Порошенко, Муженко і Гелетей знали про російське вторгнення, стоячи на параді 24 серпня 2014 року - голова ТСК по Іловайську

Згадуємо трагедію Іловайська. Які висновки зроблено, аби цього ніколи не повторилося?

Ведучі

Анастасія Багаліка,

Дмитро Тузов

Гостi

Андрій Сенченко

Порошенко, Муженко і Гелетей знали про російське вторгнення, стоячи на параді 24 серпня 2014 року - голова ТСК по Іловайську
https://static.hromadske.radio/2018/08/hr-hh-18-08-28_senchenko.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/08/hr-hh-18-08-28_senchenko.mp3
Порошенко, Муженко і Гелетей знали про російське вторгнення, стоячи на параді 24 серпня 2014 року - голова ТСК по Іловайську
0:00
/
0:00

В студії Андрій Сенченко, екс-нардеп від фракції БЮТ, голова тимчасової слідчої комісії Верховної Ради 7-го скликання по розслідуванню подій в Іловайську.

Андрій Сенченко: Когда я закончил работу в нашей комиссии, то мы, по просьбе Генеральной прокуратуры, передали следственной группе прокуратуры, официально по акту, все выводы работы нашей комиссии. После ознакомления с переданными материалами, где-то через неделю, у меня состоялась встреча с этими следователями и они, к моему удивлению, сказали, что по их оценкам, наша следственная комиссия продвинулась в деле значительно дальше, чем Генеральная прокуратура на тот момент времени. Меня это удивило, я задал вопрос, как такое может быть, ведь у них больше процессуальных возможностей: они могут вызывать на допрос, а мы – приглашать, они могут организовать привод силой на допрос, они могут провести обыски, изъем документов и так далее. Ответ следователей был таков: ну вы же понимаете, что расследование блокируется, над главными фигурантами раскрыт политический зонтик. Чтобы понять, насколько разнятся наши выводы: когда Луценко первый раз презентовал результаты расследования в 2016 году, меня не пригласили, но я естественно пришел. Я более полу часа держал высоко вверх вытянутой свою руку с тем, чтобы мне дали слово, они сделали вид, что меня не заметили. Я был вынужден встать и громко попросить, чтобы мне дали слово – слово не дали. Поэтому мы должны понимать, что это расследование – это скорее всего имитация, прокуратура и другие органы, призваные исполнять и защищать закон и интересы граждан, находятся под прямым контролем президента Украины и выполняют его приказания, а не нормы закона.

Вина Путина не избавляет от ответственности за грубейшие нарушения законов и уставов, которые привели к гибели людей

Анастасія Багаліка: Ми намагались сьогодні сформулювати висновки Генпрокуратури в максимально стислому реченні, виходить, що прямою причиною того, що стався Іловайськ, є російське вторгнення, а причиною російського вторгнення, є деякі дії керівництва АТО, які призвели до неготовності України до цього вторгнення. Так ми зрозуміли?​

Андрій Сенченко: Это не совсем так. Один из уводов общественного мнения в сторону – это рассказы о том, что мы все материалы, то есть прокуратура и НАБУ, отправили в Гаагу и претензии будут предъявляться Путину. Безусловно, Путин является виновником этой войны, которую он инициировал, он является прямым виновником всех этих жертв и бед, которые он принес Украине. Но вина Путина не избавляет от ответственности за грубейшие нарушения законов и уставов, которые привели к гибели людей. Именно поэтому, безусловно соглашаясь с виной Путина, мы исследовали действия всех должностных лиц, начиная с верховного главнокомандующего – президента страны, с руководителя, так называемой, АТО – Муженка, Министра обороны – Гелетея, начальника штаба АТО – Назарова, генерала Хомчака, который командовал сектором Б, генерала Литвина, который командовал сектором Д, и дальше вниз. Комиссия пришла к выводам, которые подкреплены документами, которые есть в материалах комиссии. Суть в следующем: предпосылками для этой трагедии, основой явилось невыполнение президентом Украины, верховным главнокомандующим норм Конституции Украины, законов Украины.

Предпосылками для этой трагедии, основой явилось невыполнение президентом Украины, верховным главнокомандующим норм Конституции Украины, законов Украины

В первую очередь, Закона об обороне Украины потому, что этот закон дает четкие признаки вооруженной агрессии против страны и регламентирует действия по организации обороны Украины. Игнорировалось все от начала до конца – это привело к дезорганизации обороны страны. Для того, чтобы увести общественное мнение в сторону, говорят, что у нас была разрушенная армия. Да, согласны, но восстанавливалась она не чиновниками, депутатами и министрами, а украинским народом, волонтерами, добровольцами и так далее. В августе 2014 года оставалось куча проблем и в организации, и в вооружении, и в снабжении, но это не касалось только Илловайска – это был процесс постепенных изменений и наращивания сил. Тот же Муженко, Гелетей и все остальные знали состояние. Еще одна попытка увести в сторону общественное мнение, особенно в этом году добавилось это вранье, что операция по взятию Илловайска вообще какая-то тактическая, не сильно нужная и это чуть ли не партизанщина. Я не знаю, на что рассчитывают те, кто эту ложь запускают. В материалах нашего расследования есть все документы, опровергающие эту ложь. 2 августа 2014 года Верховный главнокомандующий президент страны Петр Порошенко утвердил план стратегической операции по окружению Донецка. Это нужно было делать, перерезать все линии коммуникаций, по которым снабжалась Гиркинская компания в Донецке. Операция начала осуществляться охватом двумя полукольцами, одна половина шла через Илловайск. Эти два полукольца должны были соединиться и полностью заблокировать Донецк. Но это война, здесь много неожиданностей, у нас сильный враг, коварный – не хватило сил. Не хватило сил – надо принять решение. Это полукольцо закончилось на взятии половины Илловайска. Нужно было принять решение: вводить резервы и брать Илловайск до конца, нет резервов – выводите людей из Илловайска, выравнивайте линию фронта, чтобы не было угрозы окружения. Никакие решения днями не принимались. Началось российское вторжение 23 августа – есть абсолютно все подтверджения поминутно, кто, кому, куда докладывал, в отношении состава колонн, которые вторглись, направления и скорости движения и так далее. Поэтому вранье о том, что Муженко с Гелетеем и президент узнали об этом 25 или 27 августа – ложь. Стоя на трибуне парада 24 числа, они уже сутки знали об этом вторжении.

Повну версію розмови можна прослухати у доданому звуковому файлі.