Сотрудники ФСБ угрожали моей семье, — Леонид Кузьмин

Руководитель Украинского культурного центра в Крыму Леонид Кузьмин был вынужден срочно покинуть Крым и выехать на материковую Украину из-за угроз, которые поступали в его адрес и в адрес его семьи

Ведучі

Вікторія Єрмолаєва

Гостi

Леонід Кузьмін

Сотрудники ФСБ угрожали моей семье, — Леонид Кузьмин
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/09/hr_kyivdonbass-2017-09-03_kuzmin.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2017/09/hr_kyivdonbass-2017-09-03_kuzmin.mp3
Сотрудники ФСБ угрожали моей семье, — Леонид Кузьмин
0:00
/
0:00

Подробности мы узнаем от Леонида, который с нами на связи.

Виктория Ермолаева: Мы знаем, что первого числа Украинский культурный центр в Крыму готовился выпустит газету «Украинский Терен». Что же произошло?

Леонид Кузьмин: Первый номер вышел, как пробный вариант, его даже удалось распространять первое время в Симферополе путем свободной раздачи. Но где-то с начала августа мне стали поступать непонятные звонки и смс-сообщения, а позже, в двадцатых числах начали писать моей матери о том, что ваш сын сядет, пусть он выезжает из Крыма. После 24-го такие же смс стали поступать и моей сестре.

Перед самим моим отъездом состоялась беседа с моими родственниками, когда те возвращались домой. Прямо возле поезда их встретили и провели вежливую беседу о том, чем занимается их сын.

Виктория Ермолаева: Кто провел беседу — это были люди в форме? Они представлялись, показывал удостоверение?

Леонид Кузьмин: Нет, по словам моей мамы, это были люди не в форме, но они показали ей удостоверение ФСБ, что вызвало у нее невероятный шок, который есть до сих пор, наверное. И даже не сама беседа на нее произвела впечатление, а то, что эти люди из такой организации, так как она не поддерживала мою деятельность.

После этого мы вместе приняли решение, что мне лучше на какое-то время покинуть Крым.

Где-то с начала августа мне стали поступать непонятные звонки и смс-сообщения, а позже, в двадцатых числах начали писать моей матери о том, что ваш сын сядет, пусть он выезжает из Крыма

Виктория Ермолаева: Украинский культурный центр не вел никогда деятельности, которая была направлена на какие-то политические вопросы, это была просто украинская культура. Какого содержания была ваша новая газета, которую вы выпустили?

Леонид Кузьмин: Она была на двух языках — украинском и русском, там не было никаких политических новостей. Там был материал, который показывал, что Крым был и остается в украинской литературе, там была статья про историю и статья о том, как поступить в украинские вузы. Также были некоторые новости, но они были нейтральные, то есть не носили четкой политической окраски.

Виктория Ермолаева: Как вы эту газеты распространяли?

Леонид Кузьмин: Я лично ее раздавал 24 числа людям, которые подходили к памятнику Шевченко, и возле украинской церкви Симферополя.

Виктория Ермолаева: Таких людей было много? Какой тираж газеты у вас был?

Леонид Кузьмин: Тираж был 400 экземпляров. За один день удалось распространить немного, примерно 50 экземпляров.

Виктория Ермолаева: То есть вы связываете эти угрозы с выпуском газеты или с чем-то другим?

Леонид Кузьмин: Я думаю, что и газету тут нельзя исключать, но и в целом деятельность. Я не знаю, чем она могла так привлечь внимание, но все может быть.

Виктория Ермолаева: Я знаю, что у вас была неприятная история, когда вы пересекали «российский» пункт пропуска, когда вы выезжали.

Леонид Кузьмин: Да, это была отдельная история. Когда я выезжал из Крыма, во время прохождения паспортного контроля меня пригласили пройти в другой домик, так как у сотрудников появился ряд вопросов ко мне. В ходе беседы они задавали абсолютно глупые вопросы, к примеру «Сколько вы планируете оставаться в Украине?» или «Сколько вы знаете людей, которые переехали в Украину?». Также они говорили, что моя деятельность привела к этому, потому что я работал против Российской Федерации.

После того, как у них закончились вопросы, они предложили проверить содержимое моей сумки. А так, как там было несколько человек, двое осматривали мои сумки, а третий задавал какие-то глупые вопросы. Когда я приехал на место, то обнаружил, что там, где у меня хранились деньги, их нет.

Любое инакомыслие сегодня в Крыму подавляется

Виктория Ермолаева: То есть вы предполагаете, что российские пограничники забрали ваши деньги?

Леонид Кузьмин: Я не могу утверждать, я не видел факт, что кто-то взял и положил в карман, но они после этого пропали.

Виктория Ермолаева: Связывался ли кто-то с вашей семьей после вашего отъезда?

Леонид Кузьмин: Пока нет.

Виктория Ермолаева: Какая теперь судьба Украинского культурного центра в Крыму?

Леонид Кузьмин: Там остались люди, которые вместе со мной занимались этой деятельностью, я надеюсь, что они будут продолжать. И со своей стороны я готов помогать уже издалека.

Виктория Ермолаева: Будет ли дальше выходить украинская газета?

Леонид Кузьмин: Если они захотят этим заниматься, то да.

Виктория Ермолаева: Чем вы планируете заниматься на материковой части Украины?

Леонид Кузьмин: В данный момент я занимаюсь поиском работы, потому что надо теперь обустраивать новую жизнь здесь. Я бы хотел вернуться к своей деятельности до войны — это преподавание.

Виктория Ермолаева: По вашему мнению, как меняется ситуация со свободой слова в Крыму, начиная с 2014-го года, потому что вам давали свободно работать до нынешнего момента?

Леонид Кузьмин: Могу сказать, что ситуация изменилась немного, по сравнению с 2014-м годом, когда были такие неприятные вещи, как преследования, нападения на журналистов, похищения техники, захват помещений. В 2017-м году, конечно такого нет, но сказать, что там свобода, тоже нельзя. Понятно, что система подавляет любое инакомыслие. Например, в Крыму студенты хотели провести антикоррупционные митинги, за что серьезно поплатились: одного отчислили, у другого проблемы с работой. Начнем с того, что их задержали в кафе, когда они пили чай. Люди собрались обсудить свое будущее мероприятие, а их просто задержали.

И таких фактов можно приводить очень много, любое инакомыслие сегодня в Крыму подавляется. Есть выражение: «Друзьям — все, врагам — закон». А здесь даже не закон, а полузаконные понятия.