Для освобождения заложников нужно воспользоваться выборами президента РФ и Мундиалем, - Томак

Как узников Кремля освобождали другие страны? Международный опыт в борьбе за свободу заложников изучали участники круглого стола, прошедшего в Киеве сегодня

Ведучі

Григорій Пирлік

Гостi

Марія Томак

Для освобождения заложников нужно воспользоваться выборами президента РФ и Мундиалем, - Томак
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/01/hr_kyivdonbass-2018-01-31_tomak.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/01/hr_kyivdonbass-2018-01-31_tomak.mp3
Для освобождения заложников нужно воспользоваться выборами президента РФ и Мундиалем, - Томак
0:00
/
0:00

Одна из участниц мероприятия, координатор Медийной инициативы за права человека Мария Томак – гостья нашей студии

Григорий Пырлик: Один из тезисов вашего доклада в том, что узников Кремля доводилось освобождать другим странам, например, с этим столкнулась Грузия. Чем сегодня делились гости из Грузии, пришедшие на круглый стол?

Мария Томак: Мы в своем докладе обратили внимание на Чечню, на карабахский конфликт, на Грузию 2008-го года. А также на то, как освобождали заложников и политзаключенных в той же России в Советском Союзе.

История с Грузией, наверное, самая поучительная из-за гибридного присутствия России во всей этой истории, и из-за того, что были аресты граждан Грузии на территории Российской Федерации, которые сопровождали эту пятидневную войну.

Григорий Пырлик: Сколько было таких задержаний?

Мария Томак: Грузинские правозащитники говорили, что было не более 30-ти случаев. Это, конечно, не такие масштабы, как в Украине, но тем не менее, задержания были. Я не знаю, насколько можно именно в вопросе по освобождению заложников полагаться на грузинский опыт, потому что там это процесс пошел только после того, как изменилась власть, когда ушел Саакашвили. Но несмотря на то, что в Женеве шли переговоры по вопросам Грузии, был создан отдельный формат «Абашидзе-Карасин», и он предусматривал участие со стороны России заместителя министра иностранных дел Карасина, и со стороны Грузии – представителя по гуманитарным вопросам – Абашидзе. И эти люди встречались с определенной периодичностью в Праге и обсуждали вопросы по освобождению. Благодаря этим переговорам через несколько лет удалось освободить людей, которые были осуждены в России за «шпионаж».

Но человек, который присутствовал сегодня на круглом столе – Закареишвили, уже 25 лет занимается переговорами и в Нагорном Карабахе, и в Грузии. И он говорил, прежде всего об опыте своей работе в упомянутых регионах, то есть это не межгосударственный уровень, а уровень работы в зоне конфликта.

Григорий Пырлик: Тем не менее, там на уровне представителей были задействованы несколько стран – и российская правозащитница Ганнушкина, и немецкий журналист Бернхард Клазен, и сам Закареишвили.

Мария Томак: Да, мы видим активное участие правозащитников, а у нас правозащитное общество не принимает участие в каких-то переговорных процессах. Бернхард рассказывал, что совершенно спонтанно возникла их правозащитная триада, которая всячески пытается выступить посредником между госкомиссиями, которые должны заниматься вопросами освобождения, но у которых очень слабо получается диалог.

На круглом столе нам подсказали, в каком направлении двигаться, и, возможно, стоит воспользоваться двумя информационными поводами – это выборы президента России и Чемпионатом мира по футболу, который пройдет в РФ

Григорий Пырлик: У нас недавно в студии был Игорь Гриб, отец Павла Гриба, одного из узников Кремля, и он говорил, что в Украине нужно создать отдельный орган – представительство Уполномоченного Верховной Рады по вопросам освобождения политзаключенных. Помогло бы создание такой институции?

Мария Томак: Я считаю, что помогло бы. По нашему мнению, это не обязательно должен быть представитель Омбудсмена, это должен быть человек, который отвечает за поиски путей для освобождения, за переговорный процесс. На сегодня мы знаем, что есть объединенный центр при СБУ, который занимается заложниками и военнопленными, но узниками Кремля не занимается системно никто. У нас есть МИД, который много работы делает в этом направлении, но поиск переговорщиков не происходит. У нас есть интересный опыт с освобождением Ильми Умерова и Ахтема Чийгоза через посредничество турецкой стороны, и это интересный кейс, потому что мы понимаем, что не только господин Медведчук может что-то решать. И судя по тому, что освобождения наших граждан, которые находятся в России, не происходит, наверное, он не может или не хочет влиять на эти процессы. Поэтому я не думаю, что нужно на нем зацикливаться. Но искать каких-то людей вне Украины, с которыми захочет говорит Путин, очень важно.

На круглом столе нам подсказали, в каком направлении двигаться, и, возможно, стоит воспользоваться двумя информационными поводами – это выборы президента России и Чемпионатом мира по футболу, который пройдет в РФ.

Конечно, есть предостережение от российских правозащитников, что, когда была олимпиада в Сочи, Путину еще было не плевать, кто и что думает. А сейчас он уже настолько глубоко загруз и в Украине, и в Сирии, что ему уже не страшно, и отмывать свой имидж, освобождая украинских заложников, ему будет неинтересно. Но я думаю, что нужно попробовать воспользоваться этим шансом. 

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле.