Это агония системы прокуратуры — Дарья Каленюк

Сегодня Верховная Рада Украины проголосовала за увольнение Виктора Шокина с поста генерального прокурора, который, в свою очередь, успел уволить заместителя генпрокурора Давида Сакварелидзе

Ведучi

Михайло Кукін,

Ірина Ромалійська

Гостi

Дмитро Добродомов,

Дар’я Каленюк

Это агония системы прокуратуры — Дарья Каленюк
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-16-03-29_kalenyuk.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr_kyivdonbass-16-03-29_kalenyuk.mp3
Это агония системы прокуратуры — Дарья Каленюк
0:00
/
0:00

Об этом поговорим с Директором Центра противодействия коррупции Дарьей Каленюк

Михаил Кукин: Ваша организация была самой активной, добивавшейся отставки Шокина. Вы удовлетворены?

Дарья Каленюк: Нет. Отставка Шокина не означает, что «щупальцы» Шокина не возродятся, и Генеральная прокуратура не останется тем же политическим инструментом, которым она есть сейчас.

Мы требовали отставки этого прокурора с лета, когда появилось дело «диамантовых прокуроров». И именно Сакварелидзе и Касько, люди, которые организовали Майдан в Генеральной прокуратуре, начали преследовать прокуроров-коррупционеров. И тут Шокин показал свое лицо в том, что он не готов отдавать этих прокуроров в руки правосудия, и будет преследовать все попытки реформировать прокуратуру.

Что мы имеем в результате? Перед отставкой Шокина отправлен в отставку Сакварелидзе за дисциплинарное правонарушение, которое состоит в том, что он позвал людей на митинг под ГПУ против коррупции. И все главы областных прокуратур поддержали Шокина, заявив о поругании чести и достоинства прокуратуры. Они не понимают, что честь и достоинства прокуратуры — это сегодня несовместимое словосочетание.

Ирина Ромалийская: Прокурор Генеральной прокуратуры Владислав Куценко, который по сути является человеком, озвучивающим позицию Шокина для СМИ, обвинил Сакварелидзе в том, что, собирая подобные митинги, тот стал заниматься политикой.

Т. е, когда прокурор призывает выйти на пикеты, — это переход за все грани допустимого.

Дарья Каленюк: Если прокурору не дают возможность делать реформы и бороться с коррупцией правовыми методами, то что ему остается делать? Напомню, что недавно ушел в отставку заместитель генерального прокурора Виталий Касько, уволился по собственному желанию из-за давления. Сейчас против него ГПУ, независимо от НАБУ, открыла уголовное производство и арестовала его квартиру. Это какая-то месть всей системы тем, кто нарушил прокурорский кодекс «паханов» на зоне: «Мы своих не сдаем».

Михаил Кукин: Ваше противостояние с ГПУ поставило под удар и судьбу вашей собственной организации — ГПУ разрешила обыски в ваших офисах. Как вы думаете, это прекратится с уходом Шокина?

Дарья Каленюк: Это не закончится с уходом Шокина. Он ушел, а прокуратурой сейчас руководит Юрий Севрук, который провалил реформу прокуратуры и оставил 0% новых людей в системе прокуратуры на региональном уровне. Он готов применять любые методы к тем, кто критикует ведомство, и эти методы сравнимы с методами ФСБ.

Так вот, ГПУ получила доступ к нашим счетам, могут быть решения суда о том, чтобы нас прослушивать, дабы делать какие-то негласные следственные действия, т. е. они пытаются найти какие-то завязки, чтобы нас атаковать.

На телефонной связи у нас народный депутат Дмитрий Добродомов.

Михаил Кукин: Дмитрий, вы один из тех, кто активно участвовал в митинге под АП, и вы создатель законопроекта о квалификационной конкурсной комиссии по избранию генерального прокурора.

Вы удовлетворены сегодняшними результатами голосования Верховной Рады?

Дмитрий Добродомов: Сьогоднішнє рішення є абсолютно логічним. Але зараз Банкова намагається ввійти в клінч прокурорської коліади: невнесення наступної пропозиції автоматично говорить, що перший заступник Шокіна поки буде керувати Генпрокуратурою. Тобто, нічого не зміниться, це буде той самий Шокін, тільки з іншим прізвищем.

В нас є два законопроекти: перший — про обрання прокурора за конкурсом, а другий — щодо перезавантаження складу кваліфікаційно-дисциплінарної комісії, щоб протягом року після прийняття закону, терміново все ж таки провести реформу, яку провалив Шокін.

Михаил Кукин: Какие перспективы того, что эти законы будут приняты и реальная реформа Генеральной прокуратуры будет проведена?

Дмитрий Добродомов: Цей момент не буде вирішений, поки не буде перезавантаження Уряду. Хоча, де-юре, між тим та іншим не має нічого спільного.

Ирина Ромалийская: Дарья, смогут ли эти законопроекты, озвученные Дмитрием, изменить ситуацию?

Дарья Каленюк: Могут. Сама концепция конкурсных комиссий предполагает возможность иметь независимую кандидатуру, а не политическую. Мы поддерживаем конкурсную процедуру избрания генерального прокурора и уверены, что в нашей стране есть достойные юристы и профессионалы, которые могут возглавить это ведомство, и вызвать доверие у общества.

Ирина Ромалийская: На этих комиссиях ведь тоже возможны фальсификации?

Дарья Каленюк: Возможны, и мы это видели на примере конкурса на должность директора НАБУ, но есть больше механизмов в этой процедуре отстоять справедливость, чем получить политические «договорняки».

Михаил Кукин: Те же Сакварелидзе и Касько — такие ли кристально чистые лица?

Дарья Каленюк: Я не могу гарантировать  кристальную чистоту их репутаций. Но я могу сказать, что они своими действиями показали, что могут дать отпор системе и идти против нее. Да, они делали ошибки. Тот же Скварелидзе, который не выступал против Шокина, и наивно верил, что президент хочет бороться с коррупцией. Сегодняшнее увольнение не было случайным, а было согласовано с Банковой, и подтверждает, что президент не хочет видеть рядом с собой никого, кто будет идти против системы.

Михаил Кукин: Почему это проявилось только сейчас так воочию? Это агония или реванш?

Дарья Каленюк: Это агония системы. Никто не ожидал, что появятся новые органы, которые будут контролировать эту систему — НАБУ и спецпрокуратура.

Михаил Кукин: Система — это кто?

Дарья Каленюк: Прокуратура, генеральные прокурор, который всегда был политическим инструментом для аргументации в диалогах со своими оппонентами. Ты голосуешь так, как надо, — и к тебе не приходят. Или наоборот. Сложилась такая постсоветская традиция, и Порошенко не истребил ее, а возглавил.