Машины, земля, урожай прошлых лет: что выставляют в системе «ProZorro. Продажи»

Продать и сдать в аренду подороже. Система «ProZorro. Продажи» помогает госкомпаниям и органам власти избавляться от лишнего имущества

Ведучі

Григорій Пирлік

Гостi

Олексій Соболев

Машины, земля, урожай прошлых лет: что выставляют в системе «ProZorro. Продажи»
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/09/hr_kyivdonbass-2017-09-16_sobolev.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/09/hr_kyivdonbass-2017-09-16_sobolev.mp3
Машины, земля, урожай прошлых лет: что выставляют в системе «ProZorro. Продажи»
0:00
/
0:00

Какие города сотрудничают с проектом, почему их мало, и удается ли минимизировать коррупцию — обо всем этом расспросим руководителя «ProZorro. Продажи» Алексея Соболева.

Григорий Пырлик: Можете ли вы о своем проекте сказать, что у вас не было коррупционных случаев?

Алексей Соболев: Могу. Те сделки, который через нас проходят, лишены коррупционной составляющей, потому что наша система проще, чем система закупок. Если человек дал самую высокую цену на аукционе, он и победитель. Любой может зайти на сайт и посмотреть, что заключили контракт с тем, кто дал больше цену. Например, город выставил какой-то ненужный металлолом, ему за него предложили 500 тысяч гривен, а кто-то — 400. Вот он и выбрал того, кто предложил ему 500 тысяч, подписал контракт.

Григорий Пырлик: Тем не менее, вы в разных интервью говорили о том, что какое-то интересное государственное имущество не выставлялось на аукцион, а руководители кампаний старались договориться со своими людьми. Сейчас есть такое, когда обходят ваши аукционы?

Алексей Соболев: Вот именно, в отличие от закупок, в продажах коррупция чаще не там, где продажа происходит. Ее 80% там, когда продажа не происходит. Очень часто государство управляет своими активам неэффективно или с какими-то коррупционными нюансами. Самое простое — какое-то здание сдается по дешевым ценам своим приближенным, или кто-то ездит на машине, которая принадлежит госпредприятию, но не по делам, а просто так.

Опять же, люди это не видят. Поэтому наш подход в том, чтобы государство определило, что ему нужно, а то, что стратегически не нужно — остаток Советского Союза, через прозрачный механизм отдало в бизнес. Пусть этим управляют эффективно.

Григорий Пырлик: Есть ли такие случаи, когда продают всякие мелочи, а активы поинтереснее пускают на продажу с коррупционной составляющей?

Алексей Соболев: Да, таких случаев много. Особенность государственных продаж в том, что нет единого закона. Каждую сферу продаж регулирует свой какой-то закон. Есть закон про газотранспортную систему, про малую приватизацию — там отдельный механизм продажи, есть закон про аренду — там третий механизм. Таких законов штук 20. И может быть, что у одного предприятия одна часть активов проходит по одному нормативному акту, вторая часть — по-другому, третья — по-третьему. И он выбирает, где использовать систему продаж, а где — нет. И мы сейчас делаем так, что меняем эти нормативные акты, чтобы можно был во всех сферах использовать систему. Скоро мы сможем прийти на предприятие и сказать, что там все можно продавать через нас, и можно сотрудничать прозрачно.

Григорий Пырлик: Эти нормативные акты будут обязывать к сотрудничеству или просто разрешат продажи?

Алексей Соболев: Пока все добровольно. Точно так же, как было с реформой госзакупок. Сначала она была на добровольной пилотной основе, мы сейчас находимся в этом же периоде. Потому вышел закон, что всегда будут закупать через ProZorro. Мы сейчас нарабатываем эту практику, чтобы был единый закон — продавать прозрачным образом в разных сферах.

А все, что мы выставляем, все продается. Для городов вообще отличная статистика: 60-70% того, что они выставляют, продается с первого раза. То есть у них есть куча какого-то лома или не нужного чего-то, что мешает им. А через две недели у них вместо этого деньги. Ну это же прекрасно!

Григорий Пырлик: Со сколькими городам вы сотрудничаете?

Алексей Соболев: Городов, которые подписали с нами меморандум, семь или восемь: Львов, Тернополь, Винница, Харьков, Полтава, Хмельницкий, Мариуполь. А Мариуполь вообще самый первый подключил свои коммунальные предприятия. Киев тоже проголосовал за внедрение «ProZorro. Продажи» у себя, правда только в первом чтении. Но мэр уже поддержал эту инициативу. Киевское предприятие «Метрополитен» уже активно делало через нас продажи.

Также Киев проводил первые ярмарки через нас, то есть право на проведение ярмарки на какой-то улице. Раньше – кто быстрее подал заявку, тот и будет проводить ярмарку. Понятно, что там начиналась какая-то бюрократическая борьба, чья папочка окажется раньше. Они сами обратились к нам с такой инициативой, мы согласились, и они уже провели аукционы на проведение ярмарок. 

Полную версию разговора можно прослушать в приложенном звуковом файле.