Боевики установили режим, который можно назвать геноцидом, — Андрей Дихтяренко

Говорим об очередях на КПВВ и ситуации на неподконтрольных территориях

Ведучі

Дмитро Тузов

Гостi

Андрій Діхтяренко

Боевики установили режим, который можно назвать геноцидом, — Андрей Дихтяренко
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/08/hr_kyivdonbass-2017-08-28_degtyarenko.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/08/hr_kyivdonbass-2017-08-28_degtyarenko.mp3
Боевики установили режим, который можно назвать геноцидом, — Андрей Дихтяренко
0:00
/
0:00

В студии Громадського радио Андрей Дихтяренко, журналист «Радио Свобода» и главред «Реальной газеты». 

Дмитрий Тузов: Вы были в Станице Луганской. Какие впечатления привезли? 

Андрей Дихтяренко: Поразился насколько разбиты все поселки, но из-за того, что Станица Луганска является единственным в Луганской области пешим пропускным пунктом, там сейчас жизнь пульсирует, огромное количество людей, огромные очереди в банках, дико длинная очередь на КПВВ, но при этом экономика этого края на войне немножко начала подниматься, поскольку фермеры выращивают овощи, продают их, и в том числе возят на ту сторону, поскольку те же люди с оккупированной территории приезжают снимать пенсии, и тут же покупают продукты на рынке в Станице Луганской, поскольку они и лучше и дешевле в полтора-два раза чем в Луганске и в других городах на оккупированной территории. 

Дмитрий Тузов: Потоки людей на КПВВ, куда и откуда они едут? 

Андрей Дихтяренко: Большая часть с оккупированной территории, которые пытаются выехать на нашу подконтрольную территорию. Сейчас очень большой поток, я разговаривал с пограничниками, если в среднем за сутки через КПВВ «Станица Луганская» проходят 6 000-7 000 человек, то сейчас это количество выросло до 11 000-12 000 человек. С чем это связано? С тем, что приближается первое сентября, много людей с оккупированной территории приезжают сюда хотя бы купить те же рюкзаки, одежду. Там есть все, как они говорят, но гораздо дороже. Плюс пенсионеры, это такой стандартный трафик, которые ездят получать свои пенсии, дикие очереди в банках, многие не успевают в один день снять эту пенсию, они остаются на ночь, там можно переночевать недорого, от 70-ти гривен. Но есть большой поток местных жителей Станицы из других прифронтовых поселков, городов, поскольку здесь продукты стоят дешевле чем там, и имеет смысл продавать их на оккупированной территории. Это такой бизнес, люди, которые живут в Станице Луганской выживают благодаря тому, во многом, что им есть куда сбывать продукцию. Сбыть на украинской территории практически нереально, потому что Станица Луганская находится очень далеко, с подконтрольной территорией ее соединяет очень разбитая дорога, соответственно, очень дешево нужно продавать, потому что никто из перекупщиков иначе не приедет. 

Дмитрий Тузов: Кто может принять решение об увеличении квот? Профильное Министерство? 

Андрей Дихтяренко: Да, конечно. Верховная Рада дополнительно, профильное Министерство тоже может. 

Дмитрий Тузов: Но при этому существует блокада.

Андрей Дихтяренко: Блокада направлена против огромных предприятий, которые работают на оккупированной территории, которые там выращивают продукцию, здесь ее сбывают, соответственно, по мнению тех людей, которые устроили блокаду, финансируют террористов. Здесь другая ситуация, люди зарабатывают деньги, вывозят их назад и живут на прифронтовой зоне на подконтрольной стороне, здесь не может идти речь об финансировании террористов. Эти люди, которые выращивают эти огурцы, помидоры – находятся под постоянной угрозой обстрелов. 

Дмитрий Тузов: О чем еще говорят люди в очередях на КПВВ? 

Андрей Дихтяренко: В основном это жалобы пенсионеров, которые жалуются на пенсии, не на камеру они говорили, что там люди живут на границе с полуголодным состоянием, жаловались на боевиков «ЛНР», жаловались, что они там действительно устроили такой режим, который можно назвать геноцидом. Естественно, люди сгущают часто краски тоже, но это те свидетельства, которые шли от людей с оккупированной территории. 

Дмитрий Тузов: Почему люди сгущают краски, какой смысл это делать? 

Андрей Дихтяренко: Нужно сказать, что огромной гуманитарной катастрофы на Донбассе так или иначе избежать удалось. Там люди не умирают массово от голода, хотя были подобные случаи в 2014 и в 2015 году, сейчас более-менее ситуация стабилизировалась. Эти люди, которые приезжают в Станицу с Алчевска, у них есть возможность это сделать. Я говорю, что они живут на самой границе между таким полуголодным существованием, но пока эту границу они, слава богу, не перешли. Не знаю, что будет дальше, поскольку экономическая ситуация на той стороне ухудшается, после национализации крупных предприятий большая их часть не заработала, и сейчас заканчивается летний период, когда люди были отправлены в отпуска, когда люди жили благодаря тому, что у них есть приусадебные хозяйства, они выращивают сами овощи, курицу и так далее, потом наступит зима, и что будет этой зимой – очень сложно предположить и можно посочувствовать этим людям. 

Повну версію розмову слухайте у доданому звуковому файлі.