Сейчас наиболее удачный момент для возвращения Донбасса за все четыре года, - журналист

На днях украинский политик и кум президента России Путина Виктор Медведчук дал большое интервью каналу 112. Что он сказал о Донбассе и как это расценивать?

Ведучі

Анастасія Багаліка

Гостi

Андрій Діхтяренко

Сейчас наиболее удачный момент для возвращения Донбасса за все четыре года, - журналист
https://static.hromadske.radio/2018/08/hr-kyivdonbass-18-08-27_degtyarenko.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/08/hr-kyivdonbass-18-08-27_degtyarenko.mp3
Сейчас наиболее удачный момент для возвращения Донбасса за все четыре года, - журналист
0:00
/
0:00

Заявления одиозного политика комментирует журналист-переселенец, главред «Реальной газеты» Андрей Дихтяренко.

Анастасия Багалика: Многие журналисты посмотрели интервью Виктора Медведчука на 112 канале. Вы обратили внимание на одно из его заявлений, оно касается оккупированных территорий и того, что он говорил о возвращении этих территорий. В одном из своих пассажей он заявил, что поддержка боевиков на оккупированных территориях в 2014-м году была ниже, чем поддержка Украины. Почему это вам бросилось в глаза?

Андрей Дихтяренко: Он говорил, что подобная поддержка была во всех годах, вплоть до декабря 2017-го года, когда число сторонников непризнанных «республик» и число сторонников возврата в Украину, пусть даже и на условиях автономии, сравнялось (42,9% и 42,7%) Это очень характерный признак, когда даже те люди, которые используют пророссийскую риторику, в своих аргументах только подтверждают то, что никакого восстания народа Донбасса на самом деле нет. Даже такой человек как Медведчук говорит, что эти режимы не пользуются поддержкой населения, люди хотят вернуться в Украину, но не могут, потому что там стоят боевики группировок «ДНР» и «ЛНР» и стоящие за ними российские войска. Но чем это можно назвать, кроме как оккупацией? Для меня это было очень важно свидетельство, потому что все это время мы не знали, что господин Медведчук и его политические силы мониторят ситуацию на оккупированных территориях.

Даже такой человек как Медведчук говорит, что эти режимы не пользуются поддержкой населения, люди хотят вернуться в Украину, но не могут, потому что там стоят боевики группировок «ДНР» и «ЛНР» и стоящие за ними российские войска

Анастасия Багалика: Медведчук говорит о социологии Министерства информполитики. Мы перезвонили туда, чтобы выяснить, был ли такой опрос. Опрос был, сказала нам в комментарии Эмине Джапарова, советница министра. Но на сам опрос мы посмотреть пока что не смогли. Эмине Джапарова говорит, что он есть на сайте министерства, но найти его там мы так и не смогли. Она отказалась комментировать интервью Медведчука, но сказала, что социология постоянно меняется, и что министерство собирается проводить очередной опрос и в 2018-м году.

Андрей Дихтяренко: Предположим, что Медведчук говорит правду – по результатам этого опроса есть по 43% сторонников «ЛДНР» и возврата в Украину, то нужно понимать, в каких условиях эти опросы делаются – люди боятся говорить правду. Если какие цифры и завышены, то уж точно не цифры сторонников возврата в Украину, а наоборот – люди говорят ту точку зрения, которая наиболее безопасна дня них. Безопасно на оккупированных территориях говорить, что ты поддерживаешь этот режим. Так что я думаю, не так все плохо, зря Медведчук говорит, что цифры сравнялись, они не сравнялись. Хотя есть такая тенденция – люди за 4,5 года просто устали ждать, но это не значит, что мы потеряли эти территории, кстати, Медведчук на это постоянно намекают. Другое дело – на каких условиях возможен этот возврат.

Самые важные игроки, которые связаны с Кремлем, не боятся озвучивать тему того, что население оккупированной части Донбасса, хочет вернуться в Украину и все это время хотело

Анастасия Багалика: И если у него действительно есть вся социология за эти годы на оккупированных территориях, то большой вопрос, как люди там не боялись отвечать представителям Медведчука, что они хотят возвращения в Украину.

Андрей Дихтяренко: Правильно, мы не можем верифицировать каким-то образом эти опросы, нам никто не говорит, какая была выборка, как кони проводились. Хотя я знаю, что не только структуры, связанные с разным политиками, проводили опросы на неподконтрольных территориях. Единственно, что темы, которые выбираются для неподконтрольных территорий, как правило, выбираются нейтральные, очень редко спрашивают в лоб – вы за кого? Для этого, наверное, как минимум, нужно получить санкции тех режимов, которые там стоят, потому что людей, которые задают подобные вопросы, могут просто схватить и посадить на подвал.  

Если вернуться к интервью Медведчука, то, на мой взгляд, это то самое громкое политическое заявление и самое важное, что было в нем. Потому что самые важные игроки, которые связаны с Кремлем, не боятся озвучивать тему того, что население оккупированной части Донбасса, хочет вернуться в Украину и все это время хотело. Возможно, это может свидетельствовать о том, что какие-то подвижки по реинтеграции сейчас ведутся, и Кремль, возможно, через Медведчук сделал подобные заявления, чтобы намекнуть украинской стороне, что он готов отдать Украине неподконтрольную часть Донбасса, но вопрос – на каких условиях.

Люди начинают больше рассуждать рационально и начинают говорить о том, что, может быть, действительно худой мир лучше доброй ссоры

Анастасия Багалика: Вы также общаетесь с людьми с неподконтрольных территорий. По вашим ощущениям, что меняется в их мнении?

Андрей Дихтяренко: Во-первых, немного спадает эмоциональная окраска всех событий. Это заметно не только по жителям оккупированных территорий, но и по настроениям жителей «серой зоны» или подконтрольных территорий. Люди привыкли, что идет война, уходят эмоции, уходит, возможно, боль, связанная с потерями. Люди начинают больше рассуждать рационально и начинают говорить о том, что, может быть, действительно худой мир лучше доброй ссоры, и люди на неподконтрольной территории уж точно не против того, чтобы возвращалась эта территория в состав Украины. Потому что для них, в первую очередь, это означает возвращения их прав как граждан Украины. И речь идет, в первую очередь, о свободе перемещения, о праве видеться со своими друзьями-родственниками, о возможности для детей учиться и нормально работать и так далее. Меня, кстати, поразила недавняя информация о том, что даже сам Захарченко не выбросил украинский паспорт, он об этом сказал сам. Если даже боевики не хотят выбрасывать украинский паспорт, то что уже говорить о людях, которые не хотят этих режимов. Сейчас очень хороший момент, чтобы разрешить эту ситуацию и сделать реальные шаги к реинтеграции этих территорий. Лучше момента пока не было. До этого была слишком свежа память, до этого было огромное количество добровольно приехавших на эту войну боевиков с территории России, которые открыто принимали участие в политике, которые не были еще съедены донбасским бюрократическим аппаратом. А сейчас это произошло. Классический пример – город Лутугино. Когда-то его возглавлял боевик из Ухты, потом через какое-то время он бросил этот «пост», поехал к себе на родину, где его арестовали за хищение. Подобных историй очень много.

Мне кажется, сейчас потихоньку идет процесс выдавливания из структур «ЛДНР» людей, которые принимали активное участие в событиях 2014-го года. Первым ушел Плотницкий, все это лето на волоске висела фигура Захарченко, и все говорят о том, что его могут убрать в любой момент.

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле. 

За підтримки:
stopka_ukrainska_ukr.png