ФСБ искали взрывчатые вещества даже в белье и литературе, - жены фигурантов «Дела Хизб ут-Тахрир»

Визитная карточка преследований ФСБ за инакомыслие в Крыму – о так называемом «Ялтинском деле» и о так называемом деле «Хизб ут-Тахрир» поговорим с родственниками фигурантов этих дел

Ведучі

Олена Бадюк

Гостi

Наджиє Алієва,

Муміне Салієва,

Марія Гур’єва

ФСБ искали взрывчатые вещества даже в белье и литературе, - жены фигурантов «Дела Хизб ут-Тахрир»
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/04/hr_kyivdonbass-2018-04-25_rodstvenniki.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/04/hr_kyivdonbass-2018-04-25_rodstvenniki.mp3
ФСБ искали взрывчатые вещества даже в белье и литературе, - жены фигурантов «Дела Хизб ут-Тахрир»
0:00
/
0:00

Напомним, 11 февраля 2016 года в поселке Краснокаменка (Большая Ялта) российские силовики провели обыск в доме Инвера Бекирова и затем задержали его по подозрению в связях с организацией «Хизб ут-Тахрир», которая в России считается террористической. Обыски также были проведены в домах трех крымских мусульман в Бахчисарае, Алуште и Холмовке. По их результатам были задержаны член Контактной группы по правам человека Эмир-Усеин Куку, а также Муслим Алиев и Вадим Сирук.

17 апреля 2016 года в Краснокаменке российские силовики также провели обыск в домах и задержали двух крымских татар Рефата Алимова и Арсена Джеппарова, которых обвинили в участии в причастности к «Хизб ут-Тахрир».

4 декабря 2017 года в оккупированном Симферополе на выездном заседании Северо-Кавказский окружной военный суд РФ продлил арест фигурантам ялтинского «дела Хизб ут-Тахрир» до 27 мая 2018 года. Их этапировали в Россию в Ростов-на-Дону.

11 октября 2017 года в Бахчисарае сотрудники ФСБ провели обыски в домах крымских татар. В результате были задержаны шесть крымчан: Сервер Зекирьяев, Сейран Салиев, Марлен Асанов, Тимур Ибрагимов, Мемет Белялов и Эрнест Аметов. Пресс-служба ФСБ заявила о том, что в Крыму якобы «пресекли деятельность ячейки последователей «Хизб ут-Тахрир» и назвала обыски в Бахчисарае следственными действиями.

5 марта 2018 года «Киевский райсуд» Симферополя продлил до 9 июня арест троим фигурантам бахчисарайского «дела Хизб ут-Тахрир»: Сейрану Салиеву, Мемету Белялову и Марлену (Сулейману) Асанову.

В РФ правозащитный центр «Мемориал» признал политзаключенными фигурантов ялтинского «дела Хизб ут-Тахрир» – Муслима Алиева, Энвера Бекирова, Вадима Сирука, Эмира-Усеина Куку, Рефата Алимова и Арсена Джеппарова.

В нашей студии – жена Муслима Алиева Наджие Алиева, жена Сейрана Салиева Мумине Салиева, и спикер Amnesty International в Украине Мария Гурьева.

Алена Бадюк: Какие общие черты «Ялтинского дела» и «Бахчисарайского дела» можно определить, почему они все объединены в одно дело – Хизб ут-Тахрир?

Мария Гурьева: «В Ялтинском деле» отсутствует доказательная база, оно базируется на показаниях свидетелей, которые довольно противоречивы, свидетели часто «тайные». Нет признаков присутствия оружия или какой-то документации, то есть кто-то где-то слышал, что люди обсуждали политическую ситуацию. Но ведь обсуждать политическую ситуация никем и нигде не должно быть запрещено, за это нельзя преследовать людей, тем более, по столь серьезным обвинениям.

Сын думал, что после того, как закончат осматривать помещение, нас всех расстреляют

Алена Бадюк: Как проходили обыски в ваших домах, и есть ли у вас сейчас общаться с вашими мужьями?

Наджие Алиева: Ну как проходят обыски в Российской Федерации? Заваливается человек 40 в твой дом, как минимум четыре автоматчика в масках с устрашающими криками и возгласами. Потом начинается обыск всего помещения – книги, полка с одеждами, вплоть до того, что ищут взрывчатые вещества в нижнем белье. Для России это нормальное явление, когда это случилось в первый раз, для нас это была дикость.

Когда к нам вошли, это было раннее утро. Поскольку это была зима, муж пошел за дровами, и оставил дверь открытую. Они тихо вошли, и кода он их увидел, они стояли уже в доме перед ним. Они повалили мужа на пол, и в тот момент проснулись дети от шума. Самому маленькому тогда было 6 лет, и он помнит это до сих пор. Он думал, что после того, как закончат осматривать помещение, нас всех расстреляют.

Мумине Салиева: Мой супруг и те пятеро ребят, которые были арестованы 15 октября 2017-го года, – это последняя группа, которая арестована по статье причастности к Хизб ут-Тахрир. Но мы думаем, что эта волна будет продолжаться и далее. И вменяют им срока от 20 лет до пожизненного только за то, что люди имеют свое мнение. В данном случае законодательство используется как инструмент подавления инакомыслия.

И мы видим, что длительные судебные заседания, вплоть до двух лет, после которых они передают дела в Ростов-на-Дону – это свидетельство того, что де-факто у них нет никакого фактажа, никаких материалов.

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном аудиофайле. 

Коментарi до запису