Почему переселенке в Харьковской области было сложно найти работу?

В свои 45 лет Елене Шинкаревой из-за боевых действий пришлось переехать из Луганской области в Харьковскую. За два года переселенка всего несколько месяцев работала официально

Почему переселенке в Харьковской области было сложно найти работу?
https://static.hromadske.radio/2016/11/hr-news-16-11-19_shynkareva.mp3
https://static.hromadske.radio/2016/11/hr-news-16-11-19_shynkareva.mp3
Почему переселенке в Харьковской области было сложно найти работу?
0:00
/
0:00

Елена Шинкарева с детьми и мужем в ноябре 2014 г выехала вначале в Харьков, затем в Харьковскую область. Только спустя полгода супругам удалось официально трудоустроиться. Муж стал сантехником в территориальном центре социального обслуживания. А Елена – педагог с тридцатилетним стажем пошла работать в дом престарелых.

«Сначала была на прачке, стирала дедушкам, бабушкам. Потом вышла санитарочкой. В общем, по сменам, дежурила. Там один человек, ни охранника, никого. Полностью дежурила сутки. Проработала там три месяца».

Кликайте, чтобы оценить этот материал

Хозяева дома, в котором жила семья внезапно решили его продать. Шинкаревы вынуждено переехали в другое село. Женщину перевели на должность соцработника. Но и здесь долго поработать не пришлось.

«Далеко ездить и меня этот же терцентр перевел тоже по месту. Там у нас бабушки были. И я работала, обслуживала одиноких престарелых на дому. У меня были бабулечки и дедулечки. И так мы проработали до конца лета. Потом нас начали в сентябре сокращать.  Естественно, кто пришел последним, того первым и сократили. И всё, мы остались без работы».

В селе в это время с полей убирали овощи. Елена после сокращения пошла в поле. А весь август там же трудилась и старшая дочь переселенцев.

«Я официально не работала, ездила работать на поле, мой ребенок старший 12-летний весь август ездил на поле «на овощи». Мы убирали картошку, лук, морковь, свеклу, капусту. И вот она весь август проездила, чтоб заработать себе на школу что-то. И я, когда нас уже посокращали, начала ездить. В конце сентября и октябрь мы ездили на поле».

В тот же период муж Елены оставил семью и уехал домой. Женщине с детьми свой дом предложил один из местных жителей. В обмен Елена помогала ему по дому и занималась учебой с его сыном.

«Я как домработницей была у этого дяденьки. Мне некогда было отдыхать, думать о чем-то, я подрабатывала немножко в интернете. Мне даже дети говорили: «Мама, да сядь ты передохни немножко». Официально да, без работы я была зиму. А там опять пошел дом, сад, огород, поле и так далее».

Работа по специальности была только на другом конце Купянского района. Проезд, по словам Елены Шинкаревой, обошелся бы дороже зарплаты. К тому же у переселенки не было записи в трудовой об увольнении со школы на оккупированной территории. Без этой формальности ее даже в центр занятости на учет не ставили.

«Средства к существованию единственное – это пособие. И надеюсь на то, что меня вот-вот возьмут на работу. Официально. В надежде на лучшее. А так и зелень продавали летом с дочерью. Навяжем пучочков и на рынке, когда трудновато было, хлебушка надо было за что-то. А у нас огород хороший, большой. И так выживали. А как по-другому?».

Недавно Елена наконец сделала нотариально заверенное заявление на расчет. Документ позволил женщине стать в центр занятости. Появилось предложение о трудоустройстве, правда, не по специальности, но официальное.  

«Я люблю свою работу, дети меня любят, до сих пор они пишут. Я скучаю по своей работе, я не могу без нее. Но как-то уже вектор поменялся в другую сторону, потому что я начинаю понимать, люблю-люблю, но выживать нужно по-другому».

Местные предприниматели собираются открыть в селе магазин. Елене предложили должность продавца. Осталось только дождаться открытия.

«В принципе, я знаю контингент, это село, этих людей. Это не в городе, как на рынке. Это свои люди, местные, уже всех их изучил. Я справлюсь, я человек коммуникабельный, здесь же не будет стоять очередь, как в супермаркете. Надеюсь, что справлюсь, я прорвусь и не такое было”.

Сейчас семья Шинкаревых переехала в отдельный дом, который предложили односельчане. Возвращаться в родное село Елена пока не намерена. Говорит, даже если будет получать минимальную зарплату, все равно проживут. К тому же есть пособие и огород.

Светлана Гуренко, Харьков