Если не начну что-то изучать, начну рассыпаться как личность, — ветеран АТО

Как агрессию трансформировать в рост? Интервью с Олегом Обернихиным

Если не начну что-то изучать, начну рассыпаться как личность, — ветеран АТО
https://static.hromadske.radio/2017/04/hr_news_2016-12-24_veteran_ato.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/04/hr_news_2016-12-24_veteran_ato.mp3
Если не начну что-то изучать, начну рассыпаться как личность, — ветеран АТО
0:00
/
0:00

Олег Обернихин – дважды ветеран войны. В конце 80-х он служил в Афганистане, а в 2014 –  в АТО. После возвращения из Афгана Олегу считал себя худшим из людей со сложным характером. В 90-е психологической помощи воинам никто не оказывал.

«Я испытывал желание кого-то иногда, настолько глупого человека или наглого, я чувствовал сразу желание ударить. И была ситуация, когда человек попытался угрожать на работе, в руке у него был молоток, я не помню, как я сделал движение, все что я помню, это грохот падающего человека в падающие стулья. С криками «Помогите, меня убивает наш афганец» этот человек побежал на верх. Как я его ударил, я не помню, это сработало механически».

Кликайте, чтобы оценить этот материал

В тот период Олег начал заниматься тхэквондо, через время поступил в театральный институт. Именно это помогло двигаться дальше, рассказывает ветеран. Но полностью избавиться от определенных механизмов, которые включаются на войне, невозможно.

«Если человек принял решение участвовать в этой войне, то в нем автоматически открываются возможности и потенциал. Он наполняется всеми средствами, позволяющими выжить в зоне боевых действий, и агрессия там является исключительным качеством выживания. Она позволяет жить, особенно в бою. Потому что если ты не агрессивен, то кто-то, скорее всего, сможет завладеть твоей жизнью, имуществом или твоей территорией».

Еще до военного конфликта на Донбассе Олег Обернихин получил психологическое образование, но после возвращения из АТО в 2016 году этого опыта бойцу оказалось мало.  Чтобы разобраться в себе, он прошел тренинг «Сердце воина». Олег Анатольевич говорит, что агрессия может жить в любом человеке. 

«Во-первых, агрессия – это защитная реакция человека. Агрессивный человек, это не тот, кто бегает с топором по улице. Надо развеять тот миф, что ветеран АТО, который вернулся из окопов, сейчас схватит каменюку и за вами побежит. Агрессия – это в том плане, что человек, вернувшийся с войны, он такими образом выживает, защищается. Быстрая, ему понятная, доступная реакция, которую он может проявить по отношению к не уважающему водителю маршрутки, работнику социальной службы, которая не может ему спокойно объяснить».  

Случалась даже вспышки агрессии во сне, вспоминает Олег. Они с женой ночевали у родственников. Он лег спать раньше, а супруга пришла к нему позже. Но прилечь тихонько не вышло.

«Чтоб меня не разбудить, она ко мне начала подкрадываться на цыпочках. Она начала ложится на диван не так, как мы здесь ложимся. Она начала ложиться с ног. Для меня это непривычно, все что я почувствовал, это то что мои ноги кого-то ударили. Все, что я помню, что моя жена падает за быльце дивана. Я поднимаюсь, она смотрит на меня глазами полными ужаса. Я чувствую себя монстром. Повторяю, агрессия – это защитная реакция для выживания».

На следующий день супруги обговорили новые правила поведения. По мнению ветерана, они необходимы каждой семье.

«Первое правило – мы друг к другу не подкрадываемся. Мы сообщаем, что перемещаем личные вещи. Мы не делаем громких, резких звуков. И если что-то упало, крышка, например, от кастрюли, то очень важно сказать: «Не переживай, это у меня упало».

Когда в семье супруги кричат, это означает, что они закрыты друг от друга. В первую очередь, нужно принять партнера таким как он есть, больше вместе гулять, говорить о довоенном прошлом, считает Олег Обернихин. 

«Как он учился в школе, какие у него были оценки, как вы за ним наблюдали. Первое, это поможет укрепить доверительные отношения в семье. А второе, это даст возможность найти прошлый ресурс. Я был неплохим парнем, я учился, я работал, я прыгал с берега в речку щучкой, я на машине учил любимую кататься. Вернуть его к замечательным ресурсам, которые есть. А про настоящее, про войну, захочет – расскажет, не захочет – не лезьте в душу».

Стресс живет в нашем теле два года. Чтобы справиться с ним легче и быстрее, нужна физическая активность, говорит ветеран. На фронте ребята много трудятся, а вернувшись домой, часто «залипают» на диване или перед компьютером. Чтобы направить агрессию в конструктивное русло, нужно быстрее включиться в жизнь. Работать, разделить домашние обязанности и заниматься спортом, советует Олег Обернихин.

«Есть совет офицера афганца: «Хочешь, чтоб из тебя гадость вылезла, картинки плохие, воспоминания, один раз в день потей!». Я его услышал в 90- м году, я не был психологом. Но я его запомнил,  потому что это единственное что работало. Через пот! Наше тело – единственный механизм вернуться к себе, не к роли. Можно обтираться снегом, бегать, заняться активными видами спорта. Если совсем кулаки чешутся, да у нас полно секций, боксеры, кикбоксеры – идите занимайтесь. На палках деритесь, айкидо занимайтесь, тактической подготовкой, идите реализовывайте свою энергию!

Ветеран утверждает, что агрессия – мощный заряд энергии, который несложно трансформировать в какое-то созидательное действие.

«Агрессия – это признак крайности, истощенности, что человек находится в истощенном состоянии, его внутренняя копилка, человечная, где есть любовь, уважение, доверие, способность спокойно разговаривать, она истощена. И пришло время эту скарбничку наполнять. Агрессия – это когда ты уже ударился о дно, истощения. Это признак. Я в себе начал отслеживать агрессию и начал понимать, что если я сейчас не вброшу себя в спортивную секцию, либо не начну что-то изучать, начну рассыпаться как личность» 

Сегодня Олег Обернихин руководит «Центром развития «Сердце воина» в Харькове. Еженедельно занимается в группе «Анти-стресс», применяя американскую и немецкую телесно-ориентированные практики. Также с супругой он посещает студию танго, учит английский, ежедневно отжимается и обтирается снегом. Все это помогло ему расти и помогать другим двигаться в этом же направлении.

Процесс самопознания помог развиваться и еще одному участнику АТО. У Александра Волоха тоже уже был боевой опыт. Во время развала СССР он служил в армии и участвовал в небольших внутренних конфликтах. Боевой опыт сказывался и в мирной жизни, делится Александр.

«Периодически, это можно сказать, злость на себя. Чего-то не сделал, а почему непонятно. С семьей, например, не очень удачно произошло. Были моменты мелкие с поступлением, работой. Осадочек оставался».

Он неоднократно пытался понять себя с помощью различных практик, но понимание пришло уже после прохождения тренинга роста по возвращении из АТО. Но чувство злости, как и любому человеку, ему не чуждо. Бывает Александр злится на людей, которые движутся против потока в метро, входят через выход и наоборот. А однажды во время покупок ветерана разозлило присутствие на лотке контрабандных продуктов. Вначале он попросил документы на товар, а потом вызвал полицию. Без криков и кулаков Александр повлиял на ситуацию. Чтобы управлять эмоциями, нужно просто понимать себя, считает ветеран и ему это удается. Кроме того, он делится опытом с побратимами и стоять на месте не собирается.

«Понять себя сначала. Для того, чтобы понять, что происходит в себе, какие-то вещи надевать на себя не получится. От этого же зависит и отношение к близким. Нельзя сделать кого-то спокойным, если сам не спокойный. А поняв себя, что происходило там, что происходит здесь, как это происходит, для многих становится понятным, почему это происходит. Во-первых, это интересно, а во-вторых это может послужить ростом. Куда можно применить и тот опыт, и может быть ту самую агрессию. На самом деле это может движущим».

В этом году Александр Волох поступил в институт на специальность «практическая психология». Боец говорит, из-за войны во всем нашем обществе есть проблема и ее точно надо будет решать.

Светлана Гуренко, «Громадське радіо», Харьков