Російські друзі екс-президента Вірменії Роберта Кочаряна поки що відповідають холодною байдужістю, - політолог

Днями у Вірменії був затриманий колишній президент Роберт Кочарян, якого суд залишив під арештом на дві місяці

Ведучі

Наталя Соколенко

Гостi

Рубен Мехрабян

Російські друзі екс-президента Вірменії Роберта Кочаряна поки що відповідають холодною байдужістю, - політолог
https://static.hromadske.radio/2018/07/hr-rh-2018-07-29_mehrabjan.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/07/hr-rh-2018-07-29_mehrabjan.mp3
Російські друзі екс-президента Вірменії Роберта Кочаряна поки що відповідають холодною байдужістю, - політолог
0:00
/
0:00

Причини арешту екс-президента Вірменії Роберта Кочаряна пояснить політолог Рубен Мехрабян, який вийшов з нами на зв’язок по скайпу з Єревану.

Наталя Соколенко: Что произошло на самом деле, как это видно из Еревана?

Рубен Мехрабян: На самом деле, произошло нечто беспрецедентное за всю постсоветскую историю на территории всего бывшего Советского Союза. Потому что это не Гаага, это не давление международного сообщества, такое решение вынесено силой местного армянского правосудия. Сейчас идет следствие, судебный процесс еще впереди, и я думаю, что в него будет вовлечен довольно широкий круг лиц.

Наталя Соколенко: Какой главный вопрос будет у суда по отношению к Роберту Кочаряну?

Рубен Мехрабян: То, что он незаконным образом присвоил государственную власть. И то, к каким последствиям это привело, – это еще один вопрос. Это и смерть десяти человек, расстрелянных на улице, и массовые нарушение прав человека, причем не только в период протестов 2008-го года, а и на протяжении всех десяти лет его правления. Он закрывал независимые телеканалы и многое другое.

Наталя Соколенко: Экс-посол Украины в Армении Александр Божко, который был у нас в эфире, сказал о том, что у Роберта Кочаряна имеется огромное состояние, и называет цифру порядка 5 миллиардов долларов. А также он заметил, что Роберт Кочарян выстраивал себе имидж политического мачо, копируя образ президента Путина. Этот образ, который он себе создал, и позволил ему уехать заблаговременно из Еревана. Расскажите и о деньгах, и о том, почему он все-таки остался в Ереване и не побоялся ареста?

Рубен Мехрабян: Он себя позиционировал всегда в качестве мачо, позволял себе публично бросать вызовы всем гражданам Армении, говоря о том, что он оказался чуть ли не единственным мужчиной в стране. Да, он любил спорт, занимался им, что и демонстрировал. Параллели с президентом Путиным есть, тем более, что они одновременно и пришли к власти. Это был тренд в постсоветском мире, когда такие мачо и приходили.

Он любил садиться на убитых животных и фотографироваться

Наталя Соколенко: Но почему он не уехал из Еревана? Ведь известно, что Никол Пашинян обещал, что виновные в событиях 2008-го года будут наказаны.

Рубен Мехрабян: Его не было в Ереване долгое время, и он сам приехал в Ереван на допрос в качестве свидетеля. Его пресс-секретарь после ареста так и сказал, что Роберт Кочарян не чувствовал и не чувствует за собой абсолютно никакой вины. Плюс Кочарян сам говорил, что у него нет намерений скрываться, а во время интервью за день до ареста он так и сказал, что, если надо, я сяду и буду бороться до конца.

Наталя Соколенко: Откуда у него такое состояние?

Рубен Мехрабян: Еще в бытность его президентства информация о том, что его состояние составляет 5 миллиардов долларов, активно ходила в прессе. Причем не только в армянской, но и в российской прессе. Эти слухи до сих пор не опровергнуты. Тем более, есть сведения о том, что он большой любитель поохотится на диких животных, это он делал и в африканских саваннах. Он любил садиться на убитых животных и фотографироваться. Эти фотографии тоже были в интернете. Вообще есть много моментов, где граничат норма и ненормальность. А это все стоит больших денег. Поэтому подозрения о том, что он владеет таким состоянием, имеют под собой основания.

Кроме того, мы знаем, что в Армении офшорный бизнес представлен довольно широко, и реальные хозяева его остаются неизвестны.

Во время правления Роберта Кочаряна произошли те самые позорные сделки, в результате которых стратегические отрасли армянской экономики оказались в руках России

Наталя Соколенко: Расскажите о теперешней судебной системе Армении? Насколько независимыми могут быть те судьи, которые будут рассматривать дело Роберта Кочаряна? Вы верите в справедливый судебный процесс?

Рубен Мехрабян: Роберт Кочарян является гражданином Армении и пользуется всеми правами гражданина Армении. На данный момент его защищают три адвоката, и это наилучшие адвокаты в Армении. Кочаряна посетил уже омбудсмен Армении, и у Кочаряна не было никаких жалоб к нему на условия содержания. Сами власти Армении заинтересованы в том, чтобы весь процесс шел в максимальном соответствии с законом.

Нынешняя власть пользуется беспрецедентной популярностью в обществе, поэтому судьи будут выносить решение с оглядкой на этот факт

Наталя Соколенко: Как реагируют сторонники Роберта Кочаряна? Есть ли какие-то акции протеста у стен суда? И как реагируют представители вашего политикума, которые либо тесно связаны с российской властью, либо ориентированы на российский политикум?

Рубен Мехрабян: Роберт Кочарян является членом совета директоров компании АФК «Системы», которая тесно аффилирована с руководством России. И в этом отношении есть определенная связь с Россией. Тем более во время правления Роберта Кочаряна произошли те самые позорные сделки, в результате которых стратегические отрасли армянской экономики оказались в руках России. За время его правления Россия на Армении обкатывала всю свою стратегию в постсоветском пространстве. И в этом отношении Кочарян играл в поддавки с Россией.

На данный момент Россия отвечает всем этим процессам холодным безразличием, во всяком случае на видимой поверхности. Что будет потом, сказать трудно.

Сам факт ареста Роберта Кочаряна вызвал взрыв эйфории в армянском обществе, что наконец справедливость восторжествовала. Многие поздравляли друг друга на следующее утро, во многих армянских общинах вне Армении даже праздновали этот факт

Наталя Соколенко: Какая сейчас позиция по отношению к процессу над Робертом Кочаряном у премьера Никола Пашиняна?

Рубен Мехрабян: На данный момент Никол Пашинян вообще ничего не говорит об этом процессе, он говорил об этом ранее. Он заявлял, что то, что произошло 1-2-го марта 2008-го года – это было преступлением, которое остается нераскрытым и должно быть расследовано в приоритетном порядке. Об этом он говорил во время встреч с личными составами Следственного комитета Армении, с прокуратурой Армении, вообще, со всеми правоохранительными структурами страны. Он также призывал судей к тому, чтобы они привыкали работать в соответствие с законом, а не в соответствии со звонками из резиденции на Баграмяна, 26. И я уверен, что из резиденции не будут звонить судьям и говорить, что им делать. Потому что у власти нет интереса брать на себя такую ответственность. Кроме того, нынешняя власть пользуется беспрецедентной популярностью в обществе, поэтому судьи будут выносить решение с оглядкой на этот факт.

Также я хочу сказать, что сам факт ареста Роберта Кочаряна вызвал взрыв эйфории в армянском обществе, что наконец справедливость восторжествовала. Многие поздравляли друг друга на следующее утро, во многих армянских общинах вне Армении даже праздновали этот факт, есть сообщение, что в Бейруте был фейерверк по этому поводу.

Наталя Соколенко: Где сейчас находится третий президент Серж Саргсян, который хотел стать премьер-министром, из-за чего и начались протесты в 2018-м году и привели к революционным изменениям в стране? Испугал ли его арест Роберта Кочаряна?

Рубен Мехрабян: Насколько мне известно, Серж Саргсян сейчас находится в краткосрочной поездке за рубежом, в ходе которой он должен проходить медосмотр. Он пользуется всеми правами, которые предписаны законом о бывших президентах: ему выделена охрана и он ни в каких правах не ограничен. Пока в данный момент он не вовлечен в проходящий процесс.

Скорочену версію розмови можна прослухати у доданому звуковому файлі.