https://static.hromadske.radio/2018/08/kiev-donbas-s.svg

Когда мы говорили о применении лазерного оружия боевиками на Донбассе, над нами смеялись, но теперь это факт, - офтальмолог

Боевики на Донбассе применяют запрещенное международной конвенцией лазерное оружие. Об этом говорят в Минобороны Украины, а военные врачи прилагают все силы, чтобы восстановить зрение пострадавшим

Ведучi

Олена Терещенко

Когда мы говорили о применении лазерного оружия боевиками на Донбассе, над нами смеялись, но теперь  это факт, - офтальмолог
https://static.hromadske.radio/2018/05/hr-kyivdonbass-18-05-16_pimenova_1_0.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/05/hr-kyivdonbass-18-05-16_pimenova_1_0.mp3
Когда мы говорили о применении лазерного оружия боевиками на Донбассе, над нами смеялись, но теперь это факт, - офтальмолог
0:00
/
0:00

На связи со студией — начальник офтальмологического отделения Главного военно-медицинского клинического центра Госпогранслужбы Юлия Пимонова.

Елена Терещенко: Почему лазерное оружие опасно и запрещено международной конвенцией?

Юлия Пимонова: В 1995 году Женевской конвенцией был принят 4-й протокол об ослепляющем лазерном оружии. Я так думаю, что на тот момент это все выглядело, как фантастическое будущее, поэтому протокол достаточно субъективный. Некоторые моменты для меня непонятны. Протоколом запрещается применение лазерного оружия, которое приводит к необратимым изменениям, инвалидности. Это то, что мы наблюдаем на сегодняшний день.

В июле 2016 года было трое военных нашего ведомства, пораженных этим оружием. Это КПП «Марьинка». Спустя почти два года, в марте 2018-го, был еще один случай в том же месте. Как рассказывают пострадавшие, поражение происходит в момент наблюдения за обстрелами. Военный наблюдал в бинокль, ощутил резкую зеленую вспышку, его откинуло. Открыв глаза, он понял, что один глаз не видит. То же говорили военные и в предыдущих случаях: это мгновенная зеленая вспышка. Имеет значение, на каком расстоянии от луча находится человек, в какой оптический прибор он смотрит. Чем выше разрешающая сила, тем более серьезное поражение сетчатки.

Елена Терещенко: Пограничники, которые пострадали, поступали к вам?

Юлия Пимонова: Пограничников наблюдала и лечила я. Еще я видела два случая, зафиксированных в Минобороны, и еще один случай, зафиксированный Нацгвардией.

Ожог — это вскипание нервной ткани глаза, которая отвечает за центральное зрение, и формирование рубца. Центральное зрение пациента не восстанавливается. В месте ожога остается черное пятно. Уже разработаны схемы лечения. Чем раньше к нам попадает пациент, тем выше шансы минимизировать последствия ожога.

Над нашей службой смеялись, но командование обратило внимание на эти случаи.

Полную версию разговора слушайте в прикрепленном звуковом файле.