Чтобы обеспечить мобильными врачами отдаленные села АТО, нужно всего 70 тысяч гривен, — волонтеры

365 дней жизни». Художница Валерия Москвитина и ее муж, священник и волонтер Сергей, расскажут о благотворительной выставке, призванной собрать 70 тысяч гривен

Ведучі

Ірина Сампан,

Анастасія Багаліка

Гостi

Сергей Дмитриев,

Валерия Москвитина

Чтобы обеспечить мобильными врачами отдаленные села АТО, нужно всего 70 тысяч гривен, — волонтеры
https://static.hromadske.radio/2017/02/hr_kyivdonbass-17-02-18_moskvetina-dmitriev.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/02/hr_kyivdonbass-17-02-18_moskvetina-dmitriev.mp3
Чтобы обеспечить мобильными врачами отдаленные села АТО, нужно всего 70 тысяч гривен, — волонтеры
0:00
/
0:00

Валерия Москвитина: «365 днів життя» — не означає, що там буде знаходиться 356 робіт. Там будуть картини, які я написали протягом 2016-го року, і ми вирішили зробити не просто виставку в Києві, а й благодійну акцію.

Сергей Дмитриев: Мы решили присоединиться к проекту «Рука помощи», который проходит сейчас на контролируемой территории в Луганской области. Он направлен на медицинскую помощь жителям, которые выезжают из неподконтрольных территорий в Северодонецк и Беловодск. Это юридическая помощь оформления пропусков, бесплатное лечение людей с хроническими заболеваниями и онкобольных. Проект уже работает два года, за это время к нам обратилось больше 1000 людей, и больше 300-т людей мы вывезли в больницы Украины, где им была оказана бесплатная помощь.

В ходе проекта появилась потребность создания команды — врач, медик и социальный работник, которые бы выезжали в отдаленные села в районе Беловодска для оказания медицинской помощи там, где нет даже фельдшера. На этот проект нужно всего лишь 70 тысяч гривен, чтобы команда выезжала три раза в неделю.

Поэтому мы хотели этой выставкой привлечь внимание, и пригласили известных людей, общественных деятелей Киева. Во время выставки мы соберем эту сумму — это мы уже знаем точно, и она поможет такой проект реализовывать в течении года.

Мы посчитали, что один «день жизни» — это 192 гривны, это небольшая сумма, а за время проекта мы сможем объехать и дать помощь более 1000 людям Беловодского района.

Анастасия Багалика: Какого рода будет эта медицинская помощь?

Сергей Дмитриев: С нами ездит профессиональный врач из Беловодской больницы, которая на сегодняшний день выполняет назначение областной больницы. И этот доктор квалифицируется по онкозаболеваниям, и в рамках этой помощи мы давали бесплатное лекарство онкобольным людям.

С понедельника, благодаря фонду «Відродження» и организации «Папа для Украины», с которыми мы работаем, мы закупим лекарств на полмиллиона гривен, которые будут адресно розданы как раз этой командой в отдаленных селах.

Ирина Сампан: Де можна буде придбати ваші роботи?

Валерия Москвитина: Роботи вже експонуються в ресторані української кухні «Остання барикада», що знаходиться на Майдані. Там є зал, який називається «штаб», і там представлено більше 12-ти робіт.

А сама виставка відкривається 20-го лютого в понеділок о 20:00 в ресторані «Остання барикада». Вхід вільний.

Ирина Сампан: Сергей, вы — священник, который, по нашей информации, сменил патриархат с московского на киевский.

Сергей Дмитриев: Я перешел в украинскую церковь, потому что до 2014-го года, до российской агрессии свято верил, что церковь, в которой я нахожусь, повлияет на политику между государствами, как примирительный орган. Но я, к сожалению, увидел, что церковь превратилась в политическую структуру, которая наоборот развязывала войну и работала на пропагандистскую машину РФ. И для меня как священника, который в этой церкви пробыл 18 лет, было понятно, что войны могло бы не быть, если бы священники заняли бы правильную позицию на Донбассе.

Ирина Сампан: Например, какую?

Сергей Дмитриев: Например, можно было бы выйти священникам в Москве, а их более 1000 человек, и сказать, что нужно остановить агрессию в Украине. То же самое могло произойти на Донбассе — не перекрывать священникам танки украинских военных и не защищать оккупационный режим боевиков.

Там, где церковь, имеет авторитет и влияние на общественность, ее мнение — очень серьезный фактор.

Когда появились первые жертвы на войне, для меня стало нахождение в этой церкви подобно пребывнию в организации, которая участвует войне и принимает участие в убийстве украинских граждан. Я не хотел там быть. И сегодня я нахожусь в той церкви, которая выступает за мир и помогает громаде.