Громадське радіо
Телефон студии: 0800 750 490
Разделы
  • Прямой эфир
  • Подкасты
  • Последние новости
  • Расширенные новости
Уголь продавали в Германию: воспоминания о шахтерской Кременной

Уголь продавали в Германию: воспоминания о шахтерской Кременной

Город Кременная и соседние населенные пункты часто называют «легкими Луганщины» — там много лесов. И нынешние пожары их не тронули. Еще 20 лет назад это было шахтерский город. Именно о шахтерском прошлом Кременной и о постшахтерском настоящем — в материале Валентины Троян.

Фото: Ярина Семчишин

«Залез в лаву. Вот метр. И ощущение такое: а вдруг оно меня прихлопнет. И меня не будет. А потом думаю — все же работают, а я что, не могу? И преодолел себя. Несколько раз смотрел смерти в глаза. Это честно говорю. Шахтеры — это вообще-то очень смелые люди. Почему? Сильные духом. Не каждый человек может туда опуститься и работать. Не каждый», — так вспоминает начало своей карьеры кременчанин Владимир Нескородьев.

В шахте он работал маркшейдером. Помнит, как в городе было еще четыре шахты — Восточная, Западная, №18 и № 1. Затем шахты объединяли или закрывали. В конце концов, осталась одна шахта — «Кременная». Но в 2001-м и она прекратила существование.

Вообще-то разведка Кременского угольного месторождения началась в период с 1903 по 1905 годы. А уголь, добытый здесь, отправляли в Германию, говорит Владимир:

«Почему в Германию? Германия получила этот уголь, там были полезные ископаемые, которые были нужны для военной промышленности. Поэтому Германия покупала. Так, война шла, а мы уголь еще в Германию отправляли, а потом опомнились — что мы делаем!».

Владимир Нескородьев/Фото: Ярина Семчишин

Владимир замечает — у угля на шахте №1 была низкая зольность, это, по его словам, — хороший показатель:

«Как бумагу сожжете — пепел остается. Вот после этого угля оставался такой пепел».

Фото: Ярина Сечишин

На шахте Кременная, которая осталась после всех реорганизаций, работало 2,5 тысячи человек. Иногда доходило до трех тысяч. Она входит в «Лисичанскуголь». В 90-е на шахте не хватало оборудования и, вспоминает Владимир, предприятие начало подтапливать.

«Не три градуса сделал, а 15. Вся вода ушла в завод и лава поехала. Но, видимо, этого не надо было делать. Я ее раскроил и она должна еще работать сто лет», — рассказывает Владимир Нескородьев.

Фото: Ярина Семчишин

Мужчина добавляет — несмотря на то, что запасы угля есть, вряд ли его добычу удастся запустить. От шахт остались только терриконы, очень немногочисленные здания и воспоминания горожан. Почти все наземные помещения снесли. Теоретически их можно было законсервировать и оставить, пока не появится новый хозяин. Но в проектах закрытия шахт предусматриваются средства на ликвидацию поверхностного комплекса. По словам Владимира Нескородьева, запасы угля в Кременной — до 40 миллионов тонн:

«На нашей шахте здания возвели в 1953 году. Их не могли разрушить. Били-били… Кран поднимает металлические слои, бьет, а стена стоит. А дома, построенные в 70-м году, ударили и рассыпалось как домино».

После закрытия шахтерам предлагали новые рабочие места. Например, водителями автобусов в местном автопарке. Но это 10 рабочих мест. Еще двум сотням предложили устроиться на молокозавод. А остальным — пришлось решать проблему с трудоустройством самостоятельно.

Фото: Ярина Семчишин

Создать рабочие места пытается переселенец из Стаханова Владимир Жулинский. Он привозит людей на террикон шахты «Кременная», площадь которого около двух гектаров и в породном отвале которого до 10% угля. По технологии, уголь отделяют от горной массы и остается чистая глина.

«За проектом, мы тут же должны складывать и глину. Высотой до 10 метров с направлением склона 5-7 градусов в южную сторону. У нас получится площадка высотой 10-15 метров и с направлением 5-6 градусов в южную сторону. На склонах высаживаются кустарники, а на поверхности бывшего породного отвала, а теперь на фундаменте для размещения солнечных электростанций получаем такой объект в хорошей экологической зоне», — говорит Владимир Жулинский.

Владимир Жулинский/Фото: Ярина Семчишин

Он замечает: на это вдохновил опыт Польши и Германии. Воплотить же замыслы мешают несколько факторов. Самый главный — недостаток техники. Та, что нужна, осталась в оккупированном Стаханове. Он планировал, что на предприятии будет работать до 80 человек:

«На сегодня,«Лисичанскуголь», «Добропольеуголь» — много вопросов. Шахты стоят, рабочие бастуют. У нас здесь те же специальности — те же машинисты. Те же специалисты, работающие в шахте, те же электрослесаря, то же горное оборудование, такое же горное предприятие, только на поверхности. И люди с шахт, которые закрылись, которые не успели выйти на пенсию, могут работать на таких предприятиях 6-8 лет».

Фото: Ярина Семчишин

Различные организации помогают переселенцам в регионе микрогрантами, но Владимиру нужен кредит. И не микро. Получить его он не может. Это второе препятствие.

«С кредитованием в этом регионе трудно. Одно из условий — доходность нового предприятия. Прибыльными мы были до войны. А сегодня доходность предприятия, если оно строится (а вы видите, что сюда вложены средства сегодня). Мы сначала взяли деньги (те, что смогли), уложились, а на прибыльность еще нужно выйти», — добавляет Жулинский.

Фото: Ярина Семчишин

Похожий проект перед войной Владимир Жулинский воплотил в Стаханове. Говорит, не откажется и от своей цели в Кременной, даже, если понадобится время.

Валентина Троян, Кременная, Громадське радио

Громадське радио выпустило приложения для iOS и Android. Они пригодятся всем, кто ценит качественный разговорный аудиоконтент и любит слушать именно тогда, когда ему удобно.

Устанавливайте приложения Громадського радио:

если у вас Android

если у вас iOS

Комментарии

Последние новости