Громадське радіо
Телефон студии: 0800 30 40 33
Разделы
  • Прямой эфир
  • Подкасты
  • Последние новости
  • Расширенные новости

«Пора жестить»: как роспропаганда оправдывает войну в Украине

«Пора жестить»: как роспропаганда оправдывает войну в Украине
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/12/hr-dyktor_zlo-12.mp3
https://media.blubrry.com/hromadska_hvylya/static.hromadske.radio/2022/12/hr-dyktor_zlo-12.mp3
«Пора жестить»: как роспропаганда оправдывает войну в Украине
0:00
/
0:00

Февраль 2007-го года. Владимир Путин произносит речь, которую многие наблюдатели посчитают вызовом существующему миропорядку. Мюнхенская речь окажется выступлением, которое готовило мир к противостоянию. Тогда еще не было понятно, к какому именно.

«Почему же сейчас при каждом удобном случае нужно бомбить и стрелять? Неужели в условиях отсутствия угрозы взаимного уничтожения нам не хватает политической культуры, уважения к ценностям демократии и к праву?

Думаю, очевидно: процесс натовского расширения не имеет никакого отношения к модернизации самого альянса или к обеспечению безопасности в Европе. Наоборот, это серьезно провоцирующий фактор, снижающий уровень взаимного доверия», — вещал тогда Путин.

С чего все начиналось

Риторику, знакомую нам по войне 2022-го, мы узнаем уже в той речи, произнесенной за полтора года до вторжения в Грузию. Через 14 лет, летом 2021-го, появилось другое программное выступление. Статья Путина об Украине, а точнее — украинской истории.

Перед танками идут статьи об истории, говорит исполнительный директор Stopfake Руслан Дейниченко. Его организация развенчивает неправду, в основном российского происхождения.

«Мы не знаем, верит ли он в это ,или это придуманное им видение… Хотя многие, кто общается  с Путиным, или с теми, кто знает Путина (имею в виду росполитики и журналисты), говорят, что он действительно в это верит. Что «никакой Украины не существует, что мы разделенный народ, что никакого украинсакого языка нет». Это укладывается в парадигму того, что происходит. Путин всех предупредил в Мюнхене в своей знаменитой речи, о том, как он видит мир. Он предупредил в этой статье, что он думает об Украине», — уверен Руслан Дейниченко.

Даже у социального психолога Ирины Эйгельсон статья вызвала удивление. Хотя она изучала пропаганду и российские нарративы.

«Еще когда я читала  статью в июле 2021-го, это было ощущение не экспертное, а человеческое: „Ну как? Как это в голове у людей рождается?“. Это несмотря на всю мою историю с роспропагандой, мониторингом, отслеживанием и исследованием. Верилось в это с трудом — как в марте 2014-го в то, что оккупация возможна в 2021-м веке», — подчеркивает экспертка.

Ирина Эйгельсон. Фото с ее страницы в Facebook

«Естественно, роспропаганда это все только подсвечивала. И восприняла его слова как аксиому. Если Путин сказал, никто не может с ним спорить в эфире росканалов: официальные или неофициальные лица, эксперты. Свора этих экспертов начала оправдывать эти слова Путина, его тезисы о несуществовании Украины и т. д. И трактовать, что это значит для ситуации в мире», — добавляет Руслан Дейниченко.

Вот несколько из отрывков:

«Вот эти вот 2 млн человек должны были либо уехать с территории Украины, либо быть денацифицированы».

«Либо мы проигрываем на Украине, либо начинается Третья мировая. Лично я считаю более реалистичным путь третьей мировой…

…Самое невероятное, что все это закончится ядерным ударом мне представляется все же более вероятным, чем вот такое развитие событий. К ужасу моему. С одной стороны. С другой стороны к пониманию: ну что, значит так. — Ну, мы-то в рай. А они просто сдохнут».

«Мы придем и всех вас убьем».

Сам по себе напрашивается вопрос: это народ под влиянием таких «экспертов» стал поддерживать войну или всё наоборот — эксперты говорят то, что народ хочет услышать? Это, пожалуй, один из главных вопросов вокруг пропаганды.

«В то, что НАТО напало бы через 36 часов, многие верят. Многие верят, что НАТО еще в 1957-м году хотело напасть и сейчас хочет. Стройная логика, да? В целом то, что кремлевский режим сделал с россиянами за 20 лет (не только Украина), это отхаркивать придётся не одно десятилетие», — уверена Ирина Эйгельсон.

Денис Казанский, фото с его страницы на Facebook

Блогер Денис Казанский (родом из Донецка) считает, что пропаганда наоборот обслуживает взгляды воинственно настроенного населения РФ.

«Те люди говорят то, что от них хотят слышать. То есть щекочут у этих российских шовинистов чувство собственного величия, чувство величия России. Потому что когда какой-нибудь плохо образованный житель российской глубинки, накатив 200 грамм водки, включает вечером телевизор, там появляется Соловьев. И рассказывает, что он живет в самой великой стране, что его все боятся, что Россия всем показывает кузькину мать, диктует свою волю.

И поскольку гордиться этому человеку, который проживает в каком-нибудь бараке без газа, как бы нечем — вокруг разруха, убожество, то он гордится какими-то ракетами, бомбардировщиками. Гордится тем, что его армия убила в Украине еще 10-15 человек, разбомбила какой-то город. На этом держатся все тоталитарные режимы в мире, и поэтому тут ничего нового нет, тут просто технология», — уверен Денис Казанский.

Публицист Виталий Портников считает, что дело не только в президенте России или его соратниках.

«Я не думаю, что до того, как Владимир Путин окончательно обнародовал свои цели, в России все считали, что Украина — независимое и суверенное государство.А после этого вдруг решили, что это часть исторической России. Вы же сами это прекрасно знаете. Вы что никогда не встречали жителей РФ, которые в ам говорили, что русские и украинцы — это одно и то же?», — говорит Виталий Портников.

Начало полномасштабной войны в 2022

А вот известное всем оправдание вторжения России в Украину от Миноброны РФ:

«Россия не начинала военных действий. Россия их завершает. Военные действия со стороны режима в Киеве и планомерное уничтожение жителей Донбасса шло 8 лет». 

«С марта 2021-го года мы предупреждали всех, что российская пропаганда готовит своё население к войне. Мы видели скачок агрессии в рос ток-шоу и новостях, когда призывы бомбить Киев звучали не только от Жириновского, но и от российских чиновников», — говорит исполнительный директор Stopfake Руслан Дейниченко.

«Щас шарахнуть с 31 декабря в ночь на 1-е», — как говорил Владимир Жириновский.

«На российских ток-шоу обговаривали детали военных операций: куда мы дойдём, какие объекты будем бомбить. А раньше до 21-го года этого не было», — добавляет Руслан Дейниченко.

Фактчекер говорит, что невозможно начать войну, не подготовив общественное мнение. Поэтому россиян целый год готовили, что война будет:

«Мы в этой студии не первый год говорим, что никаких украинцев нетКакие украинцы?! Это выдумка!».

«Я проснулся от того, что в место, где я живу, прилетели ракеты. Я увидел зарево, увидел звуки взрывов. И коллеги начали друг другу звонить и говорить: да, началось. То, о чем мы предупреждали началось», — вспоминает первый день российского вторжения — 24 февраля — Руслан Дейниченко.

Кремль понимал, что в этот раз, в отличие от 2014-го года, не выйдет играть с иностранной аудиторией в игру под названием «не все так однозначно», говорит Руководитель издания Bellingcat Христо Грозев.

«Все ресурсы были направлены на внутреннюю. А внешняя пропаганда не дает достаточно возможности России, потому что очень сложно назвать это другими словами, чем агрессивная война. Есть достаточно много источников, которые в каждой стране Европы и мира представляют эту картину неопровержимыми доказательствами, поэтому Россия потеряла надежду на это», — рассказывает эксперт.


Слушайте также: «Дело Бейлиса»: черносотенцы, ненависть и хайп 100 лет назад


Денацификация

В первые дни вторжения одним из главных стало слово «денацификация».

«Это мало понятно для широких народных масс и, самое главное — это не то, за что российский обыватель готов идти погибать. Это не какая-то великая цель, которая может мотивировать, вызвать подъем боевого духа», — уверен блогер Денис Казанский.

Такая цель, говорит Казанский, подходила для формата «спецоперации» как в Грузии, когда она длилась неделю. Они рассчитывали на то же самое.

«Когда человека мобилизуют и без подготовки со ржавым автоматом отправляют под „Хаймарсы“, и он сидит в каком-то грязном окопе, его расстреливают с дронов… Сложно его убедить, что это все происходит ради какой-то денацификации. Что он должен пойти умереть или стать калекой, чтобы провести какую-то денацификацию в Украине. Это — безумие, не вызывает энтузиазма у людей», — объясняет он.

Этот термин не очень понятен простому обывателю, несмотря на то, что формировать имидж, что в Украине засилье нацистов, кремлевская пропаганда начала задолго до начала войны, говорит Руслан Дейниченко.

«И я бы сказал задолго до 14-го. Мы помним, как Ющенко рисовали на бигбордах росполиттехнологи в кителе СС со свастикой….

Годы ушли на то, чтобы сформировать имидж, что Украина — нацистское государство. Но не получилось. Свое население, возможно, в это верит (и то лишь те, кто никогда не был в Украине и не знают, что здесь происходит). Но в Украине, в европейских странах мало кто верит, что Украина — нацистское государство. Или что даже нацизм здесь какой-либо пользуется популярностью», — добавляет он.

Публицист Виталий Портников, фото из Facebook

В ходе вторжения после неудач российской армии слово «денацификация» ушло с первых страниц медиа и требований Кремля. Впрочем, в любой момент может вернуться, считает публицист Виталий Портников.

«Мы прекрасно понимаем, что имеется в виду под денацификацией. Уничтожение людей, которые не считают „русский народ“, живущий на территории Украины, русским народом. А считают „русских, которые здесь живут, украинцами“. Они и есть нацисты и фашисты, потому что это фашистская терминология…

В советской идеологической терминологии фашисты — это те, кто не согласны с советскими (а теперь и с российскими) людьми. Они — фашисты, их можно уничтожить», — объясняет Портников.

Буча

В начале апреля 2022-го года мир увидел фото из города Буча, который под Киевом. Тела мужчин с завязанными за спиной руками, братские могилы, кто-то был убит выстрелом во время поездки на велосипеде. По данным МВД Украины, за время оккупации в Буче российские военные убили 461-го человека. Российской пропаганде нужно было выполнять новое задание.

«В 1922-м году пропаганда о Буче была направлена на внутреннюю аудиторию. А на внутреннюю аудиторию можно влиять более эмоциональными аргументами», — говорит основатель расследовательского издания Bellingcat Христо Грозев. С 14-го года он и его команда разбирают фейки роспропаганды.

Вот как российские СМИ врали о Буче.

«Даже не экспертам очевидно — страшные кадры из-под Киева — явная инсценировка».

На самом деле якобы движения тел во время съемки — это оптическое искажение. Ему способствовали капли воды на стекле и особенности зеркал заднего вида в авто. Но эта версия — про инсценировку в Буче — станет официальной у российских чиновников. Роспропаганда не изменит этот посыл, даже когда Maxar Technologies опубликуют снимки Бучи со спутника. С российскими танками, которые проезжали мимо тел накануне выхода с Киевской области.

«То есть на международную аудиторию нужно давать альтернативные версии или создавать утомление от многообразия версий. На внутреннюю аудиторию можно влиять и на эмоции, то есть утверждать, что „Это мы не можем сделать, русские никогда не могут такого сделать“. И, конечно, есть когнитивный диссонанс в любом обществе. Никто не хочет поверить, что их правительство (или их люди того же этноса) способны на такое преступление, поэтому для российской аудитории надо было сделать эмоциональную дезинформацию: „Это не мы, мы не можем такого сделать. Смотрите, какую злостную пропаганду сделали украинцы, чтобы нас подставить в таком свете“», — рассуждает Христо Грозев.

И это реально дает результаты, уверен эксперт.

«Именно из-за этого когнитивного диссонанса даже образованные люди в России не хотят в это поверить, поэтому они поддаются пропаганде довольно легко. А для мирового сообщества не получается эта пропаганда. Поэтому мой анализ даже в странах, где много русофильского населения, показал: тех, которые верят в русскую версию про Бучу, даже меньше процентов, чем русофилов. А это означает провал роспропаганды на примере Бучи. Так что я могу объяснить это тем, что в 22-м году для них намного важнее сохранять внутренний консенсус и влиять на внутреннее население, чем пытаться убеждать мировое сообщество, поэтому намного меньше усилий в этом», — добавляет он.

То, каким образом росмедиа освещают трагические события, в которых виновно их государство, уходит корнями в СССР, считает журналист Виталий Портников.

«Я не могу сказать, что я эти истории воспринимал спокойно, потому что это были трагедии людей, но у меня не вызвало никакого удивления то, что происходит, и не вызвало никакого удивления то, как освещают это российские медиа, потому что так было всегда, всю историю России. Я уже не говорю, что так было всю историю Советского Союза…

…Сейчас хотя бы идет интерпретация фактов, но многие факты не замалчиваются. Мы вышли из ситуации замалчивания фактов, хотя многие россияне знают, что малайзийский самолет упал, советские люди вообще об этом бы никогда не узнали.

Россиянам говорят, что украинцы подорвали роддом в Мариуполе. Советские люди вообще никогда бы не узнали, что с роддомом что-то произошло. Им показали бы свежевыкрашенные стены и счастливых рожениц. Так что в этом смысле уже мы продвинулись в сторону реальности. Не сильно, но продвинулись», — подытоживает Портников.

В ходе войны

По словам блогера Дениса Казанского, особенность российской пропаганды 2022-го года в том, что она слишком не соответствует реальности. В любой пропаганде должна быть большая часть правды и только маленькая доля лжи или каких-то манипуляций.

А когда пропаганда лжива тотально, строит какую-то параллельную реальность из вранья, она не может работать. Потому что она не соответствует абсолютно тому, что происходит.

«И когда Путин рассказывает, что он защищает Донбасс…

А в это время на Донбассе просто ловят мужчин на улицах и происходит геноцид мужского населения. Их ловят и без медкомиссии, подготовки, вооружения просто бросают на убой, или когда он говорит мы освобождаем, спасаем от притеснений и его армия стирает с лица Земли Мариуполь, то здесь явно не соответствие», — уверен Денис Казанский.

«Как бы ты не любил Россию, сколько бы ты не был патриотом, когда ты сидишь в Мариуполе, а на тебя падает полутонная авиабомба и твой дом вместе со всеми жильцами складывается и сгорает за какие-то считанные минуты, то тут уже никакая пропаганда не может работать.

Поэтому на Донбассе, в разгар демобилизации, я читал комментарии. Там есть группы специальные, где люди делились информацией, как проходит мобилизация, где ходят зондеркоманды, которые отлавливают людей на улицах.

Там были сотни комментариев и ни одного позитивного про Россию. Все проклинали всех: Пушилина, Пасечника, Путина. Мол, что вы творите, что происходит вообще, „это безумие, вы хуже фашистов, хуже бандеровцев“. Было понятно, что пропаганда уже не работает, настроения очень сильно поменялись по сравнению с теми, какие они были», — вспоминает Денис Казанский.

Христо Грозев смотрит на роспропаганду 2022-го года иначе. Россияне меньше выдумывают и создают фейковый контент, поскольку контента такое огромное количество, что можно выбрать отдельные случаи и раструбить о них, чтобы создать якобы общую картину.

«Им удается на внутреннее население представлять абсолютно неправильную картину того, что происходит на войне, выбирая реальные факты, но такие факты, которые не представляют общую картину, а представляют исключения от общей картины», — говорит Христо Грозев.

Когда слушаю эти слова Христо Грозева, вспоминаю, что говорил журналист Андрей Куликов в эпизоде, посвященном советско-российской пропаганде.

«Это точковые лжи, неправды и очень много людей знают, что это не так…

Например, „украинцы — нацисты“. Ты начинаешь: „Да какие ж мы нацисты?“. В ответ: „А почему на груди такого-то вашего бойца — татуированная свастика, либо еще что-то“. То есть, ты не можешь опровергнуть это, что касается нас всех, 40 млн. Всегда что-то найдется. Поэтому, беря отдельные случаи и распространяя их на всех, они очень эффективно работают», — отвечал тогда Андрей Куликов.


Читайте также: От Лукашенко до Азаренка: как работает пропаганда в Беларуси


Кейс с пытками украинского солдата

После начала войны, в 2022-м году российская власть «открыла шлюзы» и позволила публиковать пропагандистский контент очень многим. Руководитель издания Bellingcat Христо Грозев говорит, что в 14-15-м году такого не было, а было больше контроля со стороны государства за тем, кто и что может публиковать. В этом же году, особенно после провала первой части войны для России, власти позволили больше. Логика: повышать мотивацию среди войск. Одно из самых страшных видео появилось 28 июля.

«Это видео появилось в нескольких российских каналах, военных каналах. Оно показывает с гордостью, как росвойска убивают, а до этого кастрируют украинского солдата. В описании к видео его обвиняют в недоказанных преступлениях и потом его казнят…», — вспоминает Христо Грозев.

Христо Грозев. Скриншот из Youtube-канала Продолжение следует

Расследователям удалось найти палача. В этом у Bellingcat оказался неожиданный помощник.

«Не надо было доказывать источник, потому что источник сам себя показал. Это было 4 российских Telegram-канала, которые были напрямую связаны с росармией. Уверяли, что это реальное видео. И дальше мы начали работать, чтобы подтвердить, где это случилось, когда и кто исполнитель. Хотя несколько человек принимают участие», — делится Христо Грозев.

Команде помогло то, что российская пропаганда публиковала много роликов на официальных каналах:

«RT, например, „Вести“, „Россия 24“, которые показывали работу армии РФ на украинской территории. И мы в таких пропагандистских роликах смогли найти окончательное доказательство, что та машина, которая была на видео, реально принадлежала одному из кадыровских формирований. Что человек с этой ковбойской саблей, которую видно на видео казни, реально присутствует во многих пропагандистских видео.

Мы смогли доказать военное преступление РФ исключительно на основе роспропагандистских роликов.

Их было 10. Я думаю, что это прецедент в истории, когда пропаганда сама себе создает контрпропаганду. Они успели это сделать», — подытоживает Христо Грозев.

Телевидение России

Настроения российской аудитории — в руках ведущих популярных политических шоу на федеральных каналах.

«Мне лично самым чудовищным кажется „60 минут“ со Скабеевой и Поповым. Я на физическом уровне не могу слушать этот бред. Это настолько неправда, настолько там много ненависти к украинцам и к украинкам», — говорит сооснователь Stopfake Руслан Дейниченко.

«Право русских — называть украинцев хохлами. Бей хохлов — спасай Россию».

Опытный фактчекер и преподаватель в университете Дейниченко говорит, что телепропаганда рассчитана на самую разную, в том числе искушенную аудиторию.

«Каждый канал, через который Россия распространяет пропаганду, имеет собственную аудиторию. Канал „Россия“…
…Для них главными есть эмоции, развлечения, побольше ненависти. Вот Жириновский был постоянным драйвером. Другие телеканалы, возможно, апеллируют к другой аудитории, у них немного другие подходы. На Первом канале есть ночное шоу. Там эксперты говорят в более спокойной атмосфере. Они общаются с той аудиторией, которая не воспринимает скабеевскую пропаганду, пытается прислушаться к каким-то более высоким материям, рациональным аргументам», — уверен Руслан Дейниченко.

Блогер Денис Казанский наблюдает за тем, как внутри так называемой патриотической российской среды происходит борьба.

«Условный Гиркин, его подписчики, его фанаты Соловьева постоянно проклинали. Сколько я читал Гиркина, его (в принципе, справедливо) обвиняли в том, что он не искренне, что он как бы на заказ играет то ультрапатриота, то когда-то играл либерала. И кричал, что „Крым не нужен“, „Донбассу никто ничего не обещал“. То есть это человек без позиции, который просто за деньги играет какую-то роль. И поэтому к этим ведущим тоже отношение очень неоднозначное, даже в российской среде…

…Я думаю, что нет какого-то особенного авторитета условной Скабеевой. Если завтра ее заменят на какую-нибудь другую ведущую, и та ведущая будет себя так же вести, то через неделю про Скабееву забудут. Она не пользуется какой-то популярностью как источник какого-то контента, как мыслитель, как самостоятельная некая фигура. Она просто уйдет, ее поменяют на другую говорящую голову. Главное, что эта голова будет озвучивать, вот и всё», — добавляет Денис Казанский.

Голова ведущего RT Антона Красовского озвучила, пожалуй, одни из самых жутких слов этих месяцев:

«А откуда были эти дети? Обычные русскоязычные дети. А топить этих детей надо было. Там, где „плыне кача“».

«Я таких историй видел десятки в России. Человек зарабатывает хорошие деньги, и понимает, что заработок этих хороших денег связан с тем, что он говорит то, что нравится начальству. Иногда, чтобы понравится начальству, ты переходишь все возможные границы, и уже само начальство удивилось тому, куда ты попал», — говорит Виталий Портников.

Даже для RТ призыв Антона Красовского топить украинских детей оказался чересчур. Его отстранили от ведения.

Еще лет 10 назад Крассовский ассоциировался с либеральными ценностями, к тому же, он — один из немногих открытых гомосексуалов в РФ.

«Я видел огромное количество либеральных журналистов 90-х годов, которые точно также потом служили одним олигархам, потом — другим, и вообще уже забыли, какими они были в 90-е годы. Я, честно говоря, думаю, что они в 90-е годы не очень верили во все эти либеральные ценности. Они просто видели, что за них платят лучшие деньги. Чем деньги, которые им платили, когда они были партийными пропагандистами или обычными инженерами.

Но они поработали с этим материалом, теперь работают с другим. Если завтра в России произойдут какие-то изменения демократического характера (хотя это маловероятно) — ну будут работать со следующим материалом также беспристрастно. Для них это просто, скажем так, создание контента, который хорошо оплачивается, и больше ничего», — уверен Виталий Портников.


Читайте также: «Вышли из сталинской шинели»: как советская пропаганда переродилась в современной России? 


Ответственность

В сентябре 2022 года в эфире телеканала «Россия 1» пропагандисты Маргарита Симоньян и Владимир Соловьев призывают стрелять по гражданской инфраструктуре. Хотя на самом деле, Россия это делала с первых недель вторжения.

«А на Украине, оставшейся, неосвобожденной, нет гражданской инфраструктуры? Там нет ЛЭП? Узлы — много разной всякой инфраструктуры, которая может вывести из строя функционирование этого враждебного нам государства оставшегося. Очень быстро легко и надолго. Ему будет уже не до этого».

«Американская стратегия ведения войны предполагает уничтожение инфраструктуры. В том числе и гражданской. Это часть НАТОвской стратегии. Почему мы не хотим этого делать? По-моему, пора уже жестить».

Ответственность за слова должна быть соизмеримой с ответственностью за военные решения — считает Виталий Портников.

«Я согласен с тем, что российские пропагандисты ответственны за то, что происходит не меньше, чем представители военно-политического руководства страны. Просто потому что люди, которые пропагандируют человеконенавистнические идеи, должны за это отвечать, даже если их мысли воспринимают благосклонно большинство их соотечественников, вот в чем дело.

Кто вам сказал, что мысли гитлеровских пропагандистов не воспринимали большинство читателей и слушателей? Тоже воспринимались благосклонно. Но я не уверен, что мы при этом должны освобождать их от ответственности. То же самое и здесь…», — рассуждает Виталий Портников.

В течение всего 2022 года риторика пропагандистов притерпевала изменения. От такой:

«2 дня — а потом падение города».

До той, которая более близка к реальности:

«Только ленивый не сказал последнее время, что Зеленскому можно — давай, наноси удары по российской федерации. Не по военной части приграничной, а по глубокому тылу».

«А все-таки ATACMS — это зона поражения практически до Тулы, чуть до Москвы не дотягивая. А я помню, что у нас только в Туле стратегических предприятий, которые продают оружие — приличное количество. И самолеты, и ракеты дальнего действия — обязательно будут у украинцев. Из этого надо исходить».

Удивительно, но на 9-й месяц полномасштабного вторжения России в Украину пропагандистка Ольга Скабеева начала даже распространять нарратив, мол, все в одной лодке — и пропагандисты — и обычные граждане.

«Мы не допускаем, мы даже вслух не произносим. Но вдруг, предположим, что-то произойдет, и наша страна не сможет одержать победу. Но тогда надо исходить из того, что претензии будут предъявлены к каждому без исключения.

Пособник путинского режима, или просто мимо проходил — не важно. Виноваты будем все. Поэтому и исходим из того, что на кону стоит и существование страны, и существование каждого гражданина Российской Федерации, и наша жизнь будущая, в том числе».

То есть, по версии самой пропагандистки — сначала человек просто слушает Скабееву. А потом, через время — уже с ней должен быть на скамье подсудимых.

Одно из главных преступлений российской пропаганды — это подрыв доверия к близким людям. «Телевизор или Telegram говорят правду, а родные нет», делится историей Руслан Дейниченко.

«У меня есть друг, он живет в Москве. А его родители живут в Украине. С началом полномасштабного вторжения мы с ним общаемся. Он постоянно мне пишет. И как-то он мне присылает: «Смотри, в марте украинские военные планировали напасть на Донбасс. Нашли план, опубликовали текст — нечем крыть!».

А это был фейк, я только-только с ним работал, его опроверг. Говорю: «А ты читал этот документ? Там ни одного упоминания населенного пункта на Донбассе нет. Это приказ о проведении учений на Западной Украине, в Старычах, на полигоне. Какое отношение полигон во Львовской области имеет к наступлению на Донбасс?». Он говорит: «Я не читал документ, я по-украински не читаю», — рассказывает Руслан Дейниченко.

Руслан Дейниченко, фото со страницы на Facebook

Друг косвенно признал, что был не прав.

«Он живет в Москве, звонит родителям. Иногда мне кажется, что он и родителям не до конца доверяет. Он говорит: ТВ не смотрю, серьезные Telegram-каналы читаю. Но даже собственные родители иногда проигрывают конкуренцию анонимным Telegram-каналам», — добавляет эксперт.

Это был 12-й, финальный эпизод подкаста «Диктор зло». За 2022 год в этом подкасте мы с вами успели поговорить и о геноциде в Руанде, и о Рейхе, и о Балканских войнах. Мы разобрались в том, как совесткие власти замалчивали сотрудничество с Гитлером в начале второй мировой, как скрывали опасность аварии на Чернобыле и правду о Голодоморе.

Мы осознали силу пропаганды, то, как она может убивать — то ли годами, как реклама сигарет и табака, то ли стремительно — как убивает война, к которой подстрекают ведущие российского телевидения.


Отправляйте этот и другие наши эпизоды друзьям, родным, знакомым, которые потребляют российскую пропаганду. Только так ее можно остановить — в наших семьях и среди наших знакомых: 

Apple PodcastsSoundcloud, Google Podcasts, Spotify.


Над проектом также работали:

Cаунд-продюсер Алексей Нежиков

Сценаристы Евгений Савватеев, Евгения Гончарук, Мила Мороз

Монтажер Youtube-версий Ярослав Федоренко

Иллюстратор Александр Грехов

Аниматор Владислав Бурбела

Редакторка Мила Мороз

Продюсерка Катерина Мацюпа

Креативный продюсер Кирилл Лукеренко

При поддержке:
Этот подкаст создан при содействии Фонда поддержки креативного контента