Если в Украине работают взятки, меня экстрадируют в Азербайджан, где мне грозит тюрьма или смерть, - журналист

Азербайджанский оппозиционный журналист Фикрет Гусейнов был задержан в Украине по запросу Азербайджана, несмотря на то, что покинул эту страну 10 лет назад и уже 4 года является гражданином Голландии

Ведучi

Олена Бадюк

Гостi

Фікрет Гусейнов,

Дмитро Мазурок

Если в Украине работают взятки, меня экстрадируют в Азербайджан, где мне грозит тюрьма или смерть, - журналист
https://static.hromadske.radio/2018/02/hr_kyivdonbass-2018-02-27_mazurko-guseynov.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/02/hr_kyivdonbass-2018-02-27_mazurko-guseynov.mp3
Если в Украине работают взятки, меня экстрадируют в Азербайджан, где мне грозит тюрьма или смерть, - журналист
0:00
/
0:00

Может ли Украина выдать журналиста Азербайджану и какие риски с этим связаны, узнаем у самого Фикрета Гусейнова и его адвоката, юриста Украинского Хельсинского союза по правам человека Дмитрия Мазурка.

Алена Бадюк: Экстрадиционная проверка длится уже около четырех месяцев, и сам Фикрет заявлял, что в списках Интерпола его уже нет, поэтому должны ли его удерживать сейчас в Украине и продолжать эту проверку, большой вопрос. Что известно вам? Вы обращались в бюро Интерпола в Украине, получили ли вы какой-то ответ?

Дмитрий Мазурок: С чего началась эта история, что он якобы уже не в розыске? По данным посольства Королевства Нидерландов после проведения проверки, было установлено, что Фикрет уже не в розыске. Однако официального подтверждения от властей Украины у них нет. Поэтому они рекомендовали нам перепроверить эту информацию и обратиться к украинскому бюро Интерпола, что нами и было сделано.

Сам Фикрет Гусейнов обращался лично, и я обращался с адвокатским запросом еще в ноябре, но, к сожалению, наш национальный Департамент по международным связям нам ничего не ответил, несмотря на то, что на адвокатский запрос положено отвечать в пятидневный срок.

Буквально две недели назад наш поручитель народный депутат Николай Княжицкий, в прошлом журналист, обратился с депутатским запросом, чтобы выяснить, находится ли Фикрет Гусейнов в розыске.

Более того, каждое судебное заседание мы настаивали на необходимости проверить эти данные. Но, к сожалению, ни один из судей нас не услышал и не обратился с запросом в Национальную полицию. А прокурор, который каждый раз настаивал на необходимости продления обязательств, которые возложены на Фикрета Гусейнова, также отказывались предоставить информацию, действительно ли он находится в розыске.  

Алена Бадюк: А с чем это связано, по вашему мнению?

Дмитрий Мазурок: Возможно, простая халатность. Прокуроры меняются раз за разом, каждый раз приходит новый человек, и он абсолютно не в курсе того, что происходит в деле. Судьи тоже часто подходят к этому вопросу формально. У нас продление и избрание меры пресечения отданы на государственный откуп прокурорам, и можно наблюдать довольно низкий уровень проверки и обоснованности избрания меры пресечения со стороны судов.  

Читайте также: Рішення України по затриманому журналісту Фікрету Гусейнову вплине на імідж країни в світі, — правозахисниця

Алена Бадюк: От чего зависит решение по итогам экстрадиционной проверки – выдавать или не выдавать Фикрета Гусейнова Азербайджану?

Дмитрий Мазурок: Окончательное решение должна принимать Генеральная прокуратура на основание того вывода, который сделает областная прокуратура. А наша областная прокуратура должна выяснить, есть или нет обстоятельств, препятствующих экстрадиции. Имеется ли личная угроза, или ситуация с правами человека такова, что Фикрета Гусейнова ввиду его всей жизненной истории небезопасно выдавать в Азербайджан.

Как только в октябре был назначен временный арест Фикрета Гусейнова, мы ходатайствовали в Генеральную прокуратуру и передали все имеющиеся материалы по этому делу, которые уже позволяли сделать вывод об экстрадиционной проверке. Чем они занимаются до сих пор, для нас не ясно.

По данным посольства Королевства Нидерландов после проведения проверки, было установлено, что Фикрет уже не в розыске

Алена Бадюк: Тем более, что Фикрет заявлял, что он был похищен в Азербайджане, что и послужило той отправной точкой того, что он покинул эту страну и искал политического убежища, которое в последствие получил в Нидерландах.

Дмитрий Мазурок: Совершенно верно. Более того, есть Резолюция Парламентской Ассамблеи Совета Европы, которая обеспокоена ситуацией с правами человека в Азербайджане, и выражает обеспокоенность похищением и пытками в отношение Фикрета Гусейнова. Его имя и фамилия прямо звучат з резолюции Парламентской Ассамблеи.

Алена Бадюк: Какими будут ваши следующие шаги как адвоката Фикрета Гусейнова?

Дмитрий Мазурок: К сожалению, я как адвокат не могу влиять на экстрадиционную проверку, но у Фикрета Гусейнова есть мощная поддержка в лице его поручителей. Один из них – нардеп Княжицкий. Мы хотим обратиться к нему, чтобы он своим депутатским обращением выяснил, что реально в рамках этой проверки сделано, и что предстоит сделать, даже не раскрывая карт о выводе. А вывод должен быть определен прокуратурой, и мы не забегаем наперед. Нам интересно, что было сделано. Потому что в результате общения с прокурорами, мы выяснили, что за эти четыре месяца они отправили два запроса в миграционную службу – обращался ли он за статусом беженца, и обращался ли он за приобретением гражданства. То есть гражданин европейской страны Королевства Нидерландов каким-то образом может отказаться от защиты такого уважаемого государства и искать защиту в Украине, которая его арестовала, украла его паспорт, вещи. Мы уже сейчас можем сказать, что мы с такими заявлениями не обращались. Почему на это нужно потратить четыре месяца и больше ничего не делать, непонятно.

Читайте также: Азербайджанського журналіста Фікрата Гусейнова віддали на поруки

Алена Бадюк: Как по вашему мнению, Генеральная прокуратура общается с прокуратурой Азербайджана? Можно ли говорить о тесном сотрудничестве?

Дмитрий Мазурок: Да, скорее всего, более чем. Потому что каким-то образом, когда у нас в судебном деле судья сомневался в необходимости ареста, буквально на следующий день появлялись дополнительные документы от правительства Азербайджана. А как правительство Азербайджана знало, что вчера судья сомневался и нужно подкрепить свою позицию? Явно через плотное сотрудничество.

У нас продление и избрание меры пресечения отданы на государственный откуп прокурорам

Алена Бадюк: В какие сроки может быть закончена экстрадиционная проверка и как это регламентируется на сегодня украинским законодательством?

Дмитрий Мазурок: У них есть год для проведения экстрадиционной проверки. Но, как я уже говорил, буквально на второй-третий день мы дали всю исчерпывающую информацию. Больше наша прокуратура не найдет, несмотря на весь громадный аппарат. У нас больше опыта и мы заинтересованы, чтобы помочь правоохранителям разобраться. Чем они занимаются, непонятно.

До этого в деле был прокурор Рустам Сутко, который 30-го декабря обещал, что до 11-го января все выводы будут и экстрадиционная проверка будет закончена. Она не законченной оказалась и сейчас. 19-20-го февраля, когда продлевалась мера пресечения, снова прокурор говорил, что у них все закончено, и они ожидают только подписи начальника, чтобы передать в Генеральную прокуратуру. Но, по нашим данным, документы все еще не переданы.

Читате также: За азербайджанським журналістом Гусейновим в Києві стежили спецслужби – Захаров

Алена Бадюк: У Фикрета изъяли паспорт. Как быть с этим?

Дмитрий Мазурок: Это очень интересная история. Когда избирали меру пресечения в виде личного поручительства народного депутата и правозащитника, обязательства изъять паспорт суд не налагал. На, несмотря на это, в тот же день, когда мы с Фикретом Гусейновым поехали представить себя послу Королевства Нидерландов в Украине, прокурор Рустам Сутко поехал в СИЗО и просто забрал паспорт и личные вещи Фикрета. Мы даже подали заявление о возврате паспорта и о преступлении, но это все осталось без реакции областной прокуратуры.

Алена Бадюк: А это является преступлением?

Дмитрий Мазурок: Безусловно, это превышение служебных полномочий, он не имел права забрать чужую собственность. И только через два месяца после избрания меры пресечения они добавили это обязательство, хотя суд пошел на нарушение: при продлении меры пресечения продлеваются ранее возложенные обязательства, новые обязательства не могут быть внесены без дополнительного обоснования.

Алена Бадюк: Фикрет, почему в свое время вы покинули Азербайджан?

Фикрет Гусейнов: Я работал в Азербайджане 24 года журналистом. За этот период времени я всегда находился под большим давлением власти. В марте 2006-го года я подготовил скандальный репортаж, после чего в 2008-м году я вынужден был убежать из Азербайджана в Голландию, где в 2014-м году получил гражданство.

В связи с этим я думал, что все будет хорошо, у меня есть голландский паспорт, а значит, мне ничего больше не угрожает.

Как минимум, меня посадят в тюрьму на всю жизнь, а как максимум, я умру

Алена Бадюк: Когда вы приехали в Украину в октябре прошлого года, вы знали, что вы разыскиваетесь по линии Интерпола?

Фикрет Гусейнов: В марте 2017-го года мне позвонили из Азербайджана, из президентского аппарата, и предупреждали меня, что я должен удалить свою Фейсбук страницу. Кроме того, в посольстве Азербайджана в Голландии мне нужно встретиться с сотрудником спецслужб Азербайджана, и у меня все будет хорошо, я смогу увидеться с родителями в Азербайджане, как свободный человек. Конечно, я отказался, понимая, что риски никуда не деваются. Когда я отказался, меня объявили в розыск в Интерпол, и пригрозили, что я до 2018-го года уже буду в Азербайджане. Но это невозможно, ведь я гражданин Голландии, политический беженец и журналист!

Более десяти сотрудников газеты, в которой я работал в Азербайджане, вынуждены были искать политического убежища в Европе. Спустя годы мы подумали о том, что нам нужно открыть свое телевизионное бюро в Украине. И в связи с этим я приехал в Украину. Хотя я был в Украине по этому вопросу много раз.

Алена Бадюк: Каким вы ожидаете решение экстрадиционной проверки?

Фикрет Гусейнов: Я думаю, что если в Украине работает закон, экстрадиции не будет. Если же в Украине работают взятки, тогда решение об экстрадиции будет. Но это незаконно.

Алена Бадюк: Что вам угрожает, если вдруг будет решение об экстрадиции?

Фикрет Гусейнов: Как минимум, меня посадят в тюрьму на всю жизнь, а как максимум, я умру. Конец фильма.