Заработают ли в Украине «Комиссии по примирению» — правозащитники презентовали новый законопроект

Гость программы — исполнительный директор украинского Хельсинского союза по правам человека Александр Павличенко.

Ведучі

Олена Бадюк

Гостi

Олександр Павліченко

Заработают ли в Украине «Комиссии по примирению» — правозащитники презентовали новый законопроект
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/04/hr_kyivdonbass-2018-04-30_pavluchenko.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2018/04/hr_kyivdonbass-2018-04-30_pavluchenko.mp3
Заработают ли в Украине «Комиссии по примирению» — правозащитники презентовали новый законопроект
0:00
/
0:00

Александр Павличенко Громадське радіо

Алёна Бадюк: Насколько стоит уже сейчас задумываться о постконфликтном будущем в Украине?

Александр Павличенко: Цель законодательной инициативы — прежде всего разработать законодательные рамки, чтобы уменьшить тот вред, который на сегодняшний день уже нанесен и продолжает наноситься гражданскому населению, которое вовлечено в вооруженный конфликт на востоке Украины и в Крыму. В рамках подготовки законопроекта были разработаны направления, которые касаются основных блоков, которым следует уделить внимание. Их нужно начать реализовывать уже сейчас, потому что вопрос о возмещении ущерба, о выплате пенсий, пособий жителям оккупированых территорий на сегодня точно так же не снят с повестки дня. Первое — привлечение к ответственности тех, кто был задействован в реализации вооруженного конфликта, но должно быть четкое определение категории лиц, которые подпадают под подобное уголовное преследование. Второй блок — выплата или компенсации, которые должны быть возмещены жертвам конфликта. Третий —  связан с правом узнать правду, практика, которая реализовалась на мировом уровне для того, чтобы преодолеть разногласия между конфликтующими сторонами. Четвертый — гарантии недопущения повторения такой ситуации.

 

 

Алёна Бадюк: У меня вопрос конкретно по третьему, «Комиссии по примерению». Вы аппелируете к междунарожному опыту. Как на практике других стран можно судить об эффективности таких комиссий. Какие у них основные задачи?

Александр Павличенко: Самый простой пример, это то, что каждый конфликт каждой из сторон освещается по-своему. Я могу привести яркий пример из опыта наших соседних стран: Армения, Азербайджан. Боевые действия, которые происходят в Нагорном Карабахе. Каждая из сторон заявляет, что она не стреляет, и только открывает огонь в ответ на обстрел противника. Никто не будет брать на себя вину в том, что пострадало мирное население и были разрушения. Как найти один общий язык. Комиссия правды может быть установлена только после прекращения вооруженного конфликта и только когда установлен мир, возможно начинать работать подобным комиссиям.

Алёна Бадюк: Мы упомянули о привлечении к ответственности за военные преступления, а рассматривали ли вы с коллегами такой пункт, как «содействие оккупационным властям»?

Александр Павличенко: У нас не было цели расписывать детально каждый из компонентов этих блоков, скажу о том, что есть ряд законопроектов, которые регулируют то, о чем вы говорите. Они содержат эти категории. Мы не ставили целью закрыть одним документом все поле деятельности. Это рамковая информация, которая предполагает, что законопроект будет подтягивать комплекс законодательства, которое поможет преодолеть последствия вооруженного конфликта. Сейчас не понимают, какая ответственность будет возложена на каждого конкретного жителя, который остался на неподконтрольной территории, будут ли наказаны организаторы «референдумов», будет ли ответственен директор школы, который остался на неподконтрольной территории, или уборщица. И какая у них ответственность. В 2014 году реально стояла вопрос, когда нужно было обеспечивать питание, и думать как будут выживать учреждения пенитенциарной системы. Как оценивать роль тех же людей, которые работают в пенитенциарной системе и не уехали на подконтрольные Украине территории.

 

 Практика вооруженных конфликтов была следующей. Как правило, победитель выписывал свою версию победы, и все должны были соглашаться с ней

 

Алёна Бадюк: Готово ли, на ваш вкгляд, на сегодняшний день, наше общество к жизни в постконфликтный период?

Александр Павличенко: Практика вооруженных конфликтов была следующей. Как правило победитель выписывал свою версию победы, и все должны были соглашаться с ней. Отсюда мы имеем свою версию Второй мировой войны, с ее фейковыми историями и героями. Когда вместо того, чтобы говорить, что были поражения и огромные потери, это демонстрировалось как жертвенное приношение, но победоносное. Мы не будем выписывать историю с позиции победителя и унижения побежденных. Мы будем описывать действительные причины, почему был возможен этот конфликт и я могу сказать, что война и вооруженное противостояние не нужно гражданскому населению, ни с той, ни с той стороны.

Слухайте повну версію розмови у доданому звуковому файлі.