Что изменится в работе патрульных после убийства полицейских в Днепре?

Расследование убийства патрульных, законопроект о «праве презумпции полицейского», и ужесточение поведения патрульных —эти вопросы мы обсудим с заместителем начальника Нацполиции Константином Бушуевым

Ведучi

Ілона Довгань,

Дмитро Тузов

Гостi

Костянтин Бушуєв,

Віталій Горкун

Что изменится в работе патрульных после убийства полицейских в Днепре?
https://static.hromadske.radio/2016/09/hr_kyivdonbass-16-09-27_bushuev.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/09/hr_kyivdonbass-16-09-27_bushuev.mp3
Что изменится в работе патрульных после убийства полицейских в Днепре?
0:00
/
0:00

Также по телефону поговорим с руководителем Мариупольской патрульной полиции Виталием Гокуном о работе патрульной полиции в этом прифронтовом городе.

Илона Довгань: Что на сегодняшний нового вы можете сказать о расследовании убийства двоих полицейских в Днепре?

Константин Бушуев: Мы можем сейчас говорить о том, что преступник (имеется ввиду, подозреваемый — ред.) находится под юрисдикцией органов Национальной полиции, проводятся все необходимые следственно-оперативные мероприятия, которые позволяют максимально точно зафиксировать в рамках уголовного производства все те факты, которые требуют исследования.

Работа идет, и я уверен, что виновный понесет самое суровое наказание.

Нельзя говорить о том, что мы дадим однобокое право полицейскому применять определенную силу в том или ином случае, и ограничим всех граждан. Важно обоюдное понимание происходящего

Дмитрий Тузов: Он уже признал свою вину? Ведь из его тела извлечена пуля из табельного оружия убитого им полицейского?

Константин Бушуев: Нет, но это не имеет значение, потому что улик на самом деле предостаточно: и пуля, и свидетельские показания водителя маршрутного автобуса, и видеозаписи, и т. д. То есть другого варианта, как понести самое суровое наказание, предусмотренное законодательством, у него нет.

Илона Довгань: Вчера на одном из ток-шоу военный прокурор Матиос говорил, что Пугачев принимал участие в тех преступлениях, в которых обвиняют и «Торнадо». То есть ему они также будут приплюсованы?

Константин Бушуев: Его причастность к преступлениям батальона «Торнадо» и стала причиной для его розыска.

Дмтрий Тузов: Какие выводы из ситуации с расстрелом полицейских сделаны уже сейчас?

Константин Бушуев: Могу вас уверить, что ситуация, когда преступник применяет оружие и наносит такие увечья, будет разобрана по деталям. И такая практика реализуется с самого начала работы Национальной полиции, — любое применение огнестрельного оружия разбирается на тренингах. Что позволяет говорить о том, что повышение мастерства патрульных — это перманентный процесс, который не останавливается ни на минуту.

Илона Довгань: Достаточного ли профессионально вели себя патрульные в данной ситуации? И готовы ли остальные к подобным ситуациям?

Константин Бушуев: Патрульные полицейские действуют в различных жизненных ситуациях в установленном нормативными актами порядке, но мы никогда не исключаем человеческого фактора. Ведь порой за 12 часов смены сотрудник патрульной полиции принимает участие в десятке экстремальных ситуаций, поэтому говорить, что он как робот может отчеканить применение положенных ему законом средств, не приходится.

Дмтрий Тузов: Министр внутренних дел Арсен Аваков буквально всколыхнул нашу страну, заявив о том, что необходимо менять законодательство, и ввел такой термин как «презумпция правоты полицейского». Что вы скажете по этому поводу?

Константин Бушуев: Вам не кажется, что уже пора всколыхнуть страну? В силу того, что мы говорим не об ужесточении прав полицейских, а о норме. Помимо того, что у граждан есть права, у них еще есть обязанности. Когда мы говорим об общении граждан с представителями закона, то полицейский транслирует не свою точку зрения, а транслирует закон. И с этим нужно считаться.

Дмитрий Тузов: Каких норм закона сейчас не хватает для осуществления правоохранительной деятельности? Действительно ли полицейский настолько беззащитный, что в случае нарушения общественного порядка, он не может эффективно отреагировать?

Константин Бушуев: Отреагировать, безусловно, может, но в то же время мы, к сожалению, видим сформировавшуюся составляющую правового нигилизма на многих уровнях. Когда полицейских бьют дубинкой при исполнении их своих должностных обязанностей при охране общественного порядка, то могут вступить в силу законы, которые выделяют из общего массива таких правонарушителей отдельных лиц, защищенных каким-то иммунитетом.

Каждый человек должен понимать, что построение правового государства – это его вклад, в том числе

Следующая составляющая — решения судов. Мы помним события, которые имели место под Оболонским судом.

То есть вся работа, которую мы ведем, окончательно разбивается о стену непонимания, в том числе и в судебной системе.

Дмитрий Тузов: Может ест смысл внести изменения в судебную систему, а не наделять дополнительными полномочиям полицейских?

Константин Бушуев: Мы хотим выйти на баланс прав и обязанностей. Все же должны быть минимальные гарантии профессиональной деятельности полицейского.

Мы говорим о комплексном подходе. Сейчас, если человек доставляется в органы полиции в результате каких-то хулиганских действий, то на него составляется протокол и на протяжении 3 часов он покидает помещение управления полиции. И это вопрос как к судебной системе, так и к законодательному обеспечению.

Нельзя говорить о том, что мы дадим однобокое право полицейскому применять определенную силу в том или ином случае, и ограничим всех граждан. Важно обоюдное понимание происходящего. Когда сотрудник полиции обращается к гражданину с законным требованием остановиться во время общественного порядка или соблюдать определенную дистанцию от полицейского, то гражданин прежде всего должен понимать, что с ним общается представитель государства, который выполняет свою работу.

То есть речь не идет о том, чтобы только усилить санкции каких-то статей. Но и без этого нельзя. Это, очевидно, будут комплексные мероприятия, которые должны привести к пониманию недопустимости правового нигилизма во всех сферах общественной деятельности.

Илона Довгань: В Украине по сравнению с другими государствами мягче подходы патрульных к гражданам?

Константин Бушуев: Мы находимся в стадии формирования правого государства и каждый из его граждан, который готов меняется в силу желания достичь каких-то более значимых высот, просто должен для себя решить — готов ли он исполнять законы или нет?

Илона Довгань: У нас сейчас воспринимают полицейских как вежливых и милых мальчиков и девочек. Но необходимо, все же, чтобы к ним относились, понимая, что они в любой момент могут достать дубинку, даже выстрелить, а также защитить.

Константин Бушуев: Этот запрос общества однозначно будет реализован в контексте реформы всей правоохранительной системы. Достав дубинку и нанося ею удары с целью обезвреживания того или иного правонарушителя, полицейский тоже понимает, что за этим следуют определенные разбирательства. К сожалению, эти разбирательства зачастую заканчиваются не в пользу самого полицейского.

Вспомним тот же инцидент под Облонским районным судом. Ведь мы же понимаем, как могла бы развиваться ситуация. После того, как люди вышли из зала суда, она однозначно была бы несколько иначе интерпретирована, нежели нам предлагается сегодня к рассмотрению. И тогда, когда сотрудники полиции стали в цепь для обеспечения правопорядка и был спровоцирован конфликт, то в результате него 17 сотрудников полиции и Национальной гвардии получили телесные повреждения.

Помимо того, что у граждан есть права, у них еще есть обязанности. Когда мы говорим об общении граждан с представителями закона, то полицейский транслирует не свою точку зрения, а транслирует закон. И с этим нужно считаться

Также давайте говорить откровенно, что под Верховной Радой был теракт.

И когда мы говорим о том, что презумпция правоты должна обеспечить профессиональную деятельность сотрудников полиции, мы должны четко отдавать себе отчет, что изменения начинаются с каждого. Каждый человек должен понимать, что построение правового государства — это его вклад, в том числе.

У нас на телефонной связи начальник управления Мариупольской патрульной полиции Виталий Горкун.

Илона Довгань: Какова ситуация сейчас в Мариуполе, как там отреагировали на ситуацию в Днепре, и что по вашему мнению нужно сделать, чтобы такие ситуации не повторялись?

Виталий Горкун: Звичайно, всі патрульні нині в скорботі. Але вони всі розуміють, куди йдуть, та надалі готові виконувати свої обов’язки.

Дмитрий Тузов: Чи приймаються якісь рішення, щоб не повторилася така трагедія?

Виталий Горкун: Я хочу зазначити, що під час штурму «Лісника» загинув боєць спецпідрозділу «Альфа», у якому постійно тренуються. Тому говорити, що поліцейські щось зробили не так, я не можу.

Илона Довгань: Чи вистачає у вас ресурсів? Який недобір нині в патрульній поліції в Маріуполі?

Виталий Горкун: Недобір великий — 60%. Але в наших молодих хлопців і дівчат є великий запал і натхнення працювати.

Илона Довгань: Константин, как вы можете прокомментировать такой недобор в патрульную полицию в Мариуполе?

Константин Бушуев: Эта недоукомплектованность не поставила для нас нерешаемые вызовы. В Мариуполе и Северодонецке функции патрульной полиции параллельно выполняют штатные подразделения Национальной полиции в регионах, также помогает Национальная гвардия. Поэтому там достаточно сил и средств, чтобы обеспечить эффективный правопорядок.

Илона Довгань: Когда будет открываться Полицейская Академия?

Константин Бушуев: Очень надеюсь, что в 2017 году.

Илона Довгань: Что там будет основное?

Константин Бушуев: Это учебное заведение, которое ставит перед собой цели подготовить базовые подразделения для Национальной полиции.