https://static.hromadske.radio/2018/08/kiev-donbas-s.svg

Службу обеспечения армии нужно держать в ежовых рукавицах, — волонтер

Говорим о помощи военным в зоне проведения АТО с украинским волонтером, заместительницей председателя ОО «Всеукраинский Мост Единства, «Народным Героем Украины» Еленой Шевцовой

Ведучi

Вікторія Єрмолаєва,

Тетяна Курманова

Гостi

Олена Шевцова

Службу обеспечения армии нужно держать в ежовых рукавицах, — волонтер
https://static.hromadske.radio/2016/07/hr_kyivdonbass-16-07-16_shevcova.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/07/hr_kyivdonbass-16-07-16_shevcova.mp3
Службу обеспечения армии нужно держать в ежовых рукавицах, — волонтер
0:00
/
0:00

Татьяна Курманова: Орден «Народный Герой Украины» вы получили недавно?

Елена Шевцова: Да. 26 марта 2016 года. Меня представлял к награде командир третьего батальона 72-бригады. К сожалению, он погиб. Сейчас я буду представлять его, уже посмертно.

Татьяна Курманова: Каким видом волонтерства вы занимаетесь и с кем работаете?

Елена Шевцова: Когда началась война, мы помогали всем и чем могли. В первую очередь, добровольческим батальонам, именно они приняли первый удар на себя. Сейчас это трансформировалось. Мы делаем упор на автомобили и оптику. Собираем средства, нам помогают: обычные люди, обращаемся к бизнесменам, очень помогает канадская диаспора, общественные деятели. Нам последний раз помог Сережа Притула собрать на машину. Помогают все, кто понимает, что в стране война.

Татьяна Курманова: Как к вам поступают заявки?

Елена Шевцова: Мы не просто собираем на транспорт. Мы ездим сами для того, чтобы посмотреть реальные потребности, что там происходит. Нам помогает Генштаб, Минобороны. С ними мы координируем вопросы. Если год назад прийти к ним с какими-то проблемами военных было проблемой, то сейчас они действительно помогают.

Основная проблема — человеческий фактор тех, кто работает непосредственно в бригадах в подразделениях, зампотехи, зампотылу, которые не выполняют свою работу. Ребята боятся озвучивать недовольства, потому что не дадут отпуск, накажут. А волонтеру они могут все показать и рассказать, минуя бюрократическую махину. Мы можем донести информацию и решить проблему. И из всех обращений, которые были, нам действительно помогали.

Виктория Ермолаева: Сколько единиц техники вы перевезли в зону АТО?

Елена Шевцова: Мы не так давно начали заниматься машинами. Сейчас передано три автомобиля, а три мы передаем. Также мы ремонтируем технику и передаем ребятам обратно. Вся техника стоит в Генштабе на учете.

Татьяна Курманова: Иван Звягин в эфире тоже сказал, что не хватает техники для вывоза раненых. А кроме техники, что еще нужно бойцам?

Елена Шевцова: Основные потребности: одеть, обуть, накормить сейчас выполняются. Хотелось бы лучше качество и логистику, чтобы у них была обратная связь, чтобы все решалось быстрее. Но при существующей системе, делать это сложно.

Татьяна Курманова: Я знаю, вы помогали и детским домам.

Елена Шевцова: Мы и сейчас помогаем. Когда мы едем в зону АТО, заезжаем в детский дом в Дружковке. Там детский дом, где 240 деток. Меня поразило, что там и здоровые, и с инвалидностью — все вместе. Когда мы едем, помогаем им.

Виктория Ермолаева: А что они просят?

Елена Шевцова: Последний запрос — памперсы в большом количестве. У них очень много лежачих деток. Мы возили им и вкусняшки, вещи, игрушки, медикаменты.

Татьяна Курманова: По профессии вы юрист. А занимаетесь защитой прав бойцов АТО?

Елена Шевцова: Если обращаются знакомые, друзья, мы консультируем. Чтобы заниматься чем-то хорошо, нельзя заниматься всем. Но никого не оставляем без помощи.

Татьяна Курманова: Чем занимается ОО «Всеукраинский Мост Единства»?

Елена Шевцова: Эта организация изначально создавалась для защиты прав пациентов, которые страдают почечной недостаточностью, потому что у меня есть такая проблема. И сегодня два направления деятельности: первая — помощь людям на оккупированных территориях, вторая —медицинская реформа. Сейчас я в рабочей группе по принятию закона про трансплантацию. Людям это тоже необходимо. В нашей стране это проблема, умирают дети, не дождавшись пересадки.

Виктория Ермолаева: Свою реабилитацию вы отложили из-за событий Майдана. Расскажите об этом.

Елена Шевцова: Да, у меня есть эта проблема. Я ездила в Беларусь и стала на очередь на трансплантацию. Когда начались события на Майдане, так получилось, что не было возможности ездить туда, не было времени. Как всегда, человек думает: кому-то, а себе еще успею. Месяц назад я возобновила очередь.

Татьяна Курманова: Но средств недостаточно?

Елена Шевцова: Операция частично оплачена, осталась часть. Операцию не делают не потому, что средств недостаточно. В Беларуси сказали, что не это причина, просто я туда не ездила обновлять анализы.

Виктория Ермолаева: Когда вы последний раз были в АТО?

Елена Шевцова: Месяц назад. Это была 72-я бригада, заехали через детский дом в Дружковке. Мы отправили автомобиль. Для меня история этой бригады личная, она мне уже как родная.

Виктория Ермолаева: Что сейчас волонтеры возят бойцам?

Елена Шевцова: Привезли дизельные генераторы. Могут быть строительные материалы. Сейчас ребята просят кабель, баки для воды, запчасти на военную технику, оптику. С оптикой у нас реальные проблемы. Это дорогостоящие вещи, чем их не может обеспечит государство.

Татьяна Курманова: Пару дней назад вы организовывали пресс-конференцию по поводу Крестного хода, который должен пройти в Киеве.

Елена Шевцова: У нас очень много людей, общественных организаций. У них у всех свое видение. Несколько дней мы стараемся собрать всех: общественные организации, добровольческие батальоны с представителями СБУ, Нацполиции. Общая позиция такова, что мы цивилизованные люди и можем нормально реагировать, если там нету провокаций, кровопролития, антиукраинских лозунгов. Возможно, там идут верующие люди, которые хотят прийти помолиться. Вопрос в том, кто хочет этим воспользоваться и в каких целях. Есть много несостыковок. Например, в ходе идет, пускай, до тысячи человек, к ним по дороге присоединяются, потом они уходят. А заявлено от 10 000 до 50 000. И если придет тысяча, вопрос: где остальные. Общественники проверяют хостелы, патрулируют дороги, пытаются зафиксировать. Мы пришли к мнению, что провокаций, избиений не будет — в рамках законодательства будем что-то решать.

Татьяна Курманова: Как вы оцениваете работу Минобороны сейчас?

Елена Шевцова: Есть улучшения и изменения. Но, если брать реформы в целом, бюрократическую систему, плохо. Наверняка кому-то выгодно, если старую систему оставляют. Даже волонтеры предлагали бесплатно в тестовом режиме написать программное обеспечение. Любая работа требует энергии, сил, времени.

Татьяна Курманова: А что стоит поменять в первую очередь в Минобороны?

Елена Шевцова: Надо держать в ежовых рукавицах службу, которая занимается обеспечением. Основная проблема идет и от командиров подразделений — у этих людей должно сердце болеть за своих бойцов, они должны сделать так, чтобы человек вернулся живим, чтобы бойцы были сытыми и одетыми. И это все должна делать служба, которая занимается обеспечением. Их должны жестко контролировать.