На гарячу лінію довіри телефонують і жертви, і агресори, — Ольга Краснова

Коодинаторка гарячої лінії «Ла Страда — Україна» Ольга Краснова розповідає про доцільність та користь гарячих ліній в Україні, які спрямовані на протидію насильства в сім’ї

Ведучi

Тетяна Трощинська,

Андрій Куликов

Гостi

Ольга Краснова

На гарячу лінію довіри телефонують і жертви, і агресори, — Ольга Краснова
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr_hh_2016-05-13_krasnova.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/05/hr_hh_2016-05-13_krasnova.mp3
На гарячу лінію довіри телефонують і жертви, і агресори, — Ольга Краснова
0:00
/
0:00

Тетяна Трощинська: Що це за гарячі лінії?

Ольга Краснова: Я представляю общественную организацию «Ла Страда – Украина». На базе центра работает две национальных горячих линии: линия по вопросам предотвращения домашнего насилия, торговли людьми и гендерной дискриминации. Параллельно с ней работает национальная детская линия по вопросам защиты прав детей.

Стоит отметить, что горячая линия существует уже с 1997 года. Изначально специалисты консультировали женщин по вопросам безопасного выезда за границу, то есть, это была горячая линия по вопросам предотвращения торговли женщинами. Со временем горячая линия стала развиваться. В 2006 выделили отдельную категорию абонентов — детей. И на протяжении 6-ти лет наблюдается тенденция, когда количество звонков от детей постепенно увеличивается. Соответственно, в 2013 году возникла необходимость разделения этих двух линий.

Андрій Куликов: Назвіть номери ваших гарячих ліній.

Ольга Краснова: 0800-500-225 или 772 с мобильного – горячая линия защиты прав детей.

0800-500-335 или 386 с мобильного –  горячая линия по вопросам предотвращения домашнего насилия.

С 1 февраля 2016-ого года горячая линия работает круглосуточно.

Андрій Куликов: Звідки ви взяли на це гроші?

Ольга Краснова: На это выделили деньги наши доноры — Фонд народонаселения ООН в Украине. И за 3 месяца  работы горячей линии  в круглосуточном режиме к нам поступило около 7-ми тысяч звонков, и это только в рамках ночной службы помощи. Статистика же по общим звонкам на горячую линию говорит об 11-ти тысячах звонков. Для сравнения в 2015-ом году общее количество звонков составило около 9-ти тысяч.

То есть, мы понимаем, что такой формат работы актуален, потому что есть определенная специфика консультирования именно в ночное время. Если говорить о гендерном распределении звонящих, то интересно отметить: общая статистика говорит, что женщины звонят чаще — 63%, ночью же количество звонков от мужчин и женщин распределяются  50/50.

Это объясняется тем, что вечернее и ночное время больше располагает к серьезным разговорам. Хотелось бы отметить, что на горячей линии работают квалифицированные специалисты, мы предоставляем консультации юридического характера, психологического и информационного.

Андрій Куликов: Чи є такі люди, які телефонують для того, щоб просто зателефонувати?

Ольга Краснова: Есть те, кто звонит из баловства, но мы уважаем каждого абонента.

Тетяна Трощинська: З якими питаннями найбільше звертаються як діти, та і ті, кому більше 18-ти?

Ольга Краснова: Наибольшее количество консультаций — информационные, люди интересуются, куда можно обратится за помощью в случае акта домашнего насилия, что им нужно делать и какие есть социальные учреждений и общественные организации, которые могут помочь. На втором месте — юридические вопросы относительно развода, раздела имущества и т. д.

Наибольшее количество консультация на детской горячей линии — по поводу межличностных отношений, как с родителями, друзьями, так и с противоположным полом.

Андрій Куликов: Скільки дзвінків до вас надходить від жертв агресії, а скільки — від самих агресорів?

Ольга Краснова: Большая часть звонков, где-то 98%, поступает от жертв. Либо звонят родственники жертв, подруги, мамы, сестры. Сами жертвы свои проблемы иногда замалчивают. Звонков от агрессоров, конечно, меньше, но они есть, и они ценны.

Также существует стереотип, что от насилия страдают исключительно женщины. Это не так — страдают и мужчины.

Андрій Куликов: Буває таке, що вам телефонують, і скаржачись на акт насилля, повідомляють про злочин?

Ольга Краснова: На горячую линию звонят люди получить психологическую поддержку и консультационную. Принуждать их к каким-то решениям и действиям никто не имеет право. Нередко, что первый звонок — это первый шаг на пути к освобождению от оков домашнего насилия. Есть ряд абонентов, которые звонят просто поговорить, но они не готовы уходить от агрессора или менять ситуацию.

Безусловно, есть национальный механизм перенаправления. Мы, принимая, звонок, посредством беседы пытаемся склонить жертву к защите и ответным действиям. Мы говорим, что человек имеет право обратиться в правоохранительные органы с заявлением, а если есть телесные повреждения, должна быть назначена судебно-медицинская экспертиза. Также предоставляем информацию о центрах социальных служб, где можно получить помощь.

Тетяна Трощинська: Є насильство, яке в побутовій культурі ним не являється, а є такою специфікою спілкування в одній окремій сім’ї — б’ються, потім миряться. Буває так, що не всі ваші абоненти розуміють, що йдеться про домашнє насильство?

Ольга Краснова: Есть определенный стереотип в понимании жертвы, который мешает ей уйти от агрессора: детям нужен отец, поэтому можно потерпеть. Но разве могут быть дети счастливыми, когда растут в атмосфере насилия и агрессии? Мы пытаемся всячески способствовать тому, чтобы склонить человека к пониманию, что это ненормально, и нужно что-то с этим делать. Но, в конце концов, они делают выбор и остаются с агрессором. И мы это выбор принимаем.

Андрій Куликов: Наскільки проявляється зараз економічне насильство в родині, коли відбираються гроші і т. і.?

Ольга Краснова: Согласно статистике звонки относительно экономического насилия составляют 10-15% от всех консультаций. Но я бы хотела отметить, что, как правило, в семье насилие применяется в комплексе: психологическое, экономическое, физическое, сексуальное и т. д.

Андрій Куликов: Як ваші консультанти це витримують?

Ольга Краснова: Мы заботимся о наших консультантах, которых у нас порядка 30-ти человек. С началом работы в формате 24/7 мы поняли, что нужно расширять штат. Мы отобрали специалистов, обучили их на соответствующих тренингах.

 Для избежания предотвращения синдрома профессионального выгорания, мы регулярно проводим встречи с супервизорами, которые являются психологами, для обсуждения крайне сложных звонков, которые оставили след в душе консультанта, и возможно, связаны с личными проблемами и чувствам консультанта.

Также для того, чтобы люди не выгорали, мы составляем определенный график работы — человек не консультирует на линии более 4-х часов в день. И работают как на взрослой, так и на детской линии.

Андрій Куликов: Для роботи з дітьми не потрібна особлива кваліфікація?

Ольга Краснова: Мы проводим тренинги и занятия по повышению квалификации. Хочу добавить, что мы меняем консультантов на линиях, потому что на детской горячей линии количественных звонков гораздо больше, на взрослых же линиях количественно звонков может быть меньше, но разговоры более длительные и содержательные.

Тетяна Трощинська: Ви говорили, що є якась окрема специфіка нічного консультування. В чому вона полягає?

Ольга Краснова: Звонят не только женщины, но и мужчины, консультант  понимает, что разговор может прерваться в  любой момент, и на ночное время выпадает больше кризисных и экстренных консультаций.