать, что выгоднее, что – нет, нужно чтобы и «Северный Поток-2» работал по тем же правилам, что и украинская ГТС. И в таких условиях нет спекуляций, и мы можем показать, что коммерчески украинская ГТС более привлекательная, чем любой другой альтернативный маршрут.

Анастасия Багалика: В каких правовых рамках обсуждается на данный момент работа «Северного Потока-2»?

Тарас Качка: «Северный Поток-2» нужно рассматривать в двух ипостасях. Первый – это просто труба, которую можно проложить по дну Балтийского моря, и те разрешения, которые получает «Северный Поток-2» в Балтийском море, – это разрешение на само строительство. Это все регулируется другим правом, не энергетическим. Но второй вопрос – это то, насколько регулируется сама транспортировка, само использование этой трубы. И тут мы говорим о том, что энергетическое право ЕС должно применяться, как и в украинской системе.  

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле.