Торецк деоккупирован, но до сих пор в информационной блокаде, — активист

Активист организации «Твоє нове місто» Андрей Грудкин вспоминает об освобождении города Торецка, бывшего Дзержинска, два года назад

Ведучі

Анастасія Багаліка,

Ірина Славінська

Гостi

Андрій Грудкін

Торецк деоккупирован, но до сих пор в информационной блокаде, — активист
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/07/hr_kyivdonbass-16-07-21_grudkin.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2016/07/hr_kyivdonbass-16-07-21_grudkin.mp3
Торецк деоккупирован, но до сих пор в информационной блокаде, — активист
0:00
/
0:00

Андрей Грудкин: В это день я не находился на территории города, но узнав, что Торецк освободили, моему счастью и счастью горожан не было предела. С тех дней началось общественное движение в городе.

Анастасия Багалика: Чем запомнились времена, когда город был под властью боевиков?

Андрей Грудкин: Там происходила масса противоправных действий со стороны террористов: грабежи, разбои, кражи, действовал комендантский час, люди боялись выходить на улицу.

Анастасия Багалика: Какая группировка контролировала тогдашний Дзержинск?

Андрей Грудкин: Как таковой группировки не было, движение формировалось в основном из местных поклонников «русского мира». Я видел объединение групп под названием «Русская православная армия», а они себя просто называли Дзержинский гарнизон или ополчение «ДНР».

Анастасия Багалика: То есть не были подконтрольны каким-то лидерам?

Андрей Грудкин: Такой информацией я не обладаю. Я знаю, что руководители «ополчения» ездили в Донецк для инструктажей, за получением символики и вооружения, на шахтах шла работа по вербовке людей на блок посты, под эгидой местной власти проводились собрания. Руководители предприятий обозвали людей выходить на митинги за «ДНР».

Анастасия Багалика: Что изменилось за два года?

Андрей Грудкин: Произошла декомунизация, у нас нет символов тоталитарного коммунистического режима.

Но лишь в связи с недавними событиями по блокированию военной техники, на нас начали обращать внимание областные власти, руководство полиции области, в городе присутствуют сотрудники военно-гражданского сектора, а до этого мы жили в вакууме.

Ирина Славинская: С чем это связано?

Андрей Грудкин: Сами руководители области говорят, что они Торецк упустили. Все взгляды были обращены на распиаренные города, такие как Славянск, Краматорск, Мариуполь, а Торецк никто не замечал.

Ситуация консервировалась, учитывая информационный вакуум, поскольку у нас на обычную антенну можно поймать только сепаратистские каналы, украинское телевидения есть только через кабельное и спутниковое вещание. Обещания областной власти о том, что будет вышка на горе Карачун так и не исполнились.

Мы деоккупированы, но в информационном плане остались под блокадой.