В Крыму надо осторожно рассказывать о том, что ты трансгендерный человек, могут быть последствия – правозащитник

Гость программы — Активист Amnesty International Сольдаду Ковалисиди

Ведучі

Валентина Троян

Гостi

Сольдаду Ковалісіді

В Крыму надо осторожно рассказывать о том, что ты трансгендерный человек, могут быть последствия – правозащитник
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/05/hr_kyivdonbass-2018-05-01_kavalisidi.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/05/hr_kyivdonbass-2018-05-01_kavalisidi.mp3
В Крыму надо осторожно рассказывать о том, что ты трансгендерный человек, могут быть последствия – правозащитник
0:00
/
0:00

Валентина Троян: Сольдаду, вы заявили о том, что можете рассказать о проблемах, с которыми сталкиваются траснгендерные подростки в Крыму. Тема очень тяжелая, и давайте вы попытаетесь вначале широко ответить на этот вопрос, а после — буду задавать вам уже уточняющие вопросы.

Сольдаду Ковалисиди: Я ранее проживал на территории Российской Федерации и сам являюсь трансгендерным человеком, поэтому я отлично понимаю, как влияет российское законодательство трансгендерных людей. В то время, когда я там проживал, я уже консультировал онлайн разных людей. Сейчас я живу в Украине и я начал сталкиваться с тем, что мне пишут подростки, в том числе из Крыма, потому что они сейчас находятся на территории, где действует российское законодательство и это же не добровольно произошло, это просто они в один день проснулась там, где действует например закон о «запрете гомопропаганды». В один момент они жили в Украине и вдруг оказались на оккупированной территории. Это совсем другие условия жизни для трансгендерных людей. Они не знают куда обращаться, потому что с российскими ЛГБТ организациями слодно было связаться на тот момент, а украинские тоже не знали, как быть с этой ситуацией в российском контексте. И мне стали писать подростки оттуда и задавать различные вопросы жизненные.

Валентина Троян: А вы можете рассказать, о чем спрашивают?

Сольдаду Ковалисиди:  Это два направления. Первое — личная безопасность. Например о том, одноклассники смотрят российское телевидение и начинают быть гомофобными. «Что я могу сделать для личной безопасности. Кому я могу сказать, что я трансгендер?» До достижения 18 лет нужно осторожно подходить к тому, кому говорит о своей трансгендерности. Например мне пишу, что «меня побили в школе, потому что я слишком женственно выгляжу, а это «трансгендерная женщина». Как говорить и коммуницировать.

Второй момент касается медицины, а это очень сложный вопрос.

В Украине для того, чтобы купить гормональные препараты, необходимые трансгендерным людям, не нужен рецепт. А на территории РФ — нужен. Речь идет о совершеннолетних людях. Человек идет к врачу и говорит, что ему необходима гормональная терапия, начатая, например, год назад. И врач говорит, что боится сотрудничать с трансгендерным человеком, потому что может попасть под закон о «пропаганде гомосексуализма». И не выписывают рецепт. Более того, есть информация о том, что гормональные препараты не заходят на территорию Крыма и это целая история, как бы их достать.

Валентина Троян: Можете рассказать о фактах какого-то буллинга в школе по отношению к этим подросткам? Насколько часто такие случаи бывают и бывают ли.

Сольдаду Ковалисиди: Те, кто мне обычно пишут, это очень тяжелые истори как раз. Это, например, в туалете закрыли или побили в уборной, или человек чувствует, что она девочка, и хочет идти в женский туалет, но туда не пускают. Типичное психологическое насилие: не разговаривают, игнорируют, обзыват, бьют. Дети боятся ходитть в школу.

Есть исследование о преступлениях на почве ненависти к трансгендерным людям, и во всех подчеркивается самодискриминация, когда трансгендерный человек сам не обращается в полицию

Валентина Троян: Если бьют, то как реагирует полиция?

Сольдаду Ковалисиди: Есть исследование о преступлениях на почве ненависти к трансгендерным людям, и во всех подчеркивается самодискриминация, когда трансгендерный человек сам не обращается в полицию. Человек замыкается, сочиняет версии, что он упал. Придется объяснять, что он трансгендер. Плюс российская полиция давно не вызывает ощущения, что они будут расследовать эти дела. Очевидная статистика, что заявления не принимаются, или полиция сама учавствует в издевательствах над трансгендером.

Валентина Троян: Если у человека нет поддержки на полуострове, то я даже не знаю, куда ему образаться. В Украину подросток явно не поедет за помощью. Сольдаду, может вы еще что-то хотите сказать важное? Может вы больше знаете, что необходимо сказать.

Я бы хотел сказать две вещи, если нас услышат в Крыму подростки: я бы хотел подчеркнуть, что есть жизнь после пребывания в оккупации Российской Федерации. И что бы там не показывали по российским каналам о том, что происходит в Украине, здесь в разы безопаснее для трансгендерных людей и есть организации, активисты, котрые готовы и могут поддержать вас.