З окупованих територій виїхали близько 55% викладачів вишів

У «Громадській хвилі» — проект «Ми різні. Ми разом», присвячений проблемам переселенців

Ведучi

Дмитро Тузов,

Тетяна Трощинська

Гостi

Олексій Рябчин,

Олександр Кульга

З окупованих територій виїхали близько 55% викладачів вишів
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr_ur1_2015-07-08_riabchin_kulga.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr_ur1_2015-07-08_riabchin_kulga.mp3
З окупованих територій виїхали близько 55% викладачів вишів
0:00
/
0:00

У студії — Олексій Рябчин, народний депутат («Батьківщина») та викладач Донецького національного університету, що тепер у Вінниці, та Олександр Кульга, також викладач ДонНУ та КНЕУ.

Говоримо про форум переміщених з вишів, який зібрав викладачів та студентів з усіх 16-ти переміщених із окупованих територій вишів. 

Тетяна Трощинська: Хотілося б, щоб ви розповіли про свою ініціативу?

Олексій Рябчин: Наверное это наша вина, что наш круглый стол был проведён в кротчайшие сроки, буквально за две недели. Я сам из Макеевки и никаким образом не могу помочь своему городу – это единственный способ для меня реализоваться как депутату. Идея такого форума родилась ещё где-то в феврале. Мы скоординировали министерство и комитет Верховной Рады, направили приглашение всем 16 перемещённым лицам и 10 научным организациям. Все знают про Донецкий Национальный университет, ему все помогают, но мало кто знает, что их переехало 16. Это всё люди, истории. А сколько студентов осталось на оккупированной территории, у которых нет возможности выехать. Обо всём этом мы собрались и поговорили. 

Для меня самое удивительное — прошел год . Год никто не собирал эти ВУЗы для того, чтобы просто поговорить и послушать о их ситуации. Ректора плакали, когда рассказывали обо всех этих проблемах. Яркая иллюстрация, когда сидели два замминистра образования, когда на заключительном слове замминистра говорит «Я занимаюсь переселёнными ВУЗами и думал, что знаю о них очень много, я понял, как много мы ещё о них не знаем». Я рад, что мы организовали это мероприятие. Теперь ни министерство, ни Верховная Рада не отвертится. Мы знаем конкретно, что нужно делать, какие проблемы решать. Главная идея, которая там прозвучала – необходимость создания координационного центра при министерстве.

Дмитро Тузов: Що значить вирішувати долю своїх ВУЗів? Це ж багато питань, переїхав цілий університет. Крім навчальних площ треба банально вирішити де будуть жити викладачі. Як, наприклад у Вінниці можна вирішити це?

Олександр Кульга: Мы отправили приглашения 16 ВУЗам и попросили прислать к нам свои рекомендации в обобщённом виде и получили порядка 70 страниц рекомендаций от всех ВУЗов. Это говорит о намеренности их приехать на данное мероприятие. Один из ректоров Луганского университета в конце даже прослезился. Он рассказал о вопиющих случаях, когда они судятся за помещения, которые арендуются на оккупированной территории и должны оплатить 3,8 миллиона.

Олексій Рябчин: По сути Украина выставляет счёт за долги, за луганскую территорию — вопиющий факт.

Дмитро Тузов: Вдається вирішувати такі випадки роботи системи?

Олександр Кульга: В министерстве ответили, что они не знали о данном случае и пообещали в кротчайшие сроки помощь им уйти от проблем . Они взяли наши контакты. Мы будем писать депутатские запросы, потому что это вопиющие вещи. В том числе, то, что мы услышали — некоторые ВУЗы переехали в Харьков и студентам даже не компенсируют стоимость билетов. Ты понимаешь насколько, эти люди должны были быть услышаны ещё полгода назад, когда можно было решить проблемы.

Дмитро Тузов: А яка кількість викладачів виїхала з окупованих територій?

Олексій Рябчин: Сегодня мы смотрели доклад замминистра и там указывалось, что в среднем выехало примерно 57 процентов, в зависимости от ВУЗа. В некоторых выехало 65- 70 процентов, в некоторых 30, но в среднем 55-57.

Олександр Кульга: Давайте ещё скажем о том, что очень много людей и такой вирус ненависти и мифы запускаются в украинское информ пространство, что все, кто остался – это предатели и террористы. Там много людей, у которых больные родители за которыми нужно ухаживать, либо люди пробовали уехать, но не прижились потому, что негде найти работу и жильё. Как только ДонНУ переехал в Винницу, там сразу же выросла цена на аренду квартир. А сколько студентов не могут поселиться в общежитии.

Здесь как раз государство должно показать, если наша стратегия бороться за территории, тогда мы огораживаем и делаем там блокады и не выпускаем оттуда никого. Но если мы боремся за сердца и умы, что намного труднее. Когда мы говорим, что хотим вытащить оттуда самое лучшее — молодёжь, чтобы они не там оставались, в информационном пространстве российском, приезжали сюда, к нам. Когда они идут там, в ВУЗы мы не можем проконтролировать, чему их там учат, там готовят врагов Украины.

Дмитро Тузов: А як багато молоді виїжджає з окупованих територій? Чи справді це потік молодих людей, які хочуть навчатись в Україні?

Олександр Кульга: Да, это действительно поток людей, которые хотят, которые увидели, что мало получить  просто диплом, надо получить качественное образование. А за качественным образованием они едут сюда.

Ми різні. Ми разом

Ефір розшифрувала Дар’я Куренная

 

logo_my_rizni_efirМатеріал публікується в рамках Програми підтримки журналістів із Донецької та Луганської областей, що реалізується Громадською організацією «Інтерньюз-Україна» у співпраці з Об’єднанням українців у Польщі та за сприяння Польсько-канадської програми підтримки демократії, яка співфінансується з програми польської співпраці на користь розвитку Міністерства закордонних справ Республіки Польща та Міністерства закордонних справ, торгівлі та розвитку Канади (DFATD)