Як притягнути до відповідальності іноземців, які воюють на Донбасі?

Ким, з точки зору міжнародного гуманітарного та національного права є іноземці, які воюють на Донбасі?

Ведучi

Євгенія Гончарук,

Андрій Куликов

Гостi

Олександр Сєдов

Як притягнути до відповідальності іноземців, які воюють на Донбасі?
https://static.hromadske.radio/2017/07/hr_rankova-hvylya-17-07-31_sedov.mp3
https://static.hromadske.radio/2017/07/hr_rankova-hvylya-17-07-31_sedov.mp3
Як притягнути до відповідальності іноземців, які воюють на Донбасі?
0:00
/
0:00

У студії Громадського радіо Олександр Сєдов, правозахисник, аналітик Центру документування Української Гельсінської спілки з прав людини. Говоримо про аналітичний огляд «Плата за війну».

Євгенія Гончарук: Маємо таку справу у Великій Британії, щодо одного з британців, який був засуджений до п’яти років позбавлення волі у зв’язку з участю в бойових діях на Донбасі. Чи відомо вам про інші кейси?

Олександр Сєдов: Есть информация, что власти Сербии привлекали граждан, которые воевали на Востоке Украины, им присудили условный срок, поскольку не сочли достаточно доказательств, и статья позволяет привлекать условно. В анализе законодательства мы рассматривали вопрос возможности привлечения, потому что центр документирования УГСЛ фиксирует факты нарушения прав человека и международного гуманитарного права. Часто появляются лица, которые не граждане Украины. Прежде всего это россияне, это в порядке десяти процентов от тех лиц, которых мы фиксируем, кроме этого есть граждане Сербии, Беларуси, Казахстана, Узбекистана, Британии, Бразилии, в принципе стран огромное количество. Эти люди принимают участие в военном конфликте, совершают военные преступление на территории Украины,  потом покидают зону боевых действий, и на родине чувствуют себя в относительной безопасности. Мы попытались проанализировать, насколько это чувство безопасности для них обосновано. Мы проведи анализ практики украинских правоохранительных органов, они говорят, что наши правоохранители преследуют этих граждан по статьям участие в незаконных вооруженных формированиях, участие в террористических группах, посягательство на территориальную целостность Украины, ведение агрессивной войны, но это удобно на территории Украины. Объявлять в международный розыск – это сомнительная практика, по скольку с точки зрения международного гуманитарного права, так и с точки зрения правоохранительных органов тех стран, где эти люди находятся – эти статьи не являются обоснованными. В принципе, иностранные правоохранительные органы могут сказать украинским: вы не обосновали причини для преследования этих лиц. Поэтому есть множество статей уголовного кодекса, которые нарушаю помимо этого: это пытки, убийства, захват заложников, незаконное лишение свободы и масса других статей, по которым можно преследовать лиц. Есть дело Вадима Погодина, которого обвинили в убийстве, и которого все-таки российские силовики задержали хотя бы месяц. Я получил информацию, что буквально вчера-позавчера его выпустили. Но сам факт, что наши правоохранители возбудили дело по статье убийство, обратились в Интерпол, Интерпол принял это дело и российские силовики его все-таки задержали, говорит о том, что наши действовали правильно. Другое – это реакция россиян. Но это репутационная потеря для России.Есть еще один человек, это Алексей Мельчаков, есть масса видео, где он участвует в пытках украинских военнослужащих. В том числе есть несколько статей, которые расследуют, что он причастен к убийствам. Но наша военная прокуратура завела дело по статье «Посягательство не территориальную целостность, участие в незаконных вооруженных формированиях, участие в террористической деятельности» – этого недостаточно для международного розыска. Это выглядит больше как пиар со стороны военной прокуратуры.

Андрій Куликов: Наскільки достовірні дані, які публікують українські ЗМІ, російські, і ті ЗМІ, які існують в так званих «ЛНР», «ДНР» про участь іноземців у війні з обох боків?

Олександр Сєдов: Россияне, по нашим данным – это в порядке 10 процентов от общего количества военнослужащих, это в порядке 3000 человек. Есть заявление гражданина Беларуси, который там воюет, он заявил, что только в его батальоне в порядке 800 граждан Беларуси. Я думаю, он немного преувеличил, но все равно, это говорит о чем то. У нас есть информация о 44 гражданах Беларуси и 38 гражданах Узбекистана. Поэтому, несколько сотен – это очень реальная цифра.

Андрій Куликов: А на боці українських військ?

Олександр Сєдов: Со стороны украинских войск есть батальон белорусов, есть отдельные участники как из России, и з других стран тоже есть. Я не могу сказать, но думаю, что счет тоже идет на сотни.

Андрій Куликов: Наскільки підходить стаття про найманство? Ми чуємо  як з одного так і з іншого боку: це добровольці.

Олександр Сєдов: Наемничество, с точки зрения международного права, предусматривает выгоду гораздо более серьезную, чем все остальные получают. Но в той информации, которая в нас есть – выплата зарплат за участие в незаконных збройных формированиях, видно, что они получают на уровне всех остальных. С точки зрения украинского закона – да, их можно преследовать по этой статье, по скольку они получают хоть какую-то выгоду, но с точки зрения международного гуманитарного права этого явно недостаточно. 

Повну версію розмови слухайте у доданому звуковому файлі.