Любому можно вручить подозрение за бесплатный запрос, сделанный в реестре открытых данных, - глава YouControl

Почему Служба безопасности Украины заинтересовалась компанией YouControl, которая собирает данные об украинских компаниях, и почему за нее заступились общественные организации?

Ведучі

Григорій Пирлік

Гостi

Сергій Мільман,

Данило Глоба

Любому можно вручить подозрение за бесплатный запрос, сделанный в реестре открытых данных, - глава YouControl
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/01/hr_kyivdonbass-2017-01-03_milman_globa.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/01/hr_kyivdonbass-2017-01-03_milman_globa.mp3
Любому можно вручить подозрение за бесплатный запрос, сделанный в реестре открытых данных, - глава YouControl
0:00
/
0:00

В нашей студии директор компании Сергей Мильман и адвокат Даниил Глоба.

Григорий Пырлик: Вчерашний день для вашей компании был довольно бурным, потому что Шевченковский суд избирал для Сергея Мильмана меру пресечения. Но для начала поговорим о том, чем занимается компания YouControl.

Сергей Мильман: Я руковожу компанией, которая создала систему для проверки контрагентов. С помощью этой системы банки, всевозможные юристы компаний проверяют своих потенциальных контрагентов для того, чтобы понять, возможно ли с ними сотрудничество или это чревато какими-то рисками.

Григорий Пырлик: Какие риски вы отслеживаете?

Сергей Мильман: В системе можно посмотреть информацию о предприятии: есть ли налоговый долг, кто является собственником, какой директор, подписант, состояние компании, судебная практика компании. Также есть встроенный модуль, который позволяет визуализировать связи, и это как раз та часть, которая наиболее интересует журналистов, гражданское общество, потому что с помощью этого модуля проверяются связи госчиновников и бизнеса.  

Григорий Пырлик: Вы даже заявляли в одном из интервью, что ваша база судебных решений шире, чем в Едином государственном реестре судебных решений. Так ли это и почему?

Сергей Мильман: Так, потому что мы замечали, что судебные решения из реестра удаляются. Поэтому и важен тот факт, что с открытыми данными работают организации, которые независимы от государственных ветвей власти, которые могут эту информацию накапливать. Мы наблюдали, что только по итогу 2015-го года разница судебных решений, которые были в нашей системе, и которые были в Реестре, была в 50 тысяч. Из государственного Реестра судебных решений каким-то чудом 50 тысяч решений исчезли.

Читайте также: Як суд обирав запобіжний захід директору YouControl (Фоторепортаж)

Григорий Пырлик: Сколько лет вы уже существуете на рынке?

Сергей Мильман: Четвертый год.

Григорий Пырлик: И сколько у вас сейчас постоянных клиентов?

Сергей Мильман: Больше тысячи клиентов, которые используют систему постоянно.

Григорий Пырлик: О претензиях правоохранительных органов к компании YouControl общественность узнала еще в марте, когда прошли первые обыски. Тогда были изъяты и личные компьютеры Сергея, возвращено ли что-то уже?

Даниил Глоба: Совершенно неожиданно для нас в марте прошлого уже года были проведены обыски по десятку адресов, по месту жительства сотрудников, в офисе самой компании, у руководства – Сергея Мильмана и его родственников. Были изъяты и компьютеры, и денежные средства, и личные персональные вещи. До сих пор ничего не вернули, несмотря на наши многочисленные заявления и требования, а также проигнорированы семь судебных решений, которые обязывают вернуть личные вещи собственникам. Формальные отговорки прокуратуры в том, что следователь как процессуальная фигура не получал данное решение, поэтому решение это он выполнить не может. Он якобы об существовании этого решения не знает, несмотря на то, что практически во всех судебных заседаниях присутствовал если не следователь, то прокурор.

Таким образом с марта имеет место давление на компанию YouControl и на ее руководство, которое заключается в том, что все обыски были проведены незаконно, с грубым нарушением прав на предоставление правовой помощи, поскольку я, являясь адвокатом, не мог попасть по нескольким адресам в помещения, где производился обыск. Мне удалось проникнуть с боем лишь в квартиру Сергея Мильмана. Кроме того, во время обыска были зафиксированы грубые нарушения: следователь, являясь процессуальным лицом, постоянно согласовывал с кем-то свои действия, изымал предметы, которые не имеют никакого отношения к данному производству – денежные средства. Но дело в том, что существует специальная процедура, которая четко оговорена, – это судебное решение, на основании которого производится обыск. И если в этом решении не указаны конкретные предметы, которые следует изъять, изымать их нельзя. Только если найдутся достаточные основания полагать, что они имеют отношение к совершению преступления. А в нашем случае все, как обычно: когда проводится обыск, глаза горят, и деньги почему-то вызывают повышенный ажиотаж и повышенный интерес у правоохранителей.

Есть встроенный модуль, который позволяет визуализировать связи, и это как раз та часть, которая наиболее интересует журналистов, гражданское общество, потому что с помощью этого модуля проверяются связи госчиновников и бизнеса

Григорий Пырлик: Насколько я знаю, изначально была одна статья, а потом ее сменили, и сейчас идет речь о незаконном доступе к реестрам.

Даниил Глоба: Изначально следствие велось по очень популярной статье, которая не дает покоя собственникам ручек с камерами, домофонов и прочих вещей, которые безосновательно Службой безопасности Украины приравниваются к средствам негласного получения информации. И буквально несколько лет назад были внесены изменения в нормативную базу, и к таким средствам были добавлены и программные средства. Благодаря такой нехитрой уловке компания YouControl, по мнению следствия, также была признана таким средством, несмотря на то, что ни единой экспертизы представлено не было. Кроме того, ни подозреваемого, ни обвиняемого, ни юридического лица, которое несет ответственность за их действия, до конца прошлого года не было. То есть это дело было фактовое, формальное, чтобы можно было произвести обыски. А впоследствии к этому добавилось совершенно необоснованное подозрение в совершении действий, направленных на несанкционированный доступ к государственным реестрам, что само по себе является абсурдом. Ведь все государственные реестры, согласно закону о доступе к публичной информации, являются открытыми.

То есть мы имеем дело с явной фальсификацией, потому что все должностные лица знают, что их действия не обоснованы.  

Григорий Пырлик: Сергей, в период с марта по декабрь вас вызывали на допрос?

Сергей Мильман: Вызывали, я ходил два раза – сразу после обысков и до Нового года. Меня пригласил следователь, сказав адвокату, что хочет вернуть деньги, согласно судебному решению, но, когда мы прибыли к нему, он вручил мне подозрение.

Григорий Пырлик: О какой сумме идет речь?

Сергей Мильман: У меня было изъято дома в пределах 28-29 тысяч долларов.

Григорий Пырлик: Были ли какие-то официальные или неофициальные предложения о том, что дело можно закрыть в обмен на какие-то действия с вашей стороны?

Сергей Мильман: Периодически к нам или ко мне обращались некоторые люди, которые неформально предлагали помощь, содействие, покровительство, если мы будем готовы сотрудничать.

Григорий Пырлик: Какие люди?

Сергей Мильман: Это люди, не связанные напрямую с СБУ. Но являются ли эти предложения правдой, или это провокация, или это попытки выдать желаемое за действительное – якобы они что-то решают, я не знаю. Поэтому я не буду сейчас бросаться какими-то голословными обвинениями, могу сказать, что за этот год было несколько таких попыток предложить нам сотрудничество, от которых мы отказались.  

Все государственные реестры, согласно закону о доступе к публичной информации, являются открытыми

 Григорий Пырлик: Прокурор Генеральной прокуратуры Олеся Скрипник сообщила, что деятельность вашей компании нанесла ущерб порядка 6 миллионов гривен в связи с работой компании с реестрами. Как прокуратура считала эту сумму?

Даниил Глоба: Они считали по хозяйственным договорам, которые мы якобы должны были заключить, хотя такой обязанности у нас нет. Иными словами, существует предприятие ДП НАИС, которое осуществляет хозяйственную деятельность и которое продает эту информацию, но какой-либо обязанности и каких-либо хозяйственных субъектов или физических лиц покупать ее нет.

Основная проблема, на мой взгляд, – это отсутствие желания прокурора и следователя открыть и почитать закон о доступе к публичной информации, где четко прописана и регламентирована вся наша деятельность. А именно о том, что можно получать доступ к открытой информации в автоматическом режиме, о том, что она должны обновляться регулярно как на портале открытых данных, так и на сайте распорядителей, о том, что нельзя ограничивать доступ к этой информации, то есть все, что мы делаем, четко прописано в этом законе. Но это все игнорируется.

За этот год было несколько таких попыток предложить нам сотрудничество, от которых мы отказались.  

Григорий Пырлик: Что касается оплаты. Ведь в Едином реестре юридических и физических лиц-предпринимателей есть часть бесплатной информации, а часть – платной. Также есть Единый реестр имущественных прав, где также нужно платить государству за каждый запрос. Или я могу заплатить вам подписку, и вся эта информация будет включена. Получается, что государство недополучает какие-то деньги?

Даниил Глоба: Когда осуществляется платный запрос, идет речь не просто о получении данных, а о получении выписки из реестра, которая является самостоятельным документом, за который взымается плата, как если бы вы получили его у нотариуса. Получение же просто публичной информации в форме открытых данных не регламентируется нормами, которые предусматривают оплату. То есть получение данных, которые являются официальными, но не являются частью какого-то официального документа, осуществляется на полностью безоплатной основе. И государство, как владелец всей публичной информации, установило специальные гарантии для использования этой информации. При этом государство само же установило и запреты в отношение того, что нельзя устанавливать какие-либо препятствия, чтобы к этой информации был доступ. В частности, в виде запрета кода, который нужно преодолеть, чтобы перейти на сайт – это запрещено. В итоге гарантии, которые существуют для субъектов права получения информации, игнорируются следствием. И это все искажается в том ключе, что якобы необходимо каждый раз платить, чтобы получить те или иные данные. Но Конституция регламентирует: ни физлица, ни юр лица не обязаны делать то, что не предусмотрено законодательством. А у нас законодательством не предусмотрено платить за эти данные. Предусмотрено право, возможность, но обязанности нет. Хочешь – плати и получи такой документ, не хочешь – получи данные в другом виде. То есть регламентации в этом отношении по бесплатному доступу нет, независимо от того, кто получат эти данные – сам человек, набирая на клавиатуре, или же это делает программный механизм. Вот в чем суть свободных действий в информационном пространстве. Это гарантия не только украинская, но и международная, существует Конвенция об открытых данных, много международных документов, к которым Украина просто присоединилась, как член, в том числе, и Евро Ассоциации.

Продолжая логику следствия, все те бесплатные запросы, которые когда-то вы делали в этот реестр, можно теперь вам вменить, посчитать по тарифу ДП НАИС и выставить вам счет. Потому что, согласно этой логике, вы за эти данные не заплатили

Такие действия не только по отношению к нам, как к субъекту хозяйствования, а к любому гражданину являются непрозрачными, недемократичными и ущемляют права любого гражданина.

Сергей Мильман: Я бы хотел, чтобы вы понимали, что там есть две формы: есть платная форма, о которой сказал Даниил, и бесплатная форма, которой пользуются практически все граждане.

Григорий Пырлик: Но там меньше информации.

Сергей Мильман: Нет, там абсолютно та же самая информация – один в один, просто это – официальный документ, а это – просто информационная справка. Так вот, я хочу сказать, что, продолжая логику следствия, все те бесплатные запросы, которые когда-то вы делали в этот реестр, можно теперь вам вменить, посчитать по тарифу ДП НАИС и выставить вам счет. Потому что, согласно этой логике, вы за эти данные не заплатили.