К ответственности за неподачу деклараций можно привлечь лишь тех, кто не подал ее умышленно, — замминистра юстиции

Министерство юстиции готовит изменения в закон, позволяющие поменять руководство Национального агентства противодействия коррупции

Ведучі

Григорій Пирлік,

Михайло Кукін

Гостi

Сергій Петухов

К ответственности за неподачу деклараций можно привлечь лишь тех, кто не подал ее умышленно, — замминистра юстиции
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-31_petuhov.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/03/hr_kyivdonbass-17-03-31_petuhov.mp3
К ответственности за неподачу деклараций можно привлечь лишь тех, кто не подал ее умышленно, — замминистра юстиции
0:00
/
0:00

О том, чем не устраивает руководство нынешнее и о ситуации с электронным декларированием — беседа с заместителем министра юстиции Сергеем Петуховым.

Михаил Кукин: 1 апреля истекает срок подачи электронных деклараций. Я так понимаю, вам удалось подать ее с трудом. Почему так?

Сергей Петухов: Я подал декларацию две недели назад, когда еще не было последней волны подачи декларации, но и тогда у меня это получилось не с первого раза. А последнюю неделю реестр вис все время, и сделать это было невозможно.

Почему-то после выговора на Кабинете Министров, где была, в том числе и голова НАПК, Наталья Корчак, он работает.

Григорий Пырлик: О каком количестве людей, которые должны подать декларации, идет речь?

Сергей Петухов: Около 100 тысяч людей. Это не только топ-чиновники, но и служащие высокого уровня на местах.

Но есть еще вторая волна тех, кто должен подать декларации до 1 мая, и их около 1 миллиона. Это все госслужащие, которые работают на государственный аппарат. И тут не исключено, что те же проблемы возникнут в районе 1 мая. Поэтому Наталье Корчак нужно собраться с мыслями, и принять меры, чтобы это проблема больше не повторилась.

На сегодня не больше половины тех, кто должен подать декларации, это сделали.

Никакого политического влияния на НАПК нет

Михаил Кукин: Технические разработчики говорят, что причина того, что сайт виснет, — это огромное количество посещений за раз — 50 тысяч. Но давайте вспомним Приват Банк, или Фейсбук, в котором одновременно сидят несколько десятков миллионов человек, и он «не ложится».

Сергей Петухов: Понятно, что это не настолько много людей, чтобы сайт так вис. Мне кажется, что здесь кроется проблема, которую должен выяснить технический аудит этой системы, в ней явно есть какие-то моменты, которые не позволяют ей нормально работать.

Но политическую ответственность за то, что этот аудит не был проведен заранее, должно нести агентство.

Михаил Кукин: Госпожу Корчак называют ставленницей партии «Народный фронт», а на последнем заседании Кабмина Аваков и Петренко ее критиковали. И многие люди считают, что это все сговор власти, которая хочет сорвать этот процесс. Так ли это?

Сергей Петухов: Я не буду играться в теории заговора. НАПК не было назначено ни президентом, ни Верховной Радой, ни другими органами власти, это не были политические назначения, там была сложная процедура конкурсного отбора, которая шла публично. Поэтому в данном случае никакого политического влияния на НАПК нет. Может, в этом и проблема, потому что, когда ничего не происходит, нельзя надавить и наказать, потому что это независимый орган.
Предполагалось, что наличие этих пяти человек даст синергию, они будут работать плодотворно, получилось же наоборот — они ссорятся друг с другом, не могут никак собраться.

Еще одно нововведение, которое мы считаем необходимым, это введение внешнего аудита работы агентства

Михаил Кукин: Премьер-министр предложил всему составу НАПК уволится, но госпожа Корчак сказала «нет».

Сергей Петухов: Да, они отказались идти в отставку, а другого способа их поменять нет.

Поэтому единственный способ это сделать — внести изменение в закон, который поменяет структуру этого органа, и вместо коллективного органа вводит принцип единоначалия, чтобы был один человек, который отвечает за работу всего органа.

И когда меняется компоновка, можно заново провести выборы главы новозапущенного Агентства по предотвращения коррупции.

Григорий Пырлик: Как это должно будет выглядеть?

Сергей Петухов: Руководитель органа избирается комиссией, он является главой и несет ответственность за действия этого органа. И больше не будет такой ситуации, когда ответственность перекидывается с одного человека на другого.

Еще одно нововведение, которое мы считаем необходимым, это введение внешнего аудита работы агентства, потому что сегодня нет оснований сменить руководителей или членов комиссии, если они неэффективно работают. Поэтому должен быть внешний независимый аудит, который будет оценивать работу этих членов агентства, и может уволить их.

Предусмотрена уголовная ответственность за неподачу декларации, но только за умышленную неподачу

Григорий Пырлик: Люди, которые действительно хотели подать декларацию, но не смогли это сделать из-за того, что сайт работает некорректно, понесут ли ответственность?

Сергей Петухов: Предусмотрена даже уголовная ответственность за неподачу декларации, но только за умышленную неподачу. Учитывая, что реестр не работал, глава НАЗК говорила о том, что они не рассматривают последствия невозможности подачи такой декларации для привлечения уголовной ответственности. Я с этим согласен, но последние дни реестр работал, и декларации подать можно.

Для того, чтобы человека привлечь к ответственности, прокуратура должна доказать то, что он умышленно не подал декларацию. И если можно будет доказать, что вы пытались войти в систему, (а это отображается), оставили черновик, то для таких людей вряд ли будет ответственность.

Михаил Кукин: Почему активисты и борцы с коррупцией в штыки приняли закон о том, что и они должны декларировать свои доходы, и больше того, еще и организации, которые с ними сотрудничают, вплоть до тех, кто поставляет им скрепки?

Сергей Петухов: С их точки зрения эти изменения имеют три основные проблемы. Сами общественные организации, которые занимаются борьбой с коррупцией, не осуществляют функции государства, поэтому они говорят, что это к ним не применимо, что они не получают бюджетные деньги.

Второй их аргумент — нет четкого определения, кто является антикоррупционной общественной организацией, и потенциально под этот закон может попасть любая организация.

Третий момент — закон сформулирован нечетко в том смысле, что он охватывает любых подрядчиков, которые что-либо делают для этих организаций — поставляют канцелярию, печатают продукцию. И в этой части при обсуждении этого закона с президентом, он согласился, и сказал, что тут закон нужно дорабатывать, и как минимум, в этой части он должен быть изменен.

Михаил Кукин: И тем не менее, он подписан и уже действует.

Сергей Петухов: Да, но общественные организации должны подавать декларации только с 2018 года, поэтому время есть, чтобы исправить то, что было добавлено с голоса, не проработав текст.