Бізнес не може передати місту благодійний проект без скандалу, — активістка

Боларди на Андріївському узвозі, встановлені за кошти комерційної установи, не почнуть працювати, поки їх не прийме Київ. Які «виправдання» знаходить міська влада?

Ведучі

Олексій Бурлаков

Гостi

Юлія Нікітіна

https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_rankova-hvylya-16-04-29_nikitina.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/05/hr_rankova-hvylya-16-04-29_nikitina.mp3
Бізнес не може передати місту благодійний проект без скандалу, — активістка
0:00
/
0:00

Активістка Юлія Нікітіна розповідає про боротьбу за пішохідний Андріївський узвіз та Пейзажну алею без МАФів.

Ефір проводять журналісти Олег Білецький та Олексій Бурлаков.

Олексій Бурлаков: Що таке «боларди»? Якісь міфічні персонажі?

Юлія Нікітіна: Болларды на Андреевском спуске — это перекрытый Андреевский спуск в трех точках.

Вы можете перекрыть движение транспорта тремя способами:

  1. Поставить что-то стационарное типа бетонного блока или клумбы;
  2. Поставить шлагбаум и рядом посадить дедушку или бабушку, которые будут его открывать всем депутатам, генералам и всем, кто с корочкой;
  3. Установить болларды.

Болларды — это самый дорогой способ перекрыть улицу. Он позволяет пропускать коммунальные, аварийные службы и управляться удаленно. Они установлены в июне 2015 года.

Олег Білецький: Я, по-моєму, в неділю ходив по Андріївському узвозу. Машини їздять.

Юлія Нікітіна: Мы не предполагали, что, когда мы их поставим, никто не захочет их забирать. В ситуации с боллардами я занимаюсь процессом общественного согласования проекта. Андреевский спуск — это Киев в миниатюре. У всех этих людей есть свои интересы, которые жестоко пересекаются. Мы сошлись на системе управления.

Нам не удается отдать эти болларды городу. Бесплатно.

Проект проспонсировала компания. С тех пор мы долго писали письма в КМДА, не хотите ли, чтобы мы помогли вам поставить болларды. Она этим не интересовалась. Потом пришел Виталий Кличко, который сказал, что сделает спуск пешеходным. Он обратился к компании, не хочет ли она оплатить его инициативу.

Мы говорили, что есть два условия:

  1. Забрать болларды;
  2. Сделать нормальное согласование с общественностью.

Теперь мы в абсурдной ситуации. Болларды работают с июня 2015 года.

Когда мы встречаемся с топ-менеджментом КМДА, они спрашивают, когда же заработают болларды. Вы должны их у нас забрать. Если мы включим их хотя бы на час, будет прецедент, когда частная компания по собственной инициативе перекрыла улицу. Это незаконно.

Есть некоторые люди в КМДА, которые если за что-то берутся, появляется надежда.

Все говорят, что хотят забрать у нас болларды. Просто для этого нужно, чтобы мы подготовили вот такой пакет документов. Мы готовим.

Существует коммунальное предприятие «Инженерный центр», у него на балансе находится Андреевский спуск. Это предприятие работает по каким-то советским, даже не советским, а очень странным принципам. Они вырывают на Андреевском яму. Они говорят: «Нам сказали сети положить». Они говорят: «А когда вы закончите?». Они: «Мы еще не начинали. У нас нет и не было денег на сети. В распоряжении написано сначала провести работы, а потом положить сети». Они потом зарыли яму.

Олексій Бурлаков: Ви також займаєтесь Пейзажною алеєю. Як ви плануєте її вирішити?

Юлія Нікітіна: Пейзажная аллея — это моя личная большая боль. Она — любимое место художников, писателей, музыкантов. В последнее время она превращается в ландшафтный детский парк. Изначально котики появились как защита от застройки.

Сейчас Пейзажка — это небольшой импровизированный рынок.

В погожий день на аллее может стоять 15-20 точек продажи: картошка, обувь. Проблема в том, что там появляются МАФы.

Нынешний состав КМДА, как бы, все делает. Мы написали документ. Юристы одного департамента с ним согласны, другого — не согласны.

Или все долго согласовывали документ. Потом он попадает к легендарной Лесе Ивановне Верес. Она говорит: «Все неправильно. Сделайте как-то иначе». По боллардам она думала месяц и написала: «Понятие «боллард» не определено в украинском законодательстве, поэтому не представляется возможным поступить так, как вы хотите».

Олексій Бурлаков: Як вирішувати такі проблеми?

Юлія Нікітіна: Крупный бизнес, вложив больше 3 миллионов гривен в благотворительный проект, без скандала не может его передать.

Коментарi до запису