Громадське радіо
Телефон студии: 0800 30 40 33
Разделы
  • Прямой эфир
  • Подкасты
  • Последние новости
  • Расширенные новости

От Лукашенко до Азаренка: как работает пропаганда в Беларуси

8 лет тюрьмы за стрим с протестов, тюремные сроки за лайки — в заголовки новостей из Беларуси сложно поверить, а как жить в этих условиях? Пропагандистская машина уже три десятка лет работает на Александра Лукашенко. Насколько ей доверяют беларусы? 

Ведущие

Мила Мороз

Гостi

Игорь Тышкевич,

Игорь Ильяш,

Надежда Белохвостик

От Лукашенко до Азаренка: как работает пропаганда в Беларуси
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/10/hr-dyktor_zlo-04.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/10/hr-dyktor_zlo-04.mp3
От Лукашенко до Азаренка: как работает пропаганда в Беларуси
0:00
/
0:00

«То, что происходит сегодня на государственном телевидении — вранье, сплошное вранье. Я даже не хочу упрекнуть журналистов, которые там работают. Они просто задавлены.

Если ты неблагонадёжен — с тобой контракт не заключают. Что это за дикость? Это же пещерная политика государства. СМИ просто насилуются. Журналисты боятся, они же тоже люди», — цитата Александра Лукашенко.

Может показаться, что он наконец-то честно говорит о репрессиях, которыми руководит. Но нет. Это запись 1994-го.

«Я убедился, что телевидение надо иметь и государственное, и негосударственное и коммерческое. И я, будучи президентом, если так случится, никогда не буду зажимать», — обещал он тогда.

В скором времени Александр Лукашенко приходит к власти и становится на путь «последнего диктатора Европы».

За три десятка лет Беларусь превращается в тюрьму для журналистов, оппозиционеров, активистов. До 40% беларусов смотрят гостелевидение. И, конечно же, его. Любимого придворного глашатая — Григория Азаренка:

«Внеплановый выпуск программы мы посвятим Украине. Стране нищего и вымирающего народа. И гордонов у власти. Ведь эти гордоны очень любят обсуждать Беларусь».

И если такое на ТВ допускается, то журналисты, которые освещают протесты в 2020-м — попадают в тюрьмы.

«Считалось, что в 2010-11 годах были самые страшные репрессии, а там было чуть больше 50 уголовных дел, и около 1000 было административных задержанных. Сейчас только уголовных дел, связанных с политикой, 11 тысяч. Это просто космическая разница», — говорит белорусский журналист Игорь Ильяш.

Меня зовут Мила Мороз. Это подкаст «Диктор Зло». Сегодня предлагаю говорить о том, как Александру Лукашенко удалось построить свою пропагандистскую машину. И есть ли у нее слабые места — шанс для беларусского общества?

Пропагандист во втором поколении

В Украине сложно в открытом доступе найти программы беларусских пропагандистов. Для подготовки этого эпизода мне нужно было пользоваться VPN.

«Украинцы, родные наши славяне… Как вы терпите эти власти. Как вы терпите бесконечную ярмарку разврата на вашей крови. Да Янукович — бомж по сравнению с теми, кто пришел после. Они распродали всю страну: землю, порты, заводы, девушек. Они превратили цветущую страну в пиратский Бандеростан», — говорит в одном из видео мужчина 26 лет.

Скрин с видео

Это рупор пропаганды беларусского режима — ведущий столичного телевидения Григорий Азаренок. Пока люди готовят ужин или отдыхают после рабочего дня, с голубых экранов вещает он.

«Вы думаете, что вы выбрали нового президента? Нет, вам назначили нового гауляйтера. Комика и шута, кривляющегося комика. Который готов продать ее кому угодно. Или это зависть? Зависть к настоящему народному лидеру, которому люди доверяют уже четверть века», — сокрушается Григорий Азаренок.

Григорий — пропагандист во втором поколении. Он сын Юрия Азаренка, автора фильма «Ненависть. Дети лжи» 1995-го года. Тогда Лукашенко нужно было укрепить свои показатели легитимности перед референдумом о смене символики.

«Вышел такой фильм, он тогда наделал много шума — это был такой черный пиар — «Ненависть. Дети лжи», который был посвящен, в первую очередь, оппонентам, где проводились параллели между национальной легитимной оппозицией и коллаборантами во время немецкой оккупации», — вспоминает белорусский аналитик и политолог Игорь Тышкевич.

Вот отрывок с кадрами мирного митинга приверженцев Белорусской народной республики:

«Против кого и за что собираются воевать эти хорошо натренированные боевики? На их шеях знаки напоминают свастику. У них хорошая экипировка, железная дисциплина, они по первому слову могут ринуться в бой», — читает диктор.

Прошло два десятка лет — и уже в Беларуси вещает сын Юрия Азаренка:

«Не продается хата батьков, и Батьку не продають».

Сейчас у Григория Азаренка в Youtube уже второй канал. Первый навсегда удалил сам Youtube. Поэтому его старые, почти легендарные видео с названиями в стиле «Лягушонок Макрон и американская лягушка против белорусской конституции» мы уже не увидим.

Азаренок не привык сдерживать эмоции в кадре. А если он и подбирает слова, то только такие, которые должны как можно острее уколоть оппонентов. Вот реакция на новость о смерти митрополита Филарета (не путать с патриархом одной из украинских церквей).

«Посмотрите, как Радио Свобода вчера сообщила о смерти митрополита Филарета:

«Митрапалит Филарет керавав буларусской православной церквой. Он был прихильником палытики лукашенки, ему была присвоено звание героя беларуси».

Как после этого вас назвать, уроды? Построение предложения — стороннику лукашенко было присвоено звание героя. Вы на могиле человека написали, что он холуй. К такой мысли вы приводите вашего читателя? Помойте рты, мерзавцы», — возмущается пропагандист.

Я перечитываю сообщение журналистов дважды, и мне не понятно, как ведущий нашел там то, о чем говорит. Азаренок — это яркий пример языка вражды на беларусском ТВ, считает беларусский журналист Игорь Ильяш.

«Пропаганда ненависти — это то, на чем строится вся беларусская пропаганда, начиная с августа 2020 года. Квинтэссенцией этого подхода — является Григорий Азаренок, который может несколько минут выкрикивать ругательства. Просто, вообще без какого-либо контекста.

Для них нормально демонстрировать людей с очевидными признаками пыток, избиениями, демонстрировать издевательства над ними. На это заточена сейчас пропаганда. Это то, каким языком они говорят про тех, кто несогласен. Это вот в чистом виде «Радио Тысячи Холмов», — уверен он.

8 лет за стрим Катерины Андреевой

Игорь Ильяш — соавтор книги «Беларусский Донбасс». Он написал ее вместе со своей женой, журналисткой Катериной Андреевой. Но предоставить слово ей мы не можем. Уже более двух лет соавторка книги находится в тюрьме, и будет там до 2029 года.

Игорь Ильяш. Фото с Facebook

«Она написана, безусловно, с явной расстановкой акцентов: на Украину напали, Украина — жертва агрессии в 2014 году. И все, что делала Россия — это незаконная интервенция, попытки разрушить украинское государство. А Беларусь на определенном этапе потворствовала этой политике», — рассказывает Ильяш.

Книгу о Донбассе издают в 2020-м. Тогда украинская делегация Трехсторонней контактной группы еще ходит на встречи по Минску — договариваться о судьбе Донбасса. А Александр Лукашенко играет роль миротворца в интервью Дмитрию Гордону.

«Мы не скажем: ты агрессор, ты такой. У меня роль другая: я хочу, чтобы сестренка Украина, Россия, Беларусь — по-братски сели и решили», — утверждает Лукашенко.

На самом деле он выбрал одну из сторон конфликта. Белорусов, которые воюют на стороне незаконных вооруженных формирований «ЛДНР», режим не преследует. Об этом и рассказывает в книге семья журналистов.

«Основная цель книги — это было раскрытие лицемерной позиции официального Минска в отношении этого конфликта. В том числе там рассказывалось про незаконную торговлю с ДНР, ЛНР. Это было раскрытие этой лицемерной позиции: мы якобы нейтральны, мы якобы миротворцы», — вспоминает он.

После выхода «Белорусского Донбасса» Игорь пишет аналитику, а Катерина на беларусских протестах работает в поле.

Катерина Андреева на работе, 2020-й год, фото с ее Facebook

«Ее стримы с этих событий стали знаковыми для многих людей, они их ждали и оттуда получали информацию. Благодаря этим стримам события получали максимальную огласку. Для властей тема стримов в 2020-году стала проблемой номер один, они в них видели своеобразный катализатор протестного движения», — уверен журналист.

После выборов события развиваются так стремительно, что многие не успевают за темпами раскручивания маховика репрессий.

«И я говорил Кате, что, мол, давай посмотрим, как будут развиваться события в ближайшее время, и если этот курс сохраниться, то нужно будет думать об отъезде, потому что совсем скоро придут за нами. И я не успел. То есть мы не успели понять, что уже поздно — через три дня ее арестовали», — объясняет Игорь Ильяш.

Тогда беларусская пропаганда из журналистки начинает делать зачинщицу протестов. Вот пример программы Григория Азаренка.

«Но так называемые журналисты еще и откровенные провокаторы. Взять ваши стримы. Вы там объективны? Я смотрел все. Я видел как вы их ведете. Вы координируете толпу, зазываете туда людей. Вы уголовники, мятежники и бандиты. Разберем конкретный пример. Журналистка «Белсата» Екатерина с псевдонимом Андреева. Смотрим фрагмент стрима:

«Машины запаволілі рух, утворилася пробка, це для таго, калі сюди не могли потрапити силовики. Уже звучали такі заклики. Инициативы запаволивать рух, спыняться, кабы не падпускать спецтехнику і інший транспорт силовиков на точку сбора протестовцев».

… Это что, не призыв перекрывать движение? Тогда что? Он даже не завуалирован… Потом она еще много будет рассказывать, что нужно немедленно прибывать сюда, здесь все здорово, здесь перекрывают. А откуда ведет стрим? С квартиры на 14 этаже. Появилась там заранее. Долго готовилась к стриму, знала, что людей поведут туда. Все было готово к тому, чтобы эффективно координировать массовые беспорядки», — возмущается Азаренок.

Катерина Андреева отсидит почти 2 года за этот стрим. И затем, не дав выйти на свободу, режим ей предъявляет новое обвинение — в госизмене. И 8 лет тюрьмы. (На момент публикации подкаста Верховный суд Беларуси рассмотрел апелляцию журналистки и скорректировал формулировку обвинения: вместо «выдачи государственной тайны иностранной организации, иностранному государству»  — «шпионаж». Приговор журналистке «Белсата» оставили без изменений).

«Летом, до выборов еще, за работу «в поле», за репортаж какой-то можно было быть задержанным на несколько часов.  Уже в сентябре за это давали сутки — административный арест. А уже в ноябре за это давали два года. Совершенно за одни и те же действия в течение нескольких месяцев. Сейчас уже за это дают восемь лет — за профессиональную деятельность. Так что, это, безусловно, одна из составляющих того курса на построение тоталитаризма, который взял Лукашенко летом 2020-го года», — рассказывает Игорь Ильяш.

Катерина Андреева на год старше Григория Азаренка. Оба — ровесники режима, Лукашенко правит всю их сознательную жизнь. Только такие как Азаренок, имеют возможность вещать с экранов телевизоров. А такие, как Катерина Андреева — попадают в тюрьмы.

«Она очень достойно выдержала этот приговор, со спокойным достоинством слушала эту цифру страшную. Я горжусь ею, тем, как она выносит эти испытания. Понятное дело, что без последствий такое не обходится, это дается ей очень большой ценой, безусловно», — добавляет муж журналистки Игорь Ильяш.

Семейное селфи, c Facebook Игоря Ильяша

Если в Беларуси ничего не изменится, Катерину Андрееву освободят, когда ей будет 36. Конечно, если ей не добавят новый срок.

Первые жертвы пропагандистской машины

Впервые Александр Лукашенко откровенно нарушает принципы демократии спустя год после избрания. Доклад депутата Верховного Совета Сергея Антончика — о коррупции в окружении президента — попадает под цензуру. Все ведущие газеты выходят с пустыми страницами вместо этого доклада. После этого репрессии набирают обороты — вплоть до убийств.

Начиная с 1999-го совершаются громкие политические убийства. Без следа исчезают противники Лукашенко: политик  Виктор  Гончар, бизнесмен Анатолий Красовский и экс-министр МВД Юрий Захаренко. Среди работников СМИ первой жертвой режима становится белорусский телеоператор Дмитрий Завадский.

До 1997 года он работает личным оператором Лукашенко. Затем уходит делать сюжеты на «Общественное российское телевидение» вместе с Павлом Шереметом. Когда в Беларуси их арестуют за их работу, освободить журналистов публично потребует сам президент России Борис Ельцин.

После освобождения Дмитрий Завадский год работает в Чечне как оператор временного пресс-центра МВД России.

Павел Шеремет (слева) и Дмитрий Завадский (справа). Фото взято с сайта svoboda.org

Летом 2000-го Завадский едет в аэропорт встречать своего друга —Шеремета. Но они так никогда и не увидятся. Завадского похищают и убивают. Вероятно, он что-то знал о деятельности беларусских спецслужб в Чечне. Через три года суд признает его погибшим, но тело —так и не будет найдено.

Сегодня на госТВ утверждают, что любое напоминание режиму о пропавших без вести людях — это просто дискредитация власти. Вот прямая речь провластного журналиста Вадима Гигина:

«В общем-то понятна цель, для чего это все поднимается, дискредитировать лично вас, беларусскую власть, торпедировать или замедлить улучшение отношений между Беларусья и Западом».

При этом, главный аргумент Лукашенко в пользу своей невиновности: а где тела?

«Я думаю, знаете, если б уж так было, как говорят наши слишком обеспокоенные, где-то бы это вылезло», — рассказывает он на пресс-конференциях.

Тогда, в нулевых, Дмитрий Завадский становится настоящим символом беларусской журналистики. Но, к сожалению, его смерть не последняя. Обрываются жизни независимой журналистки Вероники Черкасовой, корреспондента газеты «Народная воля» Василия Гродникова, основателя сайта charter97.org Олега Бебенина.

После нулевых ряды белорусских медиа редеют. Самые популярные телеканалы страны — Беларусь 1, ОНТ и СТВ — под госконтролем — и никогда не критикуют президента, рассказывает политолог Игорь Тышкевич.

«Правительство критиковать, как ни парадоксально, можно, но после того, как покритиковал президент Лукашенко. То есть это старая формула — царь хороший, бояре плохие. Плюс местную власть критиковать можно и нужно. Вот в Украине в свое время очень впечатлялись, помните, кадры, как Лукашенко в коровнике устраивал разнос», — уверен эксперт.

«Для украинцев это как? Вот, смешно. Для Беларуси это стандартная постановка. То есть царь хороший, бояре плохие. Приехал Лукашенко, разобрался. При этом белорусы прекрасно понимали, что тот чиновник, на которого он наорал и сказал, что ты тут больше не работаешь, через год всплывет на другой должности. Это мало проговаривается, но для населения это на определенном моменте стало понятным», — добавляет Тышкевич.

«Диктатура — наш бренд»

Неограниченная власть, сконцентрированная на одном человеке — как в одном отдельно взятом коровнике, так и во всей стране — что это, как не диктатура? И если сначала слова «диктатура» власть предержащие стеснялись, то позже начали напоказ использовать в пиаре. Вот отрывок интервью пресс-секретаря Лукашенко Натальи Эйсмонт за 2019 год:

«Иногда мне кажется, что не сегодня, так завтра (ну послезавтра точно), в мире может быть запрос на диктатуру. Потому что за диктатурой в нашем сегодняшнем понимании, в первую очередь, мы видим порядок, дисциплину, абсолютно нормальную, спокойную жизнь. Ну что говорить, мне кажется, мы так часто произносим это слово, что диктатура — это уже наш бренд».

Многие оппоненты и бывшие сторонники Лукашенко считают Наталью Эйсмонт ответственной за «оторванность его от реальности». Через год после этого интервью сотни тысяч беларусов выходят на протесты, тысячи страдают от беспредела ОМОНа и пыток.

В этот решающий момент, когда каждый дает себе ответ на вопрос «что мне делать, чтобы не было стыдно перед моими детьми», Григорий Азаренок едет в СИЗО и выпускает оттуда этот репортаж:

«— Здесь кого-то били?

— Нет, здесь никого не били. Здесь приводили людей, сажали в камеру, и все».

Аресты и задержания 2020-го делают работу независимых СМИ в Беларуси невозможной, рассказывает главная редакторка беларусского проекта о пропаганде Media IQ Надежда Белохвостик.

«У нас практически все независимые СМИ находятся под давлением, под репрессиями — или у них заблокированы сайты, или они признаны экстремистскими, и поэтому люди, которые остаются внутри Беларуси, для них это опасно просто — заходить на такие сайты. Поэтому, конечно, доля аудиторий независимых СМИ снижается. Но в смысле доверия, конечно, доверие остается у независимых медиа», — рассказывает Надежда.

Надежда Белохвостик, фото с ее страницы в Facebook

Беларусы не ставят лайки оппозиционным СМИ в соцсетях. Потому что уже и за них можно получить срок.

«Ну когда тебя могут на улице остановить и проверить твой телефон, и проверить Telegram. А убрать Telegram, вообще его снести — это тоже опасно, потому что если какой-нибудь силовик увидит, что у тебя нет Telegram, это еще более подозрительно. Это значит, что он у тебя был, скорее всего, потому что сейчас Telegram есть у всех, а если его у тебя в телефоне нет, значит, ты его снес. Значит, ты там что-то читал не то.Поэтому очень многие люди, выходя из дома, убирают, чистят Telegram, чистят каналы.

  • У нас практически у всех медиа — сокращается количество подписчиков, но аудитория остается. Потому что люди продолжают читать, но они не подписываются.

У нас люди не комментируют новости в соцсетях, у нас не ставят лайки, потому что, это, к сожалению, не просто опасение, это факт, когда за лайки… За комментарии уже сидят, а уже сейчас задерживают за лайки и люди получают сроки. И это не 10-15 суток, это реальные сроки — год, два», — добавляет Надежда Белохвостик.

В таких условиях медиа работать, мягко говоря, сложно. Зато это золотой час пропаганды.

Пророссийский вектор беларусской пропаганды

Тема интеграции с Россией появляется в риторике Лукашенко еще при стареющем Ельцине, вспоминает политолог Игорь Тышкевич:

«Вот тогда ключевое такое пропагандистское клише — это было, что „белорус — это русский со знаком качества“. Эта цитата от Лукашенко. То есть Россия — единая и могучая, это наша родина и так далее и тому подобное.

После прихода Путина, как ни парадоксально, интеграционная риторика вроде бы осталась, но очень сильно смягчилась, и, например, в белоруской пропаганде в создании образа своего государства начала появляться идея — независимость боялись сказать, но называли «суверенитет», — рассказывает Тышкевич.

Такое наслоение сыграло злую шутку с пророссийскими пропагандистами, считает эксперт.

«Учитывая, что белорусская пропаганда имела двойное дно, то есть, с одной стороны, российский рынок, интеграция с Россией, с другой стороны — суверенитет, то даже социология российская, и российская, и белорусская, нам показывала интересные вещи на тот момент. Спрашиваешь: «Вы за интеграцию с Россией?», и больше 60% белорусов говорят: «Да, мы за интеграцию с Россией».

И когда задавали вопрос — а что вы понимаете под интеграцией, за что вы выступаете, то там появляются совсем другие цифры. За таможенное пространство, общеналоговый кодекс — около 12%. За общую Конституцию — 7%. За объединение двух государств в одно — 2%. И эти цифры уменьшались», — объясняет Игорь Тышкевич.

Когда отношения режима с ЕС ухудшаются вплоть до санкций — в госсми начинают выстраивать образ врага. В 2020-м в Беларусь даже приезжают российские консультанты по пропаганде.

«Их ключевая роль была на начальном этапе — демонизация оппонентов, то есть черный пиар. И первые фильмы-расследования, первые поливания грязью оппонентов в, якобы, журналистских расследованиях — это были российские консультанты», — добавляет Тышкевич.

Игорь Тышкевич, фото с Facebook Міжнародного Центру Перспективних Досліджень

Некоторые Цитаты Азаренка мне неловко вставлять в подкаст даже ради иллюстрации. Но я закрою уши, а вы послушайте. Или закройте уши со мной.

«Где вы, бессчисленные европейские шавки? (…) Где вы все? Вы слизь. Вас нет, вас размыла история. А Александр Лукашенко — любимец истории, ее баловень, потому что он чувствует народ. Ничего не делает для себя, а только для Родины…», — вещает пропагандист.

«Азаренок — порция озверина для своей аудитории. Потому что у остальных он вызывает отторжение. Тур и Марков более умные, пытаются воздействовать вне своего информационного пузыря», — считает Игорь Тышкевич.

Марата Маркова многие наверняка видели. Это он делал скандальное интервью с Романом Протасевичем на ОНТ. Ну и всячески преуменьшал роль протестов против Лукашенко.

«Я у кого не спрашиваю никто не бастует. И не бастовал. Мне понятно, почему, но информационный шум вокруг этого — просто невообразимый», — цитата из программы Маркова.

По словам Тышкевича, на таком канале как ОНТ создают более интеллектуальный контент — для тех, кто колеблется.

«То есть там такого откровенного треша несколько меньше, но более грамотно подходят к расчеловечиванию оппонентов. То есть там пропаганда не столько создает образ абсолютного зла, сколько она пытается подвести аудиторию к тому, что во время политического кризиса Лукашенко — есть наименьшее зло. То есть он тоже не идеален, но оппоненты еще хуже. То есть тут тоже концепция одновременно и негативная, и в определенной мере и позитивна, то есть, чтобы был выбор в пользу», — рассказывает он.

Вот один из таких примеров — от публициста Андрея Муковозчика:

«Вы предлагаете заменить Лукашенко. На кого? Покажите мне этого человека. Они не показали ни человека, ну близко никого рядом не стоит. Никто из них не предъявил никакой программы. Потому что хорошо — завтра вы повалите власть. После завтра что вы будете делать? На столбах вешать и шампанское пить?».

Беларусская оппозиция не только прописала свои программы, но и сумела объединиться вокруг одной кандидатки. Что огромная редкость. Но у пропаганды и на этот успех есть ответ. Вот что Игорь Тур на канале ОНТ рассказывает о штабе Светланы Тихановской.

«Штаб в Вильнюсе получает 700 000 долларов только от одной диаспоры — американской — в месяц».

В 2021-м информационная месть соседям из ЕС за санкции перерастает в беспорядки на границе.

«Не надо браться за санкционные топоры и вилы. Не надо… Тем более, они могут иметь обратный эффект. Нелегальная миграция», — говорит на тогдашних видео Александр Лукашенко.

Это приводит к настоящей катастрофе — приливу на границу нескольких десятков тысяч беженцев. Но уже в следующем году Россия вторгается в Украину, и этим создаст самый большой миграционный кризис в Европе со времен Второй мировой.

Доверие беларусов

Сегодня в тройке лидеров источников информации в Беларуси: телеграм, ютюб, госТВ. Их доля в потреблении приблизительно одинакова, как замерил социолог Андрей Вардомацкий. Выбирать независимые СМИ белорусам все сложнее — считает главная редакторка беларусского проекта о пропаганде Media IQ Надежда Белохвостик.

«Одна моя коллега, которая почти год провела в тюрьме, она профессиональный журналист, она человек очень опытный, который понимает, как это все работает, у них там в камере был то ли телевизор, то ли радио, я уже не помню. И она мне сказала, когда она вышла: «Я понимаю, как это работает». Потому что когда идет такой массированный поток, и даже у тебя такой мощный иммунитет профессиональный, такая прививка, и то, когда у тебя отсутствует какая-то другая информация…», — уверена экспертка.

Пропагандисты создают альтернативную реальность — когда у человека нет других источников.

«Чтобы внутри Беларуси получить альтернативную информацию, ты должен, как минимум, владеть хорошо VPN, быть смелым человеком, чтобы через этот VPN зайти на какой-то сайт. Ты должен это сделать в каком-то месте… ну, например, в метро ты уже не почитаешь новости того или другого независимого медиа, потому что ты не знаешь, кто рядом с тобой в метро сидит и увидит у тебя на экране что-то. То есть нужно какие-то усилия приложить для того, чтоб эту информацию получить», — рассказывает Надежда Белохвостик.

Важную роль в информационных операциях и пропаганде сыграли российские сериалы. Игорь Тышкевич приводит в пример сериал «Морские дьяволы» — о спецназе военно-морских сил РФ.

«Первая серия — в разваленной стране есть патриоты, которые, не смотря на всю систему… снимает, кстати, Газпром медиа, то есть НТВ… несмотря на всю систему, они пытаются защитить честь мундира и России. При этом ФСБшники их подставляют, у них очень сложные отношения и так далее. И перелом в российской пропаганде произошел где-то в 05.04.2003 годы. После этого, даже в этом сериале они вдруг начинают дружить с ФСБшниками.

Уже не человек против системы, а человек в системе, который систему очищает. При этом спецслужбы хороши. И дальше в последних сезонах эти же ребята выполняют задания на территории сопредельных государств», — добавляет Тышкевич.

Таких сериалов белорусы смотрели много. Но в том, что режиму не хватает денег на создание собственного контента — есть шанс для беларусского общества, уверен политолог.

«Потому что когда такой пузырь мыльный не создается, в который всех загоняют, как в резервацию, то шанс на быстрый отскок с такого пропагандистского нашелушивания, потому что тогда этому не за что зацепиться. Вот этого стержня, про который постоянно говорили, его нет в таком случае. А если него нет, то да, можно краткосрочно вогнать людей в истерию, во что угодно, сыграть на эмоциях, но человек успокаивается и это все слетает», — добавляет Тышкевич.

По мнению Игоря Тышкевича, российская и беларусская пропаганда влияют суммарно примерно на 40% населения.

«Потому что ты можешь быть гениальным пропагандистом, но если твой продукт просто не смотрят, они не узнают, какой ты гениальный пропагандист. 40% — это не 70%. Причем, понимаете, парадокс в чем. Пропаганда активно ведет антиукраинское пророссийское направление. С другой стороны, социология показывает, что количество сторонников интеграции с Россией падает, количество сторонников того, чтобы Беларусь оставалась в ОДКБ, падает. То есть это, как раз таки, сжимание электорального поля Лукашенко до того сегмента, на который имеет влияние эта пропаганда», — объясняет он.

Непопулярность войны среди беларусов

В Беларуси тема войны c Украиной не популярна. Заявления Лукашенко о войне в Украине за 2022 год стали мемами, над которыми откровенно смеются.

«Украина никогда с нами не будет воевать. Эта война продлится максимум 3-4 дня».

«А я сейчас вам покажу, откуда на Беларусь готовилось нападение».

«Если честно, я не думал, что операция затянется таким образом. Я не настолько погружен в эту проблему, чтобы сказать, по плану там у них идет, у россиян. И ли так как я это ощущаю. Я это ощущаю так, что операция эта затянулась», — признает Лукашенко.

Только около 11% респондентов положительно относятся к потенциальному участию белорусской армии в войне против Украины, а 85% — однозначно против. Такие результаты соцопроса, который провел доктор социологических наук Андрей Вардомацкий. Он опросил по телефону 1000 беларусов. Номера отбирались случайным образом. Детали социолог рассказал Медиа IQ.

«Если говорить о том, что присутствуют войска — это спокойная цифра — 40 на 40. Если про использование территорий для воздействия на Украину — то там 2 третьих против. А если говорить про участие беларусских войск на территории Украины, то здесь 85% против», — считает Вардомацкий.

«Фашизм, нацизм — это привело к войне с Россией, но Беларусь за мир. Мы не хотим воевать», — заверяет аналитик Игорь Тышкевич.

По его словам, образ врага в беларусской пропаганде распространяется скорее не на украинцев, а на украинские власти.

«Вот это сравнение — «Вы хотите, как в Украине?» — это было накачивание по отношению к политике, не к нации. Потому что к нации — это очень сложно, когда есть межличностные контакты, это сложно, практически невозможно сделать», — добавляет он.

По словам Тышкевича, беларусы последние десять лет, еще до ковида, были мировыми лидерами по количеству шенгенских виз на душу населения, и это — прививка от пропаганды.

«Давайте вспомним ту же самую Затоку, которую сейчас бомбят — пляжи Одесской области. Это места, куда много ездили белорусы. Рынок Хмельницкий, рынок Барабашово, 7-й километр — это места, куда активно ездили белорусские предприниматели, такие челноки, чтобы купить определенный товар. Тот же самый Львов, который с 2015-го года стал в определенной мере Меккой для белорусских туристов. То есть когда ты едешь, когда ты видишь, и потом тебе из телевизора говорят, что эти люди хотят тебя убить или что-то еще, ты начинаешь это сопоставлять с тем, что ты видел», — рассказывает эксперт.

А вот среднестатистическому россиянину легко внушить, что в Украине — нацисты.

«Сейчас население Беларуси после переписи — 9 млн 100 с копейками тысяч, из них в Украину приезжало, если брать данные Державної прикордонної служби України, около 3-4 млн заездов в год, ну будем считать, что люди по два раза заезжали, то есть два раза в год, то есть все равно 2 миллиона было. Я сомневаюсь, что такой же самый процент граждан РФ хотя бы раз в жизни, не говоря уже о ежегодных поездках, бывал в Украине», — добавляет Тышкевич.

Еще одно отличие беларусов от россиян — у них нет ностальгии по империи.

«Для русских вот это — «можем повторить», «большая страна», для белоруса это пустые слова. То есть, какая большая? Есть своя, она может быть либо ухоженная, либо не ухоженная. То есть если ты не можешь нормально распоряжаться той землей, которая есть, зачем тебе еще? Вот эта разница менталитетов, она тоже играет свою роль», — подытоживает Тышкевич.

Лишь до 17% опрошенных обвиняют в нападении на Украину саму Украину, говорят результаты соцопроса Вардомацкого. Это якобы как раз те белорусы, которые верят в нарративы российской пропаганды о «бандеровцах и нацистах». Также до 20% беларусов выражают поддержку России.

Значит ли это, что влияние беларусской пропаганды все равно остается слабым?

Исследование британского аналитического центра  Chatham House в 2021 году показало, что даже сторонники президента, похоже, не верят госсми. Лишь около 41% электората Александра Лукашенко доверяют государственным медиа.

41% опрошенных, которые голосуют за Александра Лукашенко, доверяют государственным медиа

Если режиму не верят даже свои, то как быстро он рухнет при следующем малейшем потрясении?

Пока сказать сложно, но на это наверняка надеется беларусская оппозиция, которая уже создала альтернативное правительство за границей. Один из его членов — бывший командир брестских десантников Валерий Сахащик. Я хочу закончить этот выпуск подкаста отрывком из его обращения к беларусским военным.

«Россияне просто стали жертвами своих пропагандистов, пообещавших, что народ Украины встретит их хлебом и солью, как освободителей. Вы не будете защищать свою родину, семью. Вы не добудете в этом конфликте славы, а только позор, унижение, смерть. Братишки, найдите способ не участвовать в этом деле», — говорит в обращении Валерий Сахащик.

Это был подкаст «Диктор Зло», у микрофона — Мила Мороз. В следующем выпуске мой коллега Евгений Савватеев расскажет о Балканах в 90-е. Как сербское телевидение подстрекало свою аудиторию к этническим чисткам. Спасибо, что слушаете и делитесь нашим подкастом в соцсетях.


Оцените подкаст в своих приложениях и подпишитесь, чтобы не пропускать свежие выпуски: Apple PodcastsSoundcloud, Google Podcasts, Spotify.


Над проектом также работают:

Cаунд-продюсер Алексей Нежиков

Монтажер Youtube-версий Ярослав Федоренко

Иллюстратор Александр Грехов

Продюсерка Катерина Мацюпа

Креативный продюсер Кирилл Лукеренко

При поддержке:
Этот подкаст создан при содействии Фонда поддержки креативного контента