30 тысяч человек должны проверить 9 миллионов домохозяйств до того, как они получат субсидии. Реально ли?

Субсидии на оплату коммунальных услуг будут получать не все желающие и далеко не все, кто получал их раньше. В министерстве финансов Украины заявили, что число субсидиантов будет сокращаться

Ведучі

Олена Терещенко

Гостi

Юрій Гаврилечко

30 тысяч человек должны проверить 9 миллионов домохозяйств до того, как они получат субсидии. Реально ли?
https://static.hromadske.radio/2018/06/hr_kyivdonbass-2018-06-20_gavrylechko.mp3
https://static.hromadske.radio/2018/06/hr_kyivdonbass-2018-06-20_gavrylechko.mp3
30 тысяч человек должны проверить 9 миллионов домохозяйств до того, как они получат субсидии. Реально ли?
0:00
/
0:00

Юрий Гаврилечко Громадське радіо

А решать, кому дать субсидию, а кому нет, будут, основываясь на результатах проверок состоятельности граждан. Заместитель министра финансов Сергей Марченко заявил, что сокращение числа субсидиантов (коммунальные услуги) будет проходить в несколько этапов и тотальную проверку субсидиантов будут проводить социальные инспекторы.

Эксперт Центра анализа экономической политики Юрий Гаврилечко сомневается в продуманности действий Кабмина. Почему?

Елена Терещенко: Сама идея логичная. В 2017-м году 8 миллионов украинских семей обратились за субсидиями. И получило эти субсидии 8,8 миллиона семей с учетом ранее поданных документов. Деньги это огромные. И естественное желание Кабмина сократить подобные расходы. Для вас это было новостью?

Юрий Гаврилечко: В Украине не 8,8 миллиона семей, получающих субсидию, а от силы десятка полтора семей, получающих субсидию, а 8,8 – это домохозяйства, оформившие субсидию. Никто из них ни копейки не получил, получили деньги семьи, владеющие предприятиями теплокомунэнерго и другими предприятиями, поставляющие услуги ЖКХ.

То, что у нас 75% населения вынуждено обращаться за субсидиями, это результат регуляторной деятельности Кабинета Министров и других органов исполнительной власти, в ручном режиме и с потолка определяющих стоимость энергоносителей и непосредственно стоимость жилищно-коммунальных услуг. Почему с потолка? Потому что вы нигде и никогда не найдете ни единого расчета, который хоть как-то бы оправдывал существующие тарифы. Их нет.

Вы нигде и никогда не найдете ни единого расчета, который хоть как-то бы оправдывал существующие тарифы

Елена Терещенко: Было очевидно, что такого количества субсидиантов в стране долго быть не может. Кабмин решил сохранить это количество субсидиантов, но что предложили? Предложили не давать субсидии на оплату ЖКХ услуг, если:

  • в собственности семьи есть авто, которому менее 5 лет;
  • площадь квартиры превышает 120 квадратных метров, а дома – 200 квадратных метров.

В также решили проводить проверку состоятельности любого заявителя. И эта проверка будет осуществляться некими социальными экспертами. Здесь, по-моему, самое интересное?

Юрий Гаврилечко: Да не только здесь. Здесь вторая по интересности инновация, против которой голосовал единственный член Кабмина, вице-премьер по социальным вопросам Павел Розенко, что удивительно – профильный вице-премьер голосовал против подобного предложения. А самым интересным моментом этого постановления является то, что при назначении субсидий в качестве дохода домохозяйства будет использоваться не доход домохозяйства, а доход семьи. А домохозяйство и семья –  это разные вещи.  Приведу пример. Родители-пенсионеры, живут у себя в квартире, и у них зарегистрированы взрослые сын или дочка, при этом сын или дочка вместе с ними не живут. Они живут со своей семьей, возможно, даже в другом городе. Так вот, при назначении субсидий к доходам этих двух пенсионеров будут присовокупляться доход всей семьи дочки или сына. То есть не только того, кто зарегистрирован, но еще и его супруга. То же самое в обратную сторону, если пенсионеры зарегистрированы в квартире, но живут отдельно, все равно учитываются их пенсии. По сути одни и те же самые деньги учитываются дважды. Мошенническая схема? Да.

При назначении субсидий в качестве дохода домохозяйства будет использоваться не доход домохозяйства, а доход семьи

Елена Терещенко: То есть сейчас считается не доход домохозяйства, а доход всех, кто относится к семье?

Юрий Гаврилечко: Тех, кто относится к членам семьи, прописанном в этом помещении. У вас может быть прописан внук, который будет женат, и доход его жены тоже будет учитываться.

Елена Терещенко: Хотя она не прописана?

Юрий Гаврилечко: Именно так. Еще одна мошенническая схема, которая заложена в этом постановлении Кабмина. Ежели вы безработный, то почему-то считается, что ваш доход равен трем прожиточным минимумам. То есть 1762 гривны умножаете на три и получаете 5286 гривен. Это ваш доход, которого нет. Это вообще фантастическая вещь, когда вам определяют, сколько вы теоретически должны получать.

У вас может быть прописан внук, который будет женат, и доход его жены тоже будет учитываться

Елена Терещенко: Объяснение такое: у нас слишком много людей работают не «в белую».

Юрий Гаврилечко: Это наглая ложь. Потому что нет ни одного судебного иска против тех, кто вроде бы получал субсидию, предоставляя недостоверные данные о своих доходах. А они должны быть, это нормальная практика любого государства. Если вы собрались предоставлять кому-то государственную социальную помощь, государство имеет право проверить, а достоверны ли данные или нет, и наказать, если данные не достоверные. Только это делается не авансом, а по факту: если у вас нашли какие-то незадекларированные доходы, то тогда конкретно вы и отвечаете по своим обязательствам. А не считается, что у вас они есть априори, а мы будем это либо подтверждать или опровергать. Такой системы нет нигде в мире.

Елена Терещенко: То есть Кабмин предлагает сейчас проверять людей не по факту получения субсидий, а проверять заявителей на помощь?

Юрий Гаврилечко: Да, и это нормальная практика. Только отмечу, что таких получателей государственных социальных субсидий 2% от всех домохозяйств, во Франции – 0,5%. У нас порядка 75%. Для того, чтобы проверить почти 9 миллионов получателей субсидии, нужно время и ресурсы. В структуре Министерства социальной политики работает около 50 тысяч человек. Представим, что социальных работников из них 30 тысяч. Итак, 30 тысяч человек должны проверить 9 миллионов домохозяйств до того, как они получат субсидии. Вот они сейчас начнут обращаться еще раз, потому что сроки подходят. То есть эти социальные работники, кроме проверок, ничего делать не смогут, и все социальные услуги, которые они предоставляют, они просто перестанут предоставлять. Пенсионеры, инвалиды, малообеспеченные, многодетные резко останутся без государственной помощи, ибо эти социальные работники будут бегать и проверять. А что же они будут проверять? У них что, есть квалификация финансовых аудиторов? У них есть доступ к персональной информации? Представим, что она появится, но их же нужно будет научить, как это делается.

Ежели вы безработный, то почему-то считается, что ваш доход равен трем прожиточным минимумам. То есть 1762 гривны умножаете на три и получаете 5286 гривен. Это ваш доход, которого нет

Елена Терещенко: Они говорят, что будет идти одна линия проверки по фискальным службам, то есть налоговые будут каким-то образом отчитываться перед Министерством финансов и Министерством социальной политики. А физическая сторона проверок – это социальные инспекторы, которые ногами должны прийти, им должны открыть и их впустить. А что дальше они будут делать, непонятно. Посмотреть глазами, насколько человек живет богато?

Юрий Гаврилечко: Есть два возможных варианта поведения. Первое – на основании чего они будут в квартиру заходить? Представим себе, что граждане не побоялись впустить этих сотрудников, ведь есть проблема, как их отличить от жуликов и воров? Вы, наверное, слышали неоднократно, как пенсионеров обманывают под видом социальных работников, сотрудников горгаза, горводоканала и так далее.

Допустим, они зашли. Что они начинают смотреть и как оценивать? Каковы критерии? Вот сейчас передо мной микрофон, и я на глаз абсолютно не могу определить, сколько он стоит. Что касается пятилетних машин, то мы столкнемся с ситуацией, когда будут благополучно переделываться документы. Вы разве точно можете сказать, где в вашей машине номер кузова и какой он на вид? Да, все возможно, но это очень долго и сложно.

30 тысяч человек должны проверить 9 миллионов домохозяйств до того, как они получат субсидии

Представим себе, что что-то у кого-то там нашли. На сегодня долги у населения по ЖКХ уже порядка 40 миллиардов гривен. Долги государства по субсидиям прядка 30 миллиардов. Долги органов местного самоуправления перед предприятиями, поставляющими услуги ЖКХ, тоже около 30 миллиардов гривен. Считаем: 40+30+30=100. У нас в системе дырка в размере 100 миллиардов. Это 80% от годовой стоимости всех услуг. Если в системе эта дыра не будет ничем заполнена, то через некоторые время мы столкнемся с новыми Алчевскими. Только не потому что где-то будет новая авария, а потому что кто-то не сможет купить газа, у кого-то будет проблема с оплатой электроэнергии, а представьте себе нынешний город без электроэнергии.

Как решать эту проблему, не то, что никто не знает, а ее вообще не собираются решать. Почему-то в правительстве думают, что у людей есть деньги. Но их нет. Простая математика говорит о том, что в Украине среднее домохозяйство – это 2,6 человека, из которых только один работающий. Следовательно, доход домохозяйства можно приравнять к средней зарплате. Так вот при отчислении со средней зарплаты 40% на ЖКХ и 50% на еду, никаких других денег у этого самого домохозяйства ни на что вообще не остается. И взять их неоткуда. А все рассказы о теневой экономике – сказки. Давайте посмотрим на структуру теневой экономики, и вы с удивлением обнаружите, что население в этой структуре занимает свои законные 10%. У нас 40% теневой экономики, а доля населения – 4%.