«Никто из них в нормальную жизнь не выходил». Об условиях в Святошинском психоневрологическом интернате

По словам директора этого интерната, “здесь 20 лет работаю и никто еще от нас в обычную нормальную жизнь не выходил” – журналистка Маргарита Тулуп

Ведучі

Григорій Пирлік

Гостi

Юрій Крикунов,

Маргарита Тулуп

«Никто из них в нормальную жизнь не выходил». Об условиях в Святошинском психоневрологическом интернате
https://static.hromadske.radio/2018/08/hr-kyivdonbass-2018-08-05_tulub.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/08/hr-kyivdonbass-2018-08-05_tulub.mp3
«Никто из них в нормальную жизнь не выходил». Об условиях в Святошинском психоневрологическом интернате
0:00
/
0:00

Маргарита Тулуп, монитор Национального превентивного механизма, журналистка издания Левый берег, расскажет о нарушениях в Святошинском психоневрологическом интернате. 

Григорий Пырлик: Напомните в целом об этом институте и своих полномочиях.

Маргарита Тулуп: Национальный превентивный механизм – это орган при Офисе уполномоченного по правам человека. Я исполняю волонтерские функции, являюсь общественным монитором. Это значит, что иногда меня приобщают к визитам, которые происходят без предупреждения – об этих визитах не знает администрация, иногда даже я не знаю, куда мы едем, до того момента, пока не сяду в автобус. Такие визиты направлены на то, чтобы обнаружить и предупредить факты катування та нелюдського поводження з людьми, что означает не допустить издевательство над людьми, которые не всегда имеют свои юридические права, если они являются недееспособными, например. Мы фиксируем все нарушения, общаемся с людьми без администрации за закрытыми дверями, администрация не может вмешиваться в этот процесс. Потом делается отчет для администрации этого учреждения и, если есть нарушения, мы обращаемся либо в министерства, либо в прокуратуру.

Вы можете представить, что такое 700 пациентов на закрытой территории, из которой пациенты не могут выйти прогуляться, не могут выйти даже в коридор, поскольку персонал, администрация держат ключи у себя в кармане?

Григорий Пырлик: Вы пишете, что там около 700 пациентов содержится. Это много?

Маргарита Тулуп: Это много. Там нарушено количество людей, которые находятся в одной комнате в корпусах, где находятся лежачие пациенты. Вы можете представить, что такое 700 пациентов на закрытой территории, из которой пациенты не могут выйти прогуляться, не могут выйти даже в коридор, поскольку персонал, администрация держат ключи у себя в кармане и только выводят пациентов на прогулку? Это тоже правонарушение, поскольку эти люди находятся не в режимном объекте, не в колонии – они имеют право выйти погулять.

Григорий Пырлик: Там содержатся женщины. Как они туда попадают?

Маргарита Тулуп: Они попадают туда по разным причинам. Это все женщины, у которых есть ментальные нарушения, психиатрические проблемы, большая часть из этих женщин является недееспособными – есть решение суда об этом. Но было обнаружено, что некоторые женщины находятся там необоснованно. Не секрет, что в украинских учреждениях подобного типа, находятся женщины, с которыми решили распрощаться родственники, забрать у них квартиру или незаконно попытаться лишить их нормального человеческого существования. Ежегодно в подобных интернатах должна проходить МСЭК. Она создается в учреждении работниками этого учреждения, но это незаконно, поскольку эти интернаты принадлежат Министерству социальной политики и не имеют лицензии на медицинскую практику. Любая такая комиссия должна приобщать психиатров со стороны, но администрация не считает нужным это делать и из года в год выносит этим женщинам в карточках, что “показано пребывание этого человека в психоневрологическом интернате” и люди там находятся годами.

Григорий Пырлик: Это выгодно?

Маргарита Тулуп: Естественно, есть человек – есть деньги на человека. Но по словам директора этого интерната,  “здесь 20 лет работаю и никто еще от нас в обычную нормальную жизнь не выходил”. Из диалога выходит, что он не верит, что эти девушки могут вести социальную активность, хотя некоторые из них просто мечтают поджарить яишницу себе, приготовить макароны просто потому, что за них в этом интернате делают все.

Григорий Пырлик: Сейчас по поводу того, что рассказала Маргарита мы можем услышать мнение Юрия Крикунова – директора департамента социальной политики. В статті Маргарити йдеться про порушення умов суттєвого рівня в інтернаті. Ви вважаєте такі умови припустимими?

Юрій Крикунов: У нас з вами мова йде про психоневрологічний інтернат, там знаходиться близько 700 жінок з різними, дуже важкими діагнозами. Нема сенсу запитувати у мене, чи подобаються мені умови, які є. Я можу сказати, як представник держави, що умови відповідають тим, які прописані в нормативній базі. Мені це не подобається і саме Святошинський інтернат є одним із двох, які зараз розпочинають процедуру своєї трансформації. Ми знайшли міжнародних колег, які займаються останні 20 років правами людей з психіатричними захворювання, ми провели ряд круглих столів. Зараз відпрацьовуємо з ними концепцію змін. Але все одно залишаться люди, які проживають в тих умовах, які ми не вважаємо нормальними.

Григорий Пырлик: Як визначити чи можна визначити, в якому стані людина, коли це робить комісія самого інтернату?

Юрій Крикунов: Неправду пише авторка. Інтернати позбавлені законодавчого права визначати ступінь захворювання людини. Це робить виключно МСЕК. Ми зараз ініціюємо багато повторних комісії, перевірок, переобстежень. Ми збираємось у найближчі місяці зробити хоча б перший будинок підтриманого проживання, куди люди з більш легкими діагнозами перейдуть у фактично домашні умови проживання тільки під невеличким наглядом чи доглядом.

Повну версію розмови можна прослухати у доданому звуковому файлі.

За підтримки:
stopka_ukrainska_ukr.png