В волонтеры идут, чтобы сделать мир лучше, а война для этого самый яркий повод, - Сихарулидзе

Как изменилось волонтерство за три года войны, почему одни разочаровались в этой миссии, для других она стала бизнесом, а третьи продолжают ездить в АТО?Обсуждаем с волонтерами – бывшими и действующим

Ведучі

Михайло Кукін

Гостi

Ольга Решетилова,

Олександр Горбатко

В волонтеры идут, чтобы сделать мир лучше, а война для этого самый яркий повод, - Сихарулидзе
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/12/hr_kyivdonbass-2017-12-05_reshetilova-siharulidze-gorbatko.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/12/hr_kyivdonbass-2017-12-05_reshetilova-siharulidze-gorbatko.mp3
В волонтеры идут, чтобы сделать мир лучше, а война для этого самый яркий повод, - Сихарулидзе
0:00
/
0:00

В нашей студии Ольга Решетилова, журналистка МИПЧ, экс-волонтер БФ «Вернись живым» и Алексей Сихарулидзе, волонтер «Народного тыла».

Михаил Кукин: Вы – люди из среды волонтеров, но мне кажется со стороны, что за эти три года волонтерство стало выгодным бизнесом, правда?

Алексей Сихарулидзе: Конечно, мелкие вороватые существа могли затесаться и затесались, наверное, в стройные волонтерские ряды, но в основном через годик-два я стал замечать у людей немой вопрос в глазах – и что мне за это, я ведь сделал много хорошего?

Ольга Решетилова: Да, волонтерство для многих стало социальным лифтом. Может это и правильный путь для карьеры или каких-то политических амбиций, но для многих этот лифт поднялся очень быстро. И многие именно так волонтерство видели уже весной 2014-го года, когда я еще только начинала и понятия не имела, что будет и как будет, и надеялась, что все за три недели закончится. А многие очень быстро сориентировать, что это может быть взлетной полосой.

Михаил Кукин: Я не раз слышал от разочаровавшихся волонтеров, что они сильно поменяли свое отношение в Бирюкову, к Туке, например.

Ольга Решетилова: Я вам расскажу, когда волонтерство начало меняться. Это август 2014-го года после встречи волонтеров с президентом. «Народный тыл» тогда не пошел в полном составе на эту встречу, в том числе и Георгий Тука, это был их протест. Они считали, что власть на тот момент себя ведет неправильно. Я помню это очень четко, потому что мы еще тогда с Дейнегой сидели и думали, стоит нам идти или нет. «Народный тыл» не идет, а что нам делать? И мы для себя решили занять такую позицию конструктивного сотрудничества с властью: там, где есть возможность, мы сотрудничаем, там, где надо – мы их мочим.

Михаил Кукин: Тем не менее, сегодня Дейнега продолжает быть волонтером, вы почти отошли от волонтерства, а Тука теперь заместитель министра.

Алексей Сихарулидзе: Вы говорите так, как будто социальная лестница правда имеет значение? Разве в ней дело, разве для того волонтеры этим всем занимаются?

Зачем люди занимаются волонтерством, вы знаете? Люди просто хотели сделать мир лучше. А нет лучшего повода и лучшего способа, к сожалению, чем война. Нет более несправедливого события в жизни человека, чем, когда нападают на его страну. 

Михаил Кукин: Я не знаю, я никогда не думал о том, чтобы стать заместителем министра.

Алексей Сихарулидзе: И я очень жалею людей, которые об этом думают, или стали. Зачем люди занимаются волонтерством, вы знаете? Люди просто хотели сделать мир лучше. А нет лучшего повода и лучшего способа, к сожалению, чем война. Нет более несправедливого события в жизни человека, чем, когда нападают на его страну.

Михаил Кукин: Возможно, вы говорите о себе, но люди разные и у всех разная мотивация. У нас на связи есть бывший волонтер Александр Горбатко. Он – бывший руководитель и один из основателей организации «Донбасс-SOS». Он сначала перестал быть руководителем этой организации, а сейчас вообще отошел от дел.  

Александр, почему вы решили уйти из «Донбасс-SOS»? Он перестал быть волонтерским?

Александр Горбатко: Волонтерским проектом его можно было назвать только в тот период, когда он финансировался за счет пожертвований людей. Когда появились гранты от международных доноров, то волонтерства там осталось мало, это полноценная общественная организация.

Михаил Кукин: Вас не устроил именно этот аспект?

Александр Горбатко: Основная причина, которая меня не устроила в том, что с людьми при власти нужно как-то договариваться. И договариваться с ними в правовом поле, а это бессмысленно. То есть предлагать им какие-то законопроекты в письменном виде, это нереально. Я выступал за более радикальный какие-то вещи, за открытую критику, больше агрессии, но я не был поддержан. И так как большинство сотрудников «Донбасс-SOS» – это женщины, они привержены к лояльным методам, то организация перешла в поле именно правового давления, что было неэффективно и продолжает оставаться неэффективным на сегодняшний день.

И когда ты не достигаешь какого-то результата или цели, которую ты поставил, тебя это начинает есть изнутри. Я понял, что дальше так продолжаться не может, надо что-то менять.

Михаил Кукин: Возможно, ваши оппоненты в какой-то степени и правы, и если хочешь добиться результата, то нужно идти на какие-то компромиссы с теми же властными структурами, с министерствами, которые распределяют деньги или принимают подзаконные акты, которые влияют на жизнь переселенцев или людей, которые пострадали от войны. Мне, как человеку, давно с вами знакомому, жаль, что вы этим больше не занимаетесь.

Александр Горбатко: Мне тоже жаль, но если я не эффективен, мои методы не принимаются, то значит я лишний в этой цепочке и нужно дать ребятам больше шансов.

Михаил Кукин: И вы сейчас уехали из Киева и работаете в Одесской области?

Александр Горбатко: Да, я сейчас в Одесской области строю дороги.

Михаил Кукин: Но «Донбасс-SOS» ведь не единственная волонтерская организация? Почему вы не попробовали себя в других организациях?

Александр Горбатко: Да, я знаю много организаций, и многие мне близки, но в какой-то момент я для себя понял, что мне нужно психологически отдохнуть. Но то, что сейчас происходит в стране, – это маленькие сигналы о том, что у нас будут очередные какие-то серьезные изменения в политическом поле, и, возможно, будут какие-то серьезные события. Поэтому я не исключаю тот факт, что я вернусь в общественную деятельность, и потом что-то затею или к кому-то примкну.  

Полную версию разговора можно прослушать в прикрепленном звуковом файле.