Отвечает ли интересам переселенцев проект Стратегии интеграции ВПЛ?

Министерство по вопросам временно оккупированных территорий разработало проект Стратегии внутренне перемещенных лиц

Ведучі

Олена Бадюк

Гостi

Наталя Омельченко

Отвечает ли интересам переселенцев проект Стратегии интеграции ВПЛ?
https://static.hromadske.radio/2017/11/hr_kyivdonbass-2017-11-12_omelchenko.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/11/hr_kyivdonbass-2017-11-12_omelchenko.mp3
Отвечает ли интересам переселенцев проект Стратегии интеграции ВПЛ?
0:00
/
0:00

Насколько этот проект соответствует реальным проблемам и приоритетам самих перемещенных лиц, спросим у главы общественной организации «Активная гражданская позиция» Натальи Омельченко.

Алена Бадюк: Вы со своими коллегами занимались анализом этой стратегии и недавно презентовали его результат. Какие сильные и какие слабые стороны вы увидели в этом документе?

Наталья Омельченко: Речь идет о программном документе, который говорит о том, как будут жить больше, чем 2 миллиона граждан Украины – внутренне перемещенные лица, среди которых также есть и участники АТО. Кроме того, этот документ предусматривает не только мероприятия в отношение самих ВПЛ, но и в отношение принимающих громад. Поэтому действие этого документа коснется всех регионов Украины, да и всех граждан Украины, которые живут в принимающих громадах.

На ознакомление и работу с документом нам было отведено всего 7 дней, общественность не знала заранее ни о том, что этот документ разрабатывается, ни о том, что он уже представлен.

Если мы говорим о самых наболевших проблемах для внутренне перемещенных лиц, а именно – об обеспечении жильем, то для нас было открытием, что в разделе «жилье» не было практически ни слова о постоянном жилье, ни слова о социальном жилье, ни об обеспечении временным жильем. Шла речь только об аренде и о том, как обеспечить процесс добровольной сдачи в аренду местными жителями своего жилья. Мы, конечно, считаем, что это важная проблема, но далеко не приоритетная. Потому как мы уже давно не являемся временными переселенцами, люди на новых местах живут уже почти четыре года, и многие уже освоились, трудоустроились, дети пытаются адаптироваться в садиках и школах, поэтому очередной стресс просто неприемлем. Если мы будем говорить о каких-то еще дополнительных перемещениях, это будет огромной травмой для этих людей.

Поэтому мы собрали предложения более, чем от 50 разных организаций внутренне перемещенных лиц, и 26 октября провели круглый стол в рамках общественного обсуждения. Также мы подали резолюцию в МинТОТ, но через неделю Министерство на своем официальном сайте, и это можно сейчас увидеть, выставило заключение по этому обсуждению.  У нас вопрос к чиновникам Министерства и непосредственно к министру Чернышу: для чего было проводить общественное обсуждение, если 95% из предложений и замечаний общественных организаций и физических лиц вообще не приняты?

Для нас было открытием, что в разделе «жилье» не было практически ни слова о постоянном жилье, ни слова о социальном жилье, ни об обеспечении временным жильем

Алена Бадюк: Насколько целесообразными были эти предложения с юридической точки зрения?

Наталья Омельченко: С юридической точки зрения наши предложения круглого стола были выверены целым рядом юристов, которые курируют работу «Общественной платформы защиты прав пострадавших от вооруженного конфликта» и «Всеукраинской сети объединений внутренне перемещенных лиц». Собственно говоря, именно эти организации участвовали активно в обсуждении этой стратегии.

Наш основной девиз: «Ничего для нас без нас», то есть не нужно решать наши проблемы так, как нам это не нужно. Мы высказали наши приоритеты: законодательное урегулирование государством статуса пострадавших от вооруженного конфликта и возмещение ущерба, согласно национальным и международным стандартам. Эти нормы есть в законах Украины, поэтому не стоит изобретать что-то новое. И главное требование – это обеспечение жильем и право голоса на местных выборах, потому что по-другому мы не сможем интегрироваться в местные громады.

Не нужно решать наши проблемы так, как нам это не нужно.

Алена Бадюк: Эта Стратегия была разработана взамен комплексной государственной программы по поддержке и социальной адаптации переселенцев, или же это качественно другой документ?

Наталья Омельченко: Само слово «стратегия» подразумевает нечто глобальное. Действительно, под влиянием общественности в 2015-м году была принята комплексная Государственная программа адаптации и интеграции внутренне перемещенных лиц. Она предусматривала создание и организацию целого ряда мероприятий по обеспечению жильем и по другим моментам, которые бы способствовали интеграции на новом месте. К сожалению, не было выделено финансирования, да и в проекте бюджета на 2018-ый год также оно не выделено. И только к концу 2017-го года начали реализовываться в регионах первые шаги по выполнению этой комплексной программы. Но, к сожалению, окончание этой программы и появление вакуума не будут способствовать тому, что наши права в отношении жилья будут реализовываться. То есть мы ходим по кругу – теперь нужно разработать стратегию, а, как написано на сайте министерства, нужно в рамках этой стратегии разработать аналогичную программу той комплексной программе, которая заканчивается в 2017-м году. Вопрос: почему ее нельзя было пролонгировать, почему нужно заново тратить время, деньги, человеческий ресурс на разработку каких-то новых программ?

Но возвращаясь к Стратегии, хочу отметить, что мы дали свои рекомендации в раздел в отношение принимающих громад, и в раздел финансового обеспечения этой Стратегии. Поскольку предусматривается финансирование как бюджетное, так и внебюджетное, то есть и международная техническая помощь, и помощь от донорских организаций, от правительств разных стран, значит мы должны были рассмотреть это вопрос. Мы сейчас имеем огромное количество фактов, что миллионы и миллиарды международной помощи выделяются далеко не на приоритетные цели. Это хорошо, что люди хотя бы видят, что есть та или иная программа, куда ушли эти деньги, но чаще всего мы даже не можем себе представить, куда они уходят.

Алена Бадюк: Но эти программы являются целевыми?

Наталья Омельченко: Да, и в нашем первом предложении относительно финансирования стратегии мы просим внести в приоритетные направления финансовой и технической помощи обеспечение жильем, учитывая международный опыт. Мы можем позаимствовать опыт Грузии или опыт Европы, которая сейчас принимает сирийских беженцев.

Также мы просим привлекать общественные организации, которые занимаются вопросами внутренне перемещенных лиц, для определения этих приоритетов. То есть сами люди, которые пострадали от вооруженного конфликта, должны определять, что является самым главным.

Алена Бадюк: С результатами резолюции круглого стола, который провели вы и ваши коллеги, вы ознакомили не только профильное министерство. Куда вы их еще направили?

Наталья Омельченко: Для реализации этой резолюции мы адресовали ее в Кабинет Министров Украины –  лично премьер-министру Гройсману, также адресовали в Министерство социальной политики, в Администрацию президента, в Верховный Совет Украины. Мы думаем, что это будет тестом на то, являются ли лозунги, заявляемые политиками, популистскими, или действительна наша власть хочет помочь своим гражданам.

Алена Бадюк: Вы получили конструктивную реакцию от кого-то из представителей законодательной или исполнительной власти?

Наталья Омельченко: 30 дней еще не прошло, мы ждем, и уверены, что с нами свяжутся. Кроме того, мы направили эти документы в международные организации, в представительство ООН в Украине, в представительство Европейского Союза, Совета Европы, Мирового Банка, потому что мы считаем, что должна быть реакция мировой общественности.   

Полную версию разговора можно прослушать в приложенном звуковом файле.