Правоохранительные органы не заинтересованы в расследовании «дела вербовщиков», - юристы

Как продвигается в суде «дело вербовщиков» – об отправке украинцев в Россию, где их потом обвиняли в наркоторговле? Далеко ли до приговора?

Ведучі

Григорій Пирлік

Гостi

Євгенія Копалкіна,

Віта Мусатенко

Правоохранительные органы не заинтересованы в расследовании «дела вербовщиков», - юристы
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/03/hr_kyivdonbass-2018-03-02_usatina_kapalkina.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/03/hr_kyivdonbass-2018-03-02_usatina_kapalkina.mp3
Правоохранительные органы не заинтересованы в расследовании «дела вербовщиков», - юристы
0:00
/
0:00

Эти и не только вопросы зададим адвокату Вите Мусатенко и юристке Украинского Хельсинского союза по правам человека Евгении Капалкиной.

Григорий Пырлик: Есть ли какие-то подвижки в нашумевшем деле о вербовщиках, которые веровали украинцев на работу в Россию, после забирали у них документы и заставляли работать наркокурьерами?

Вита Мусатенко: У нас наконец-то было назначено предварительное судебное заседание, которое состоится завтра в 14:00 в Соломенском суде. Но судя по тому, что дело было передано в суд еще летом, то процесс, конечно, затянулся, и я надеюсь, что суд начнет уже слушания.

Григорий Пырлик: Давайте напомним, кто был задержан по этому делу, и какая статья есть в материалах дела?

Евгения Капалкина: Мы пока не называем фамилии обвиняемых, поскольку существует презумпция невиновности. Поэтому мы можем только заявить, что это четверо мужчин: трое граждан Украины и один – гражданин Молдавии. По уголовному делу они обвиняются по статье 149 УК Украины – торговля людьми. Трое из них находятся под стражей, и один – под домашним арестом.

Григорий Пырлик: Сколько людей завербовали именно они, потому что всего речь идет о нескольких сотнях жертв?

Евгения Капалкина: В рамках того дела, которое сейчас передано в Соломенский районный суд, проходит 15 потерпевших, и на досудебном расследовании находится до 300 человек.

Григорий Пырлик: Также по старым материалам я видел, что есть люди, которые бояться давать показания, их родственники могли пострадать, но никто об этом не говорит.

Вита Мусатенко: Да, у нас есть даже случаи новых вербовок в 2017-м году. Родители боятся обращаться в правоохранительные органы, потому что видят, как это долго все происходит, и у людей есть опасения, что это вообще не дойдет до какого-то логического завершения. Именно поэтому они говорят, что у нас нет десятилетий ходить в суды, поэтому мы будем как-то сами решать свои проблемы. То есть в данном случае мы можем говорить о том, что так сложно и долго все происходит, из-за того, что процесс целенаправленно затягивается, новые факты вербовки не вскрываются, потому что люди просто не верят в систему правосудия.

Есть даже случаи новых вербовок в 2017-м году

Григорий Пырлик: Кем, по вашему мнению, затягивается процесс?

Вита Мусатенко: У нас сейчас страна находится в процессе судебной реформы, поэтому наши суды находятся в тяжелом состоянии, не хватает судей и времени на рассмотрение дел – это объективные причины. А есть и субъективная сторона, что категория таких дел не так часто рассматривается в Украине, и такая практика не наработана ни у судей, ни у следователей, ни у прокуроров в этих делах.

Григорий Пырлик: Есть ли реальный интерес и у прокуратуры, и у следователей, чтобы установить истину и привлечь виновных к ответственности?

Вита Мусатенко: По моему субъективному мнению, ни у прокуроров, ни у следствия интереса нет для того, чтобы установить что-то в этом деле. Это видно по тому, как все ложно и долго происходит, не видно рвения. Наш главный прокурор в процессе – из Днепра, и человек, естественно, не может сюда наездится, и это вызывает много сложностей и нюансов. Мы не единожды уже обращались и в прокуратуру Киева, и в Генеральную прокуратуру с тем, чтобы они как-то усилили свои позиции со стороны обвинения от государства, но пока мы получаем только отписки. Если бы это дело действительно было интересно стране, то я думаю, как минимум, прокуратура Киева включилась бы в поддержку этого обвинения.

Григорий Пырлик: О скольких случаях новой вербовки вам известно?

Вита Мусатенко: На территории Киева нам известно о трех случаях. И около шести случае по Николаевской области.

Григорий Пырлик: И они все задержаны?

Вита Мусатенко: Да, на территории России. Последний случай был в 2017-м  году. Это был восемнадцатилетний парень, который уехал в Россию на заработки. Ему там сказали, что он будет перевозить картриджи, и его задержали в Москве, в Домодедово, с картриджем, внутри которого были наркотические вещества.

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленному звуковом файле. 

Коментарi до запису