Сначала Россию должен покинуть Сущенко, и, возможно, потом об этом подумаю и я, - Марк Фейгин

Вчера стало известно, что адвокатская палата Москвы лишила Марка Фейгина адвокатского статуса

Ведучi

Олена Бадюк

Гостi

Марк Фейгін

Сначала Россию должен покинуть Сущенко, и, возможно, потом об этом подумаю и я, - Марк Фейгин
https://static.hromadske.radio/2018/04/hr_kyivdonbass-2018-04-25_fejgin.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/04/hr_kyivdonbass-2018-04-25_fejgin.mp3
Сначала Россию должен покинуть Сущенко, и, возможно, потом об этом подумаю и я, - Марк Фейгин
0:00
/
0:00

А сегодня, 25 апреля, Московский суд должен заслушать письменные доказательства защиты и ходатайства по делу удерживаемого в России украинского журналиста Романа Сущенко.

Марк Фейгин с нами на прямой связи.

Алена Бадюк: Была ли эта ситуация для вас неожиданностью, и как вы считаете, почему именно сейчас это произошло?

Марк Фейгин: Неожиданной эта ситуация была, потому что никаких процессуальных оснований для лишения статуса не было. Но у Адвокатской палаты была поставлена задача – лишить меня статуса, во чтобы ни стало, и они приняли это решение.  

Разумеется, я буду это обжаловать в суде, но шансов мало, потому что суд еще хуже, чем эта холуйская палата, которая, изогнувшись, выполняет указание Кремля.

Почему это произошло сейчас? Как только меня вчера лишили статуса где-то в 20-21 вечера, сразу же после лишения Роману Сущенко в тюрьме Лефортово было объявлено постановление о переводе его в одиночную камеру в связи с угрозой безопасности. То есть еще в понедельник от него увели сокамерника, он остался один, а во вторник после лишения меня статуса ему объявили это постановление. И он теперь сидит в одиночной камере.

Но я заранее, зная, что такое может произойти, ввел в дело второго адвоката.

Алена Бадюк: А мы можем узнать его фамилию?

Марк Фейгин: Пока нет, потому что есть опасность, что и его лишат адвокатского статуса. Поэтому он будет на заседаниях, будет посещать Романа, но всю публичную информацию буду давать я.

Я постараюсь, чтобы сначала вернулся Роман домой, поскольку я брал обязательства перед ним и его семьей. И когда у меня будут более свободные руки, более свободные намерения, я смогу решать, как поступить

Алена Бадюк: То, что вас лишили статуса адвоката, может ли повлиять на дальнейший ход судебных заседаний, связанных с Романом Сущенко?

Марк Фейгин: Этих заседаний осталось немного, осталось только заявить письменные доказательства и принять участие в прениях сторон. Дальше суд уходит на приговор. И только после приговора нужно будет быстро написать краткую апелляционную жалобу и ожидать исхода переговоров на высшем уровне относительно судьбы Романа. Адвокат эти все функции защитит. Кроме того, Роману не отказано в посещениях консула, поэтому консул будет посещать его, и что бы там ни произошло, это станет известно. Но не исключено, что будет предпринята попытка подсунуть Роману ФСБшного адвоката, «подментованного». Уже к его семье пытаются полезть с хорошо нам известными именами всякого рода адвокатов.

Алена Бадюк: От кого поступают эти предложения?

Марк Фейгин: От людей, которые даже сами не понимают, что их используют, и из Парижа, и из Киева. Им звонят из Москвы какие-то общие знакомые и говорят, что надо немедленно брать того-то и того-то. А мы прекрасно знаем, что это ФСБшный адвокат.

Но это совершенно бесполезная работа, мы готовы были к такому повороту событий, поэтому и семья, и Роман прекрасно знают, кого ни при каких обстоятельствах он не возьмет.

Важно понять, что, если бы я хотел, я бы уехал, мне предоставили бы политическое убежище в любой стране. Но просто – вопрос, чем заниматься и как я могу влиять на события в России

Алена Бадюк: Многие журналисты вас спрашивают, не собираетесь ли вы покидать Россию, вы отвечаете, что еще не определились. От чего будет зависеть ваше решение?

Марк Фейгин: Это зависит, в первую очередь, от угроз, которые возникают в связи с моим положением. Статус адвоката оберегал меня от некоторых действий со стороны власти.

С другой стороны, я же лишился и профессии. Никто и никуда не возьмет меня в качестве юриста. Поэтому есть проблемы и личного свойства.

Но у меня есть и коллеги, и друзья, а также у меня есть моральные обязанности. Я буду посещать Киев, но сказать, что я туда переселюсь, я пока не могу. Все будет зависеть от обстоятельств, и, как минимум, я постараюсь, чтобы сначала вернулся Роман домой, поскольку я брал обязательства перед ним и его семьей. И когда у меня будут более свободные руки, более свободные намерения, я смогу решать, как поступить. Важно понять, что, если бы я хотел, я бы уехал, мне предоставили бы политическое убежище в любой стране. Но просто – вопрос, чем заниматься и как я могу влиять на события в России.

 Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле.