Насколько реально переселенцам получить компенсацию за оставленное в зоне АТО жилье?

Концепцию по обеспечению жильем переселенцев комментирует советник министра по делам временно оккупированных территорий Олеся Цыбулько

Ведучі

Олена Бадюк,

Михайло Кукін

Гостi

Олеся Цыбулько

Насколько реально переселенцам получить компенсацию за оставленное в зоне АТО жилье?
https://static.hromadske.radio/2017/01/hr_kyivdonbass-17-01-21_tsybulka.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/01/hr_kyivdonbass-17-01-21_tsybulka.mp3
Насколько реально переселенцам получить компенсацию за оставленное в зоне АТО жилье?
0:00
/
0:00

В Европейский суд по правам человека украинцы подали уже около 4000 исков из-за нарушения их прав в военном конфликте на Донбассе. Часть истцов пытаются получить материальную компенсацию за их разрушенные оставленные дома в зоне АТО, при этом иски подают как против России, так и против Украины. Государство уже предложило концепцию по обеспечению жильем переселенцев.

Олеся Цыбулько, советник министра по делам временно оккупированных территорий, переселенка из Донецка, рассказывает, насколько это возможно.

Алена Бадюк: Расскажите об этой концепции. Какой механизм получения жилья в ней предусматривается: кредитования, предоставление временного жилья или что?

Олеся Цыбулько: Мы рассматриваем все варианты. Пока что мы разработали концепцию первоочередности получения жилья, как это будет происходить. Конечно, кредиты мы не отбрасываем, мы тоже работаем в этом направлении. Например, это подходит семьям, которым долго придется ждать, но они готовы вкладывать какие-то свои деньги и брать кредит.

Но та концепция, которая разработана, предусматривает именно компенсацию за утраченное жилье. Мы пошли путем компенсации, потому что все конвенции и документы ООН и Совета Европы говорят о том, что предпочтительным путем есть компенсация, а не постройка социального временного жилья.

Михаил Кукин: Насколько я понимаю, это действительно единственный путь избежать государству Украина ответственности по искам, поданным в европейские суды?     

Олеся Цыбулько: Да. Сейчас иски ждут своего времени, но, когда судом будет точно определено чья это вина, России или Украины, тогда уже будут определяться в размерах компенсации и в том, какая страна должна их выплатить.

Мы, конечно, предполагаем, что ответственность признают за Россией, что именно она осуществляла эффективный контроль над территорией, и она начинала агрессию по отношении к Украине. Тогда всю ответственность понесет она. Но Украина тоже может понести ответственность в том случае, если будет доказано, что она ничего не делала по отношению к тем людям, которые находились на подконтрольных Украине территориях, то есть к переселенцам. То есть, если она ничего не будет делать для обеспечения этих людей жильем и не будет решать их другие проблемы, то тогда и Украину признают виновной за бездействие.

 

 

Михаил Кукин: Тем не менее, в течение 3 лет законодательная инициатива так и не была разработана. Чья в этом вина: не было специального органа, ведь Министерство по вопросам временно оккупированных территорий и внутренне перемещенных лиц Украины было создано только в прошлом году?

Олеся Цыбулько: Не было органа, соответственно, все функции были расспрошены по всем органам: Минрегионбуд отвечал за свой кусочек, Минсоцполитики — за свой, а решать глобальные вопросы людей никому было не интересно. Хотя таких людей полмиллиона и это уже само по себе должно означать, что необходим отдельный орган, который будет заниматься этими людьми.

Михаил Кукин: Тем не менее, я неоднократно слышал от представителей этого органа, что у министерства, к сожалению, практически нет бюджета. Как можно решить глобальную проблему жилья, не имея денег для этого?

Олеся Цыбулько: Поэтому пока мы ориентируемся на донорские средства, которые будут даны от доноров и других стран, гранты.

Алена Бадюк: Но донорские средства же были и ранее.

Олеся Цыбулько: Они выделялись на другие проблемы, не на жилье. Но сейчас впервые и KfW (Немецкое Кредитное Учреждение для Восстановления) готов выделить 20 миллионов евро именно на жилье. Это, фактически, стимул для правительства разработать механизм получения жилья.

Михаил Кукин: Вы уже и раньше были у нас в эфире, и тогда речь шла о том, что за 3 года было выделено столько помощи западом, что на нее можно было решить эту проблему. Это правда?

Олеся Цыбулько: Не совсем, потому что волонтеры просуммировали всю помощь, в том числе гуманитарную. Но как можно приравнивать гуманитарную помощь, которая идет людям, пострадавшим именно на линии разграничения и на неконтролируемой территории, например, к постройке жилья?

Михаил Кукин: Недавно у нас в гостях был глава «Конгресса Востока Украины» Анатолий Путинцев. Его организация разработала целую программу «Свой дом своими руками». Они предлагают тем, кто точно уехал с востока Украины и не намерен туда возвращаться, продавать там свое жилье и строить новое своими руками. То есть речь идет о настроениях людей, которые не верят государству. Как вы относитесь к таким идеям?

Олеся Цыбулько: Положительно. В любом случае, когда люди решают свои проблемы сами, это хорошо. Но как государственный служащий я понимаю, что это неправильно и должны быть изменения в этом направлении.

Михаил Кукин: Но ведь может быть такая ситуация, что человек начинает строить дом, а государство ему потом помогает.

Олеся Цыбулько: Может, конечно.

Михаил Кукин: Но такая концепция не рассматривается сейчас министерством?

Олеся Цыбулько: Рассматривается вопрос кредитования, а дальше уже человек может выбирать, что делать. Естественно, на постройку своими руками меньше нужно будет брать кредита и меньше его потом выплачивать.

Алена Бадюк: Но, согласно концепции по обеспечению жильем переселенцев, люди, которые самостоятельно решают свои вопросы таким образом, могут все-таки претендовать на компенсацию?    

Олеся Цыбулько: Конечно. Но, когда у них появится свой дом, те, у которых есть жилье на неподконтрольной территории будут далеко в очереди. В первую очередь мы будем решать эту проблему у тех, кому вообще негде жить.

Михаил Кукин: Может ли министерство как-то содействовать гражданам, выехавшим с неподконтрольных территорий, в продаже квартир на неподконтрольной территории?

Олеся Цыбулько: Непонятно, в чем должно заключаться это содействие. Потому что на самом деле человек может продать там жилье, выехав на украинскую территорию и оформив его по украинским законам. Но в то же время нелегитимные «власти» заставляют регистрировать жилье по своим придуманным «законам».

Для этого на самом деле человеку никакое министерство не нужно, он может это сделать и сейчас, а мог это сделать и ранее. Проблема в другом: цены упали, и на эти деньги невозможно купить квартиру не то что в областном центре, а иногда даже и в городе областного значения.     

Михаил Кукин: Какой, по-вашему, самый реальный вариант решения проблемы жилья для переселенцев?

Олеся Цыбулько: Я считаю, что все реально. Сейчас мы должны разработать законопроект на основе уже принятой концепции и принять его в Верховной Раде. Лишь бы на это была политическая воля и голоса в Верховной Раде.

Сейчас мы выставили на обсуждение Целевую программу по развитию мира в восточных регионах, и Северодонецк предложил несколько своих проектов по строительству домов для переселенцев: 4-х этажных домов площадью 8,8 тысячи метров квадратных, 4-х, 7-ми и 9-ти этажных домов площадью 157,6 тысячи метров квадратных, и они готовы этим заниматься. Это все в рамках местных бюджетов и, возможно, какой-то донорской помощи. Но главная проблема в том, что нужен закон и основания давать эти квартиры переселенцам.

Михаил Кукин: То есть в местных бюджетах есть деньги на такое строительство?

Олеся Цыбулько: Не нужно забывать, что с неподконтрольной территории на подконтрольную, в Луганскую и Донецкую ВЦА, были переданы 3,6 миллиарда гривен. То есть это деньги тех предприятий, которые остались на неподконтрольной территории, перерегистрировались по украинским законам и платят налоги.

Алена Бадюк: Как и кто, согласно концепции, будет оценивать сумму ущерба, который был нанесен жилью?

Олеся Цыбулько: Мы не будем оценивать, потому что не знаем, в каком оно состоянии сейчас. Мы будем учитывать площадь жилья, которое у человека было, и количество членов семьи сейчас, чтобы на основе этих параметров дать необходимую человеку квартиру. То есть она будет пропорциональна тому, сколько членов семьи у человека. Это будет 13,65 жилой площади на человека + 10 на семью. Также человек будет получать жилье, согласно нынешней регистрации.

Это частичная компенсация потерь, которые были у человека, потому что, если говорить о полной компенсации, конечно, это должно идти от российской стороны, когда ее признают виновной.

Михаил Кукин: Насколько то, что прописано в концепции, отражено в плане действий относительно неподконтрольных территорий на ближайшее время, утвержденном правительством 11 января этого года?

Олеся Цыбулько: Там это не отражено, потому что план действий касался именно людей, которые проживают на неподконтрольной территории. Он говорит о том, что мы должны возвращать этих людей, менять их мысли. Почему, например, дети с той стороны, которые занимаются бальными танцами, не могут приехать и поучаствовать в конкурсе бальных танцев в Украине? Мы говорим: «Давайте мы построим такую Украину, что они сами захотят вернуться». Но как они об этом узнают, если мы не хотим с ними общаться?

Михаил Кукин: В этом плане напротив многих пунктов в сроках выполнения написано «ежегодно». Это значит, что мы рассчитываем, что эти территории будут неподконтрольны долгие годы?

Олеся Цыбулько: Нет, мы так не рассчитываем, но мы же не знаем наверняка, когда вернутся эти территории. «Ежегодно» — значит на постоянной основе до возврата этих территорий. 

Кроме того, в плане предусмотрено, что мы должны побороть коррупцию на пунктах пропуска, организовать более удобный процесс их пересечения, чтобы люди легче выезжали на нашу территорию. Это уже давно нужно было сделать.